18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
11:48 11.12.2018

Бежать к прокажённым

Почему россиянка ездит по миру и снимает будни далеких лепрозориев? Как готовится к своