«Счастье — это ненормально и подозрительно». Солистка «Колибри» — о новом альбоме группы

Участница знаменитой в 1990-е годы группы «Колибри» Инна Волкова в день выхода уникальной пластинки — первой с 2009 года и «окончательно последней» — рассказала «Фонтанке» о том, как и почему альбом появился

5
Фото:  Евгений Мохорев
ПоделитьсяПоделиться

13 мая вышел альбом группы «Колибри» «Счастья нет». За считаные минуты до этого эпохального для петербургской сцены события музыкальный обозреватель «Фонтанки» — продюсер Денис Рубин — созвонился с солисткой коллектива Инной Волковой. Именно она была «главным двигателем», который привел в действие все процессы, чтобы пластинка была записана.

Инна, через 10 минут выйдет ваш альбом. Что чувствуешь?

— Я — ничего. Я же с тобой над интервью работаю (смеется.). А вообще мне интересно, что об альбоме скажут другие. Но я понимаю, что это будет не сразу. Ведь альбом — большой и непростой. Его сразу не усвоить. Он входит постепенно и «забирает».

— Альбом называется «Счастья нет». Счастья действительно нет?

— Счастье — это ненормально и подозрительно. Счастья нет — ффуххх, понятно, всё как у людей.

— Расскажи историю создания альбома. Откуда взялись эти песни? Это старый материал или новый?

— Все аранжировки сделаны в 2020 году. Пять вокальных треков на альбоме — старые. Их следует отнести к своду песен для запланированного в начале двухтысячных альбома с Олегом Эмировым, которого не случилось. Еще пять песен — ремейки альбома «Железные звезды», которым мы не остались довольны. По большей части, они и есть те самые песни, вокальные дорожки к которым сохранились у Эмирова. Сколько-то песен новых совсем. Сколько-то лежали и ждали своего часа. На запись альбома меня спровоцировал мой друг по переписке (смеется.) Никита Манаков — он моя правая рука по страничкам «Колибри» в Сети, он просто уговорил меня взвалить на себя альбом.

— В прежних альбомах «Колибри» всегда было интересно наблюдать, как вы на троих (а раньше на четверых) делили песни. Обычно они отличались и распределялись поровну. Какова диспозиция на этом альбоме?

— Не-не, поровну никогда не было. Это только так кажется. Сначала моих песен и песен Иры Шароватовой было совсем мало. Я не прочила себя ни певицей, ни автором-песенником. Наташка (Пивоварова, создательница группы, трагически погибшая в 2007 году. — Прим. ред.) просто своим примером всегда показывала, что не боги горшки обжигают, а всё-таки просто смелые и часто довольно сумасшедшие люди. В новом же альбоме действительно всё четко поровну, чтобы никому не обидно было.

— Перед вами стояла задача «подружить» старый материал с совершенно новым. Насколько сложно технически и вообще — петь новое так, чтобы оно совпало по настроению со старым?

— Аранжировки-то все новые! Аранжировку к песне «Миленький» Олег делал сразу под готовый, хранимый им вокальный трек, сказал, его всё устраивает, перезаписывать не нужно. Единственная песня в альбоме, которая сохранила в свей основе аранжировочное решение для концертного исполнения, — это «Физика». В ней отчетливо узнается аранжировка Андрея Градовича, примерно 2003 года, просто Витя Санков (бас-гитарист групп «Полюса», «Сети». — Прим. ред.) ее всю доиграл и переиграл современными звуками, а я наконец спела. Она не была записана ранее. Песня Лены Юдановой «Мальчики невезучие», вокальный трек в демовиде, — вообще записана в 1998 году, Витя просто его использовал. Песня «Мальчики невезучие» никогда не исполнялась и не была записанной.

— В какой момент появился художник Андрей Шелютто, автор обложек альбома и синглов? Кто вообще его придумал?

— Мы с Андреем были очень давно знакомы и тысячу лет как не виделись. Потом вдруг стали фейсбучными друзьями, он видел мои текстики, я его рисунки. По-моему, мы радовались, видя, как мы существуем вот таким образом. И я ринулась к нему с просьбой оформить нашу пластинку. Он попросил рассказать о еще не существующем альбоме. Я устроила презентацию «всей собой» — читала вслух тексты, пела кусочки, рассказывала какие-то мысли, прыгала по его кабинету — вела себя не очень вменяемо, наверное. Но убедительно. И Андрей предложил мне рисунки на выбор. И подарил их как оформление альбома. Вот он какой богатырь!

— На мой взгляд, альбом получился концептуальным. Как бы существующим в единой драматургии. Это изначальный замысел или случилось по ходу дела?

— По ходу. Витя Санков неоднократно говорил, что надо очень хорошо продумать совместимость аранжировочных решений и заботился об этом как-то. Я не вмешивалась. Это не моя сфера ответственности.

Альбом скорее грустный или радостный?

— Не знаю… Я, скорее, воспринимаю по шкале «нравится — не нравится». Мне нравится.

— Альбом выходит 13 мая на всех стриминговых платформах. Каково вам в новой цифровой реальности? Со всеми этими агрегаторами и витринами?

— Весь процесс издания релиза стал гораздо бюрократичнее, но, наверное, честнее.

— Вы долгое время молчали. Огромный период. Чем ты занималась это время?

— Я жёстко ушла в риелторы, потому что я ем и пью ежедневно, а это не бесплатно. И не работать мне стыдно и непривычно. Полноценным людям работать просто приятно, в конце концов! За 9 лет получила непростой и интересный опыт, о чем совершенно не жалею.

— Скучаешь по сцене?

— Нет, не скучаю. Потому что все последние годы нашей деятельности пребывание на сцене в нашем обществе удовольствия мне не приносило. У меня до сих пор стойкая психологическая травма.

Я не видела смысла в продолжении деятельности «Колибри» все последние 10 лет. И работа над альбомом лишь укрепила эту мою убежденность.

— Ого, а как же вы тогда работали над альбом? Это же коллективное творчество.

— Мы с одногруппницами не встречались на записи ни разу, это очень удобно. Я работала непосредственно с музыкантами, с Алякринским — это правильно и это большое удовольствие.

Не надо забывать, что каждая из нас — автор своей песни и ее же исполнитель. Мы в принципе совершенно автономны друг от друга.

— Вы даже презентацию устроили в формате перформанса с участием актеров и художников. То есть вас вообще невозможно теперь представить на сцене?

— Как «Колибри»? Нет. Я так думаю.

— А что тогда дальше? И будет ли что-то дальше?

— Если мы найдем какие-то другие формы жизни «Колибри», то да. Как группа конкретных участниц «Колибри» на сцене — нет.

— А как ты относишься к современной музыке? Нравится? Или вообще не цепляет?

— Мне очень нравится то, что сейчас происходит в музыке. Слушаю и радуюсь. АИГЕЛ, «Бабба», Shortparis, «Курара», «Обе две», OQJAV…

Ваши песни до сих пор слушает куча людей. Почти классика. Более того, многие молодые музыканты считают вас своими кумирами и ориентирами. А те, кто не слышал раньше и вдруг открыл для себя, им просто срывает крыши от ваших песен. В чём, по-твоему, секрет такой витальности?

— Я не знаю... мне кажется, что мы никогда не модничали и не соответствовали моменту. Это было нашим минусом в каждом текущем моменте, и нашим плюсом — в бесконечно наступающем будущем. У нас не получается устареть.

— Что лично тебе дал альбом «Счастья нет»?

— Мне нравится, что запись альбома повлекла за собой кучу потрясающего общения с новыми людьми. А старые знакомства открылись по-новому.

Беседовал Денис Рубин, специально для «Фонтанки.ру»

Фото:  Евгений Мохорев

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (5)

Ну вот и пусть сама себя слушает с таким подходом. А я пойду переслушаю альбом "Счастье" Михаила Башакова (1991 г.).

мне ее платье помладости лет нравилось
:))))))))))
на ютубе "Колибри - Американская жена («Программа "А"», 1991)"

Посмотрел на фото в главной сегодняшней новости и не стал вообще ничего сегодня читать. Бог даст - и завтра не буду... Надоело.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...
-1