18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
06:46 12.12.2018

Спорт

17.07.2018 12:42

В петербургском клубе по регби теперь тренер из Австралии. И ему уже рады не все

Стоило регбийному клубу «Нарвская застава» взять главным тренером австралийца Эндрю Куртейна, и спустя всего несколько недель они впервые выиграли Кубок России.

В петербургском клубе по регби теперь тренер из Австралии. И ему уже рады не все

Эндрю Куртан (слева)//Нарвская Застава — регби-клуб в Петербурге/vk.com

«Фонтанка» встретилась с иностранным специалистом и узнала, что даже в Кении лучше говорят по-английски, чем в Петербурге, а также правда ли, что в Австралии всё хочет тебя убить, и так ли страшно в России, как пишут в газетах.

Регбийная секция «Нарвская застава» существует с 1995 года. Но более или менее серьезные успехи пришли к команде недавно и в основном они связаны с регби-7 – разновидностью регби, где играют командами по 7 человек (в обычном регби по 15). Многократный чемпион Петербурга по регби и регби-7, участник Чемпионата России по регби и всероссийских соревнований. Участник Кубка европейских чемпионов по регби-7 2016 и 2017 годов. В апреле 2018 команду возглавил 31-летний австралиец Эндрю Куртейн и с ним команду сразу добилась исторического успеха – победы в Кубке России.

– Вы очень молоды для тренера.

– Дело в том, что я тренирую с 22 лет. Сейчас мне уже 31, и на самом деле у меня большой тренерский опыт. 

– До 22 чем занимались?

– Играл в регби. Но я объективно оценивал свои силы и понимал, что дорасти до топ-уровня не смогу. Но в качестве тренера я видел для себя большую перспективу. У меня есть прекрасный наставник Майк Бишоп, который стал для меня примером для подражания. Занимаясь под его руководством, в какой-то момент я понял, что хочу быть именно тренером.

– Тренерами все-таки обычно становятся бывшие игроки, за плечами которых большой игровой опыт. Вам отсутствие этого опыта не мешало?

– Я очень много взял у своего наставника. Кроме того, я много учился, посещал тренинги других тренеров из самых разных видов спорта – хоккея, футбола. Параллельно я продолжал играть в регби сам на любительском уровне и общался со своими сверстниками, которые, в отличие от меня, сумели стать профессиональными игроками. Еще отучился один год в университете по специальности "тренер". Там я узнал очень много о психологии, как сплотить команду, как развивать лучшие качества у игроков. Ну и дополнительно я посещал большое количество маленьких курсов по тренерской деятельности. Все полученные знания я применял в своей спортивной школе Iconz, проводя там по 40 часов в неделю.

– Регби, насколько я знаю, один из самых популярных видов спорта в Австралии?

– Это самый популярный вид спорта в Австралии. Даже популярнее футбола. У нас в каждой школе есть секция по регби и сотни профессиональных клубов.

– Как развивалась ваша тренерская карьера?

– Я тренировал команды из нашего клуба Iconz, а также другие команды, самая известная из которых – Sunnybank – это полупрофессиональная команда. В 2015 году я отправился тренировать в Кению.

– Как вы там оказались?

– Как-то мы с нашим клубом Iconz отправился играть в Кению, на большой международный турнир. Там мне и моему наставнику Бишопу поступило предложение возглавить один из местных клубов — Kabras (один из ведущих регбийных клубов Кении. — Прим. ред.).

– Какие впечатления остались от Кении?

– О, это очень красивая страна. Местные жители очень открытые, добрые, очень отзывчивые, и они настоящие фанаты регби. Первым делом, когда мы начали тренировать, мы ввели специальную систему питания, которая вместе с физическими нагрузками позволила нашим игрокам стать очень большими мальчиками.

– Что запомнилось?

– Наверное, самое сильное впечатление – победа в чемпионате Кении. Также, хоть я и из Австралии, меня очень впечатлило близкое соприкосновение с живой природой. Я очень много путешествовал по стране там, где туристы редко появляются. В поездке на автобусе за населенными пунктами можно легко встретить диких львов. Когда я их впервые вот так просто увидел, я был поражен.

– Существует такой мем про Австралию, что там всё хочет тебя убить. В Кении было ощущение опасности после этого?

– Меня, как человека, который вырос в Австралии, с младенчества учили, как обращаться с окружающей средой: если ты видишь опасность, нужно идти в другую сторону. Опасность начинает наступать только тогда, когда ты вступаешь в контакт с тем или иным существом или даже нападаешь на него. То же самое и в Африке – если тебе вдруг встречается лев, не стоит пытаться погладить его или приблизиться, чтобы сфотографировать. Лучше спокойно и медленно изменить свое положение таким образом, чтобы оказаться в безопасности. 

– Что самое необычное попробовали в Кении?

– В Момбасе меня как-то угостили необычным рыбным блюдом. Прямо при мне с лодки поймали рыбу, разделали ее и без какой-либо обработки подали к столу. Лишь немного посолили. Это необычно, но очень вкусно.

– Вы говорили, что работали в Кении всего год. Почему не дольше?

– Закончился контракт. Решение не продлевать его было обоюдным. С моей стороны были сложности в связи с некоторыми условиями: было проблематично перевезти свою семью. У меня жена и трое детей, так что это было действительно важно для меня. Потом я вернулся в Австралию, где продолжил тренировать команду Iconz.

– И как же вы в итоге оказались в России?

– Однажды мы вместе с моей командой отправились на турнир по регби-7 в Гонконг. Там мы встретились с Дмитрием Морозовым (директор компании BIOCAD и президент «Нарвской заставы». – Прим. ред.). Насколько я понял, у него давно зрела идея пригласить иностранного тренера.

– Долго думали?

– Не сказал бы. Жизнь тренера так складывается, что всегда есть много возможностей вокруг. Мы часто ездим в разные страны, делимся опытом. Я подписал контракт всего на один год – это не тот срок, над которым стоит долго думать. Это будет пробный для всех нас год. А вот если по истечении контракта поступит предложение остаться еще, тогда надо будет смотреть более внимательно. Это будет уже более серьезный выбор для меня опять же из-за моей семьи.

– Что стало для вас решающим при решении возглавить «Нарвскую заставу» и переехать в Петербург?

– Прежде всего это шикарный опыт. Это новые знания о новой для меня стране. Мне очень интересно узнать, чем живут в России, как здесь развивается спорт. Это будет отличный плюс для моего резюме.

– Деньги какую роль играли для вас в этом вопросе?

– О нет, деньги в данном случаем не были для меня определяющим фактором. У меня есть бизнес в Австралии, который позволяет мне благополучно содержать мою семью.

– Что за бизнес?

– Мой клуб Iconz.

– Так это ваш личный клуб? Вы его хозяин?

– Да, я его открыл как раз в 22 года. Сейчас наш клуб по регби-7 довольно популярен в Австралии. Люди платят, чтобы их дети играли у нас, учились, развивались как профессиональные регбисты.

– То есть что-то типа спортивной академии?

– Да. И еще при клубе есть обычный спортивный зал, куда люди также ходят тренироваться за деньги.

– Каким маршрутом добирались из Австралии в Петербург?

– Брисбен – Дубай – Санкт-Петербург. Всего перелет занял 29 часов. Очень устал. А если считать с момента, как я покинул дом в Брисбене и заехал в гостиницу в Петербурге, прошло 32 часа.

– Семья, как понимаю, осталась в Австралии?

– Да. Но в августе жена с детьми прилетит сюда в отпуск на четыре-пять недель. Если мое пребывание здесь затянется дольше, чем на год, будем уже думать над полноценным переездом.

– Когда провели первую тренировку «Нарвской заставы»?

– Точную дату не помню, но это было в апреле, на следующий день после моего прилета в Петербург.

– Какие были первые впечатления от города и от команды?

– О, Петербург — теперь это моя любовь. Он оказался красивым, невероятно красивым городом. Что касается команды, я сразу увидел, что предстоит очень много работы. Но когда я на соревнованиях получил возможность сравнить «Нарвскую заставу» с другими российскими клубами, понял, что мне досталась команда еще очень неплохого уровня.

