Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

02:29 15.11.2019

Особое мнение / Андрей Заостровцев

все авторы
07.11.2019 16:27

Навстречу Октябрю. Британский путь к социализму и обратно

Накануне очередной годовщины «Великого Октября» стоит обратить внимание на то, что социализм крупно гадил даже в тех странах, где он был относительно умеренным. Во всяком случае, был далек от облика «зверя из преисподней», как в случае России, Китая или нынешней Северной Кореи. Обратимся к плачевному опыту таких стран, как Великобритания и Израиль.

Мало кому сейчас известно, что «Британский путь к социализму» − это название до сих пор действующей программы лейбористской партии. Принята она была после II Мировой войны. Довелось ее почитать. Впечатление, что Геннадий Зюганов выучил английский язык и написал. Впрочем, даже с точки зрения филологии она на английском звучит несколько странно. Прав был Оруэлл, когда писал про новоречь.

Ладно бы программа. Но беда в том, что в послевоенные десятилетия лейбористы слишком часто и слишком долго управляли Британией. И доуправлялись. Превратили «родину капитализма» в «больного человека Европы». Сработала связка трейд-юнионы (профсоюзы) – лейбористская партия.

Еще аж с 1913 г. профсоюзы получили право тратить свои фонды на политические цели. И в итоге они взяли «на содержание» лейбористов. Даже если и звучал изредка в лейбористских правительствах голос разума, то этим звучанием все и заканчивалось. Опасно кусать руку, дающую хлеб.

С 1950 по 1975 г. британские показатели инвестиционной активности и производительности были заметно ниже, чем в других промышленно развитых странах. Поверженная Германия обогнала победительницу Великобританию по ВВП к 1960 г. Попутно лейбористы увеличили размер общественного сектора и общественных расходов до 60% ВВП. В собственности правительства находились крупнейшие фирмы в таких отраслях, как производство стали и автомобилей. «British airways» была государственной компанией. Не говоря уже о шахтах.

Растущие издержки неэффективных государственных компаний толкали вверх цены − в ответ профсоюзы устраивали забастовки с требованиями повышения зарплаты. А как могло связанное с ними правительство отказать этим требованиям? Ведь в экономике доминировали управляемые им предприятия. Вовсю работала известная экономистам спираль «зарплата – инфляция».

Верхняя налоговая ставка на зарабатываемый доход выросла до 83%, а на доход от капитала до 98%. Но и этого не хватало. Такие конфискационные налоги лишь сильнее отпугивали инвесторов. Нехватка средств вынудила даже просить МВФ о крупном займе, чего никогда ранее не делала развитая страна.

Апогей кризиса пришелся на начало 1979 г. Этот период получил название «зима несогласия». Работники общественного сектора бастовали неделями. Улицы были завалены мусором, и по мусорным кучам бегали крысы. Даже покойников нельзя было вовремя похоронить.

И на этом фоне выборы выигрывают консерваторы во главе с Маргарет Тэтчер. Поклонница Фридриха фон Хайека (экономиста, решительно отстаивавшего преимущества свободного рынка) взялась за дело. Первым шагом нужно было лишить профсоюзы политической власти. Были запрещены так называемые «летучие пикеты», которые, по сути, были профсоюзными боевиками: перемещались с одного бастующего предприятия на другое, настаивали на наиболее радикальных требованиях и не давали проходу штрейкбрехерам. Далее, для объявления забастовки принудительно было введено голосование всех работающих, а не только профсоюзной верхушки. Главным же ударом оказался запрет так называемых «закрытых цехов» (closed shops): принудительного членства в профсоюзе наемных работников. До этого не пиво (как в «Золотом теленке»), а работа на многих предприятиях давалась только членам профсоюза. В результате этих мер количество последних снизилось с 12 млн. в конце 70-х до менее чем 6 млн. в конце 80-х гг. Это более чем явно свидетельствовало о том, что профсоюзы нужны не рядовым трудящимся, а паразитирующим на их нуждах активистам.

А что в экономике? Если вы думаете, что приватизацию придумал Чубайс, то очень ошибаетесь. Она находилась в центре экономической политики Тэтчер. Продавались государственные авиаперевозчики, аэропорты, поставщики коммунальных услуг, телефонные, сталелитейные и нефтяные компании. К концу правления «железной леди» государственный сектор сократился на 60%. Один из четырех британцев стал владельцем акций. При этом Тэтчер рассматривала приватизацию не только как экономическую меру, но и как средство борьбы с коррупцией, охватившей госсектор.

Между мартом 1983 г. и мартом 1990 г. было создано 3,3 млн. новых рабочих мест. Около 600 тыс. рабочих мест перешли из общественного сектора в частный. И для этого не надо было тратить общественные средства: частный инвестор поверил в новую политику. Одновременно инфляция снизилась с пикового значения в 27% в 1979 г. до 2,5% в 1986. Верхняя налоговая ставка сократилась вдвое – до 45%.

Последующие британские правительства не покушались на наследие Тэтчер. И казалось, что даже лейбористы, которые находились у власти 10 лет (1997 – 2007), «перековались» из партии  недоделанных социалистов (ревизионистов, если следовать терминам советских марксистов) во вполне центристскую партию с некоторым уклоном в социальную политику. Сегодня они вновь «полевели», их лидера Джереми Корбина сравнивают с Лениным (чем-то отдаленно и внешне похож). Посмотрим, какая судьба ждет их на декабрьских  выборах в британский парламент.

Как Рейган евреев вразумил

Первые переселенцы на землю обетованную хотели построить эгалитаристское общество, основанное на всеобщем труде. Они создавали государственные планы по превращению пустынь в зеленые пастбища, и задача их выполнения возлагалась на крупные государственные компании. Большинство населения страны с тогдашней численностью в 1 млн. человек работали либо в кибуцах, либо в госсекторе.

Кибуцы были небольшими аграрными сообществами, в которых их члены выполняли различные работы в обмен на продовольствие и некоторое количество денег для оплаты товаров и услуг «извне». Питались они вместе и так же воспитывали детей, которые, можно сказать, «обобществлялись» и не находились в семьях. Их, как и заработанные на стороне деньги, сдавали в общий котел.

Главную же роль в социализации Израиля играл Гистадрут (Всеобщая федерации рабочих Земли Израильской). Он был более чем профсоюзом. Партия труда практически являлась его политическим подразделением (аффилиация была куда теснее, чем в Великобритании). И эта партия безраздельно правила Израилем с 1948 по 1973 г. Идеологическая платформа Гистадрута строилась вокруг социалистической догмы об эксплуатации труда капиталом, и единственное спасение от нее виделось в передаче средств производства государству.

Все наемные работники состояли в Гистадруте, и он контролировал все экономические и социальные сферы, включая кибуцы, жилье, транспорт, социальное обеспечение, здравоохранение и образование. И тогда даже никто не ставил вопрос о границах государственного участия.

Что же из этого вышло? На этот счет есть шутка, что у евреев получается все, даже социализм. Темпы роста экономики на первых порах составляли 12% в год (даже Китай в лучшие годы таких величин не достигал), и она была самой быстрорастущей в мире. Однако к середине 60-х гг. израильское экономическое чудо стало менее чудесным. Кризис продолжался с 1965 до 1967 г. Экономический рост почти прекратился, и безработица выросла втрое.

Выручила, как ни странно, 6-дневная война (5.06 – 10.06) 1967 г. Она принесла экономический рост за счет взлетевших военных расходов, а также приток иммигрантов и средств в силу вспышки этнической солидарности. Однако этот рост сопровождался ускорением инфляции, которая составила в 1973 г. 17%. В обществе начались дебаты о либерализации и свободном рынке. Их сторонников активно поддержал знаменитый американский экономист еврейского происхождения Милтон Фридман. Он обратился к израильскому правительству почти что словами пророка Моисея, обращенными к фараону: «Сделайте свой народ свободным» (Set your people free).

Фридмана попросили разработать программу реформ для Израиля. Она традиционно включала в себя сокращение государственных программ и расходов, сокращение государственного вмешательства в фискальную, торговую и трудовую политику, снижение налогов и приватизацию. Однако ее выполнение натолкнулось на противодействие групп интересов, в первую очередь все того же Гистадрута и партии труда.

Промедление смерти подобно, как учил Ленин. В итоге Израиль потряс экономический кризис колоссальной силы. Инфляция в 1984 – 1985 гг. достигла 450% (!). Правительство активно заимствовало у Банка Израиля, что означало безответственное раздувание денежной массы. Госсектор составлял 76%, фискальный дефицит и национальный долг взлетели до небывалых величин. Пошли массовые банкротства, экономика была близка к коллапсу.

И тут явился Рейган. Израиль надо было спасать. США предложили даже не заем, а грант в размере 1,5 млрд. долларов (тогда это была очень большая сумма) в обмен на отказ от социализма и проведение рыночных реформ под руководством американских экспертов. Гистадрут сопротивлялся как мог. Очень не хотелось терять контроль над обществом и экономикой. Но жизнь заставила принять условия США, которые в случае непослушания пообещали лишить всякой помощи. Можно сказать, что Рейган «выкупил» социализм у евреев.

Вскоре инфляция снизилась с 450% до 20%, а бюджетный дефицит с 15% ВВП до нуля. Израиль стал превращаться в открытую экономику. Гистадрут в результате приватизации лишился своей империи и политического влияния. В 1983 г. в нем состояли 1,6 млн человек, что составляло 85% экономически активного населения. Однако уже в 1989 г. – только 280 тыс. человек.

С развертыванием революции в области hi-tech инвестиции в израильскую экономику выросли на 600%. И после сравнительно умеренного роста в 90-х гг. Израиль превратился в одного из лидеров экономического роста в первое десятилетие XXI в. на фоне все сокращающегося госсектора и низкой инфляции.

А что сейчас? Социализм не поддерживает даже «Авода», которая является наследницей партии труда. Дебаты ведутся лишь по вопросам глубины рыночных реформ. И кстати, на последних выборах в Кнессет эта партия получила лишь 6 мандатов.

Мораль сей басни такова. Социализм обещает легкие решения, ведущие к тяжелым последствиям. Однако именно в силу простоты и примитивизма он всегда будет привлекать широкие массы. Сегодня он активно возрождается под новыми лозунгами взамен устаревших марксистских камланий про пролетариат и коммунизм.  Что ж, поживем, посмотрим, что у этой новой волны «радетелей за человечество» получится. Впрочем, отличия от результатов деятельности их предшественников могут быть лишь в деталях. В сущности же все известно. Будет, цензурно говоря, плохо.