«Я делал совершенно другое». Автор орла для ВДВ не увидел чудовища в исполнении, но и смотреть не поедет

Идею памятника десантникам в поселке Лежнево набросал художник из Петербурга Григорий Вульфович. В соцсетях творение называют «патриотическим китчем» и сравнивают с «Аленкой» из Нововоронежа.

31
Фото: Минобороны России
ПоделитьсяПоделиться

Монумент в виде расколотой скалы с бронзовым орлом, под крыльями которого уместились сразу два десантника, открыли в поселке Лежнево под Иваново. Заказчиком работ стал председатель местного Союза десантников Евгений Приймак. Полтора миллиона на изготовление скульптуры члены организации, по его словам, собрали самостоятельно. Пользователи соцсетей отреагировали на гигантского бронзового орла скептически.

«Прям парад какой-то уродских памятников у нас в стране. Не хочу обижать задумок патриотов, идеи хороши и светлы. Но исполнение прям днище какое-то».

художник Яр Пикулев

В соцсетях также отметили, что готовая скульптура сильно отличается от проекта петербургского художника Григория Вульфовича. Вульфович не только окончил факультет графики Института живописи, скульптуры и архитектуры им. И. Е. Репина, но и служил в 103-й Витебской гвардейской воздушно-десантной дивизии. Григорий Вульфович рассказал в интервью «Фонтанке», что было изображено на его первоначальном эскизе на самом деле и можно ли сравнивать орла десантников с «Аленкой».

ПоделитьсяПоделиться

— Вы служили в десантной дивизии, а потом стали художником. В боевых действиях приходилось принимать участие?

— В боевых действиях не довелось участвовать, бог миловал. Служил в Витебской воздушно-десантной дивизии, в спортроте — был кандидатом в мастера спорта по боксу. Нормальная, хорошая служба была. Демобилизовался в 1978 году. Закончил факультет графики Института имени Репина в 1993 году. Я обычный художник, акварелист. Есть персональные выставки. Но в Питере художников море. Занимаюсь преподаванием в Ленинградском областном колледже культуры и искусств. Он расположен в Петербурге, хотя и относится к Ленобласти. От заказов, если они достойные — картину написать, например, — не отказываюсь. В 90-е годы были заказы на иллюстрации для суперобложек для всяких «Конанов-варваров», чудовищные, мне это быстро надоело, и я с книжной графикой завязал.

— Вы видели памятник в поселке Лежнево?

— Готовую работу я не видел. Только мельком на фото и коротком видео, а по ним трудно судить, как она выглядит на самом деле. После Нового года мне позвонил мой сослуживец и хороший приятель Евгений Приймак, попросил сделать эскизы. Но изначально предполагалось, что это будет барельеф, а не объемная скульптура. Эскизы я выслал. Потом люди решили, что надо делать огромный монумент, округлую такую скульптуру. Ну, сделали в память о воинах-десантниках, ну и хорошо.

— Но памятник отличается от вашего эскиза?

— Да, конечно, в значительной степени. Фигур людей было изначально три: одна коленопреклоненная и двое, героически идущие в бой. Эскиз я нарисовал карандашом на бумаге. Орел — это символ ВДВ, а десантники же тоже орлы. Мне хотелось, чтобы орел выглядел в виде символического такого облака. А там получилась реалистичная птица с огромными крыльями.

— Поедете в Ивановскую область, чтобы посмотреть на памятник живьем?

— Нет, мне довольно сложно вырваться.

— А до этого вам доводилось заниматься памятниками?

— Нет. Но я не считаю, что я бы не смог это сделать. Я мог бы и вылепить это в принципе. У меня достаточно подготовки.

— Московский скульптор Макар Хлебас видоизменил орла, потому что крылья могли не выдержать собственного веса. Можно ли было сделать орла именно таким, как вы нарисовали?

— Скульптору виднее было. Я же делал рельеф, плоское изображение.

— Что вы думаете об обрушившейся на памятник критике?

— Я этим вопросом даже особо не интересовался. Мне скинули фото с открытия, я поздравил в ответ. Критика всегда бывает, обязательно найдутся недовольные.

— А если кто-то из профессионального сообщества вам скажет: как же так, Григорий Львович, вы же профессиональный художник, а ваше имя с такой штукой теперь связано.

— Ну, во-первых, мое имя вряд ли будет с этой штукой связано. Я делал совершенно другое. Каждый человек может иметь свое мнение. Я не могу сказать, что скульптура выполнена абсолютно непрофессионально. Ну, орел, ну, приспущенные крылья у него, под сенью этих крыльев два человека стоят. У нас прекрасно себя чувствуют разные чудовищные «Аленки». И люди их даже воспевают, им нравится это все.

— Вот, кстати, с «Аленкой» памятник в Лежнево сравнивают.

— Но это некорректное сравнение. Я просто говорю, что это не то, что я хотел сделать.

— А где лежит эстетическая грань между скульптурами профессиональными и чудовищными?

— Профессионализм — это умение обобщать образ, избавляться от лишних деталей. Но это разговор довольно сложный и долгий. Тут об искусстве надо говорить. А искусство и культура сейчас у нас в загоне. У нас сегодня процветают люди, которые раньше профнепригодными были. Может быть, я выгляжу ретроградом и мракобесом, но я этого не стесняюсь.

— В соцсетях с ностальгией отзываются о советских временах, когда все памятники должны были проходить через художественные советы. Есть в этом рациональное зерно или творчество не должно подвергаться цензуре?

— Цензура в определенной степени должна быть, и худсоветы тоже. Но это все в прошлом, и я не знаю, можно ли это вернуть. Разговор идет о творчестве или об искусстве? Творчество и самовыражение далеко не всегда являются искусством. Я бы не стал этот памятник в Лежневе слишком уж хаять. На фото он выглядит вполне достойно.

— Этот памятник уже назвали «патриотическим китчем». Может быть, зарождается отдельное направление в монументальном искусстве?

— Патриотический — слово неплохое. Но я бы не сказал, что это китч. Может быть, не все удачно получилось, но такое было во все времена. Люди, которые что-то хотят обхаять, повод всегда найдут. С прекрасным памятником Юрию Долгорукому в Москве была смешная история. Скульптор Сергей Орлов был художником-керамистом, но Сталин его очень любил и настоял, чтобы этот заказ именно он выполнял. Он справился с этим вполне достойно. Но за сутки до открытия кто-то заметил, что русский князь не мог ездить на кобыле. И буквально за сутки животному прибабахали все причиндалы.

— Но при этом многих памятник в Лежневе устроил. Десантники, кажется, довольны. Может быть, это особый стиль народного памятника — главное не соответствие академическим нормам, а чтобы людям нравилось?

— Ну он же не безобразный. Хотя я не представляю его масштабы и мне трудно судить. Сделали и сделали. Вид он, я думаю, не портит. Мне присылали фотографии того, что было на этом месте раньше: гаражи, свалка, какая-то дрянь. Стало-то лучше. Наверное, надо исходить из этого. А что до художественных качеств — не знаю.

Беседовала Венера Галеева, «Фонтанка.ру»

Фото: Минобороны России
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (31)

Прикольно

Тож сова вродебы, а не орёл.

«Рисунок, сделанный хвостом непокорного мула, по сравнению с транспарантом Остапа показался бы музейной ценностью. Вместо сеятеля, разбрасывающего облигации, шкодливая рука Остапа изобразила некий обрубок с сахарной головой и тонкими плетьми вместо рук».

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1