– Чего больше всего не хватает «Нарвской заставе»?

– Базовые навыки игроков неплохие, но не идеальные. Еще размеры игроков не впечатляют. Хотя это все можно дотянуть. А тот факт, что они все начали играть в регби только в 16 – 17 лет, а не в 10, очень сильно влияет на их умения. Сегодня все команды в Австралии выращивают игроков с самых юных лет. Здесь это отсутствует, и это самая главная проблема. 

– Легко ли нашли общий язык с командой?

– Это сложный вопрос. Конечно, между мной и командой стоит серьезный языковой барьер. Только у двух или трех игроков есть некоторое понимание английского. Нам часто приходится объясняться жестами. Сделал вывод, что мне проще будет выучить русский, чем уже и занялся. Но это очень сложно. Пока знаю, как сказать «спасибо большое», «хорошо», «до свидания». В Кении было проще. Там все учат английский язык с малых лет в школе. К тому же в алфавите суахили используются латинские буквы, и учить его гораздо проще. 

– Ожидали ли вы, что с первого раза получится выиграть в Кубке России?

– Мы не ожидали, мы были уверены, что можем выиграть.

из личного архива

Для просмотра в полный размер кликните мышкой

– Вы настолько быстро успели вселить в ребят эту веру, или этот потенциал уже был в них до вашего приезда?

– Вера просто так не приходит. Ее нужно заработать. Моей целью было вселить в них уверенность в возможность того, что они могут заработать эту победу. Но для этого нужно много работать. И они много работали.

– Как удалось при всем том языковом барьере, о котором вы говорили, с ходу добиться такого результата?

– Дело даже не в языке, а в том, как игроки чувствуют то, чего я от них хочу. Есть определенный набор слов в регби, которого хватает для объяснения того, какое действие ты должен совершить в тот или ной момент. Также есть один человек в команде, Сергей Шварц, который хорошо знает английский, и он переводит остальным.

– Ждать ли продолжения успехов уже в премьер-лиге?

– Премьер-лига по уровню гораздо выше Кубка России. Победа там – слишком заоблачные мечты. Мы должны оставаться реалистами. Нам под силу войти в топ-6 или даже топ-4 команд. Но если мы продолжим упорно трудиться все вместе и дальше, в ближайшие два года нам будет вполне под силу победить.

– Как на вас реагируют другие российские тренеры?

– Я пока видел всего нескольких тренеров других команд. Мне показалось, что они не очень рады мне, что я приехал из Австралии к ним домой тренировать. Гораздо лучше контакт пока складывается с тренерским штабом сборной России. Они проявляют большой интерес к тому, что мы сейчас делаем в «Нарвской заставе».

– Вы где-то раньше пересекались с русской культурой?

– Нет, это первый такой опыт для меня. Мне очень здесь нравится. Здесь все другое. Есть ощущение очень большой истории и гордости во всем.

– А как же репутация России на Западе как не очень дружелюбной страны?

– Западная пресса действительно серьезно нагнетает обстановку вокруг вашей страны. Постоянно пишут про милитаризацию, Путина, нефть, газ. Перед моей поездкой сюда мне многие говорили: «Будь осторожнее! Будь всегда наготове!» Но я ехал без каких-либо стереотипов, с открытым сознанием. И пока мне здесь все очень нравится. Я понял, что в прессе не пишут про настоящую Россию: про детей на велосипедах, про красивые современные парки на каждом углу, про высокую культуру людей, про то, что в метро мужчины уступают место женщинам.

– Вы приехали в очень интересное время, когда у нас проходит Кубок мира по футболу. Успели как-то соприкоснуться с турниром?

– Я не ходил на матчи, но я был в фан-зоне на Конюшенной. Атмосфера там очень напомнила Австралию. Там ты тоже идешь, и вокруг тебя люди различных наций, цветов кожи, культур. И все очень возбуждены и восторгаются игрой. Очень круто ощущать такое разнообразие народов в одном месте.

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

 

 

 

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор