07.04.2020 19:53
10

«Мы прошли точку невозврата». Отец ЕГЭ предлагает не проводить в этом году единый госэкзамен

Петербургская система образования оказалась не готова к вызовам сегодняшнего дня. Примеры успеха в отдельных школах — это, скорее, истории о героях, которые не особо-то в эту систему встроены, а значит, могут существовать независимо от нее. Но теперь именно они станут лидерами нового витка развития школы.

Фото: Олег Харсеев/«Коммерсантъ»

В целом же городские школы не получили какого-то единого центра подготовки к дистанционному обучению, и фора в три недели была растрачена впустую. В лучшем случае учителя сейчас лишь дают задания: прочитать от сих до сих, выполнить упражнение № 2 на странице 55. Результат сфотографировать и прислать по почте учителю. Те, кто пытался довериться рекомендациям из комитета по образованию и учить детей через государственные и частные онлайн-платформы (даже платные), столкнулись с их неработоспособностью в условиях массового обучения.

Экс-глава Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки Виктор Болотов объяснил «Фонтанке», что никакого отношения к давно работающей и хорошо зарекомендовавшей себя системе дистанционного образования такие вещи не имеют. Он хорошо знает, о чем говорит. Именно он занимался в начале нулевых реформированием школьной системы и именно при нем, например, ЕГЭ стал массовым и обязательным. Сейчас он профессор и научный руководитель Института образования Высшей школы экономики.

Виктор Болотов
Виктор БолотовФото: Глеб Щелкунов/«Коммерсантъ»

— Как бы вы оценили первые дни работы российской школы в условиях дистанционного образования?

— Во-первых, когда мы говорим про дистанционное обучение, мы пока сегодня не разделяем онлайн и офлайн-сюжеты. А это необходимо делать. Ребенок, который должен сидеть и смотреть с экрана компьютера уроки, а точнее, лекции, потому что там никакого интерактива в большинстве случаев не получается, — это не соответствует ни СанПиНам, ни здравому смыслу. Глаза портятся и так далее.

Чистый онлайн, бесконтактный в дистанционном обучении — это извращение. Не хватает офлайна. Когда — да, я работаю за компьютером, но в свободное время, в том темпе, который мне удобен, могу оторваться он него, протереть глаза, сделать зарядку.

Второе. Настоящее дистанционное обучение — это не чтение на камеру материала, который я преподаю в обычном режиме. Это напоминает мне ситуацию, которая была лет 25 назад. Когда кто-то объявлял, что перешел на цифровые учебники. А на самом деле просто брал обычный бумажный учебник, цифровал его, и вот тебе цифровой учебник. Эти две вещи и рядом не стоят.

В этом плане учителя оказались не готовы к этой ситуации. Хотя сервисы и платформы в принципе существуют. Начиная от проекта «Яндекса» и до платформ, которые запустили некоторые издательства, — не буду их называть. Чтобы не выглядело рекламой. Но у нас есть платформы для школ. Но учителей не готовили к этому, естественно.

— Какую оценку поставите властям — федеральным и региональным — за их работу по подготовке к дистанционному обучению?

— Сначала была путаница: не то каникулы, не то дистанционное обучение. Кто во что горазд. Тут Министерство просвещения виновато, конечно, в первую очередь. Они дали такой невнятный сигнал.

Надо было объявить неделю каникул для детей и эту же неделю — централизованной подготовкой учителей и администраторов школ к работе в дистанционном режиме. А не путаться в показаниях, то ли каникулы, то ли учеба. Для детей — каникулы. А для вас, товарищи педагоги, неделя повышения квалификации. У нас хватает в стране специалистов, которые могли бы рассказать и посоветовать. Причем на уровне отдельных школ, отдельных людей примеры успеха есть. И надо было этот опыт и компетенции централизованно распространять на всю систему.

К тому же не было и до сих пор нет операциональных предложений: делай раз, делай два, делай три — рекомендаций для школ, которые находятся, кстати, все в очень разных условиях. Петербург, я надеюсь, более-менее гомогенен по наличию компьютеров и интернета. А вся остальная Россия далеко не однородна. Разные сюжеты есть и с интернетом, и с «железом». И с программным обеспечением, кстати, тоже. Для хорошего дистанционного обучения нужен хороший софт, а не просто Skype и камера. Много о чем там можно говорить. И Zoom можно использовать, и вебинар-платформы, и так далее.

Но на операциональном уровне никаких рекомендаций не было сделано. В России каждый субъект Федерации остался сам с собой. И не у всех хватило интеллектуального потенциала дать внятные инструкции школам. Хотя про ваш город мне странно это слышать. При наличии ИТМО, потенциал которого в области дистанционных технологий обучения хорошо известен в мире, не воспользоваться его ресурсом — это странно. Ректор Васильев всегда готов идти навстречу потребностям образования.

— Можно ли было в принципе наладить внятную систему дистанционного образования в масштабах нашей огромной страны?

— В мире мы не единственная страна, в которой есть удаленные места жительства детей. Пример — Австралия. Там много фермерских поселений, расположенных далеко от населенных пунктов. И они достаточно давно ввели систему, про которую я говорил, — онлайн, офлайн. Поскольку деньги они считать умеют, то что-то они дают онлайн, а что-то дают дисками, и ребенок с ними удаленно у себя на ферме работает, а не в режиме интернета.

Но, кроме того, у них обязательно и face-to-face-обучение. Потому что практикумы нельзя проходить только на компьютере. Тут надо реально поработать в кабинете, понюхать, как пахнут кислоты, взорвать чего-нибудь на уроках химии. Чтобы тебя током дернуло на уроке физики. В-общем, практикумы они проводят face-to-face. И экзамены — тоже только face-to-face. Но у них давно такая комбинированная система существует. И пожалуй, это хороший пример страны, которая эту ситуацию отладила.

Такие же отлаженные сюжеты есть в Великобритании на островах, где живут рыбаки, и их детей как-то надо учить. У нас, кстати, в России первыми, еще лет 20 назад, стали пытаться внедрить такую систему в Карелии. Петрозаводский университет стал делать такие сервисы для детей в малокомплектных сельских школах, где просто не хватало учителей-предметников. В итоге сумели сделать достойную для своего времени систему дистанционного обучения в этих школах.

С тех пор мы много про это говорили, но, когда колокол ударил, мы оказались не готовы к переходу на такую систему.

— Насколько сегодняшняя административная система устройства школьного образования соответствует современным реалиям и готова отвечать новым вызовам?

— Для штатных моментов система нормальная и более-менее работает. Бюрократии, конечно, нужно поменьше. Меньше надо требовать отчетов и проверок проводить. Но так это нормальная система. Во всем мире есть похожие.

Да, надо было бы дать больше свободы школе. Муниципалитеты должны больше влиять на жизнь школы. Ведь именно от муниципалитета должна зависеть социальная политика родителей и так далее. Но в принципе такие системы, как у нас, могут существовать вполне успешно.

Другое дело, что должны быть надсистемные сервисы. Такие, как «Яндекс.Учебник», который не относится ни к РОНО, ни к комитету по образованию. Но прототипов таких систем, заделов, у нас довольно много, а сказать, что вот он, который на всю Россию может одновременно работать, — такого пока нет.

— Как сегодняшний аврал может повлиять на развитие школьной системы?

— Сейчас вообще непростая ситуация у вас в городе. Но мы прошли точку невозврата. И большая часть населения начнет использовать дистанционные онлайн- и офлайн-ресурсы. Не только образовательные. По моим контактам с общим образованием видно, что и учителя, и дети почувствовали вкус к работе с современными цифровыми ресурсами. Оказалось, это удобнее и проще. Но, конечно же, это касается не всей школы.

Думаю, что треть учителей эту точку невозврата прошли. И теперь для них цифровые технологии и дистанционное обучение будут хорошим подспорьем. Если раньше для подавляющего большинства школ это было экзотикой, то теперь хотя бы для той же трети это станет нормой работы. Не скажу, что это заменит обучение лицом к лицу. Но этот ресурс продвинутые школы и продвинутые учителя будут использовать.

— Вы известны как создатель и главный идеолог ЕГЭ в России. Видите ли вы в сегодняшней ситуации угрозу для его проведения в этом году?

— Я не хочу быть плохим предсказателем. Но я бы сейчас не дергался с ЕГЭ вообще. А объявил бы прием в вузы по итогам выпускных экзаменов в школах. А отсев проводил бы по итогам первой сессии.

Да, я главный апологет ЕГЭ. Но ЕГЭ же делается для детей, а не дети для ЕГЭ. В этой ситуации, когда мы их толком не учим, когда еще непонятно, когда пройдет пандемия, кто может спрогнозировать, как они будут сдавать ЕГЭ? По всей стране дети оказались в очень разной ситуации. В Петербурге — одна ситуация, и еще не самая плохая. А на Сахалине совсем по-другому сейчас. И трудно гарантировать, что у всех будут одинаковые результаты. Разговоры о том, что мы и ЕГЭ сейчас проведем дистанционно, — неправильные. Ну не успеем мы сейчас к этому нормально подготовиться. Феерически не успеем.

Да, возможно у противников ЕГЭ будет соблазн потом и в следующий году добиться его отмены. Но давайте посчитаем в январе, сколько детей вылетит из вузов по причине неготовности, потеряв полгода жизни.

Денис Лебедев, «Фонтанка.ру»

Фото: Олег Харсеев/«Коммерсантъ»
Виктор Болотов
Виктор БолотовФото: Глеб Щелкунов/«Коммерсантъ»
© Фонтанка.Ру

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (10)

Pilat
Когда я учился еще в СССР, у нас в нашем передовом вузе, было много разных профессоров. Но все они преподавали примерно одинаково. Аудитория, лекция, ты пытаешься что то там законспектировать. Но был один профессор, который пошел кардинально иным путём. Так вот он, за свои деньги, напечатал конспекты. Правильные конспекты своих лекций. И раздал нам. Все что нам требовалось,это слушать его, следить по конспекту, и задавать вопросы. И вот что интересно, только он был не просто профессором, а реальным ученым практиком, разрабатывающим и испытывающим для армии различные нужные приблуды. И вот его предмет мы знали лучше всего.
Реализовать это в форме он лайн и оф лайн проще простого.
Но нашим учителям оно надо?
Мне вообще кажется. что единственное их желание, это чувствовать власть на детьми. Преподавание там на каком то последнем месте их мотивации.
И сокращение летных каникул из-за коронавируса из этой же оперы - читой воды издевательство над учениками.

ВШЭ становится уже ругательным словом. Скоро на заборах станут писать.

Употреблять выражение "face-to-face", для русскоязычной аудитории? Или оно настолько широкий смысл имеет, что "лицо к лицу" - недостаточно? Тогда раскройте всю "ширину" понятия!

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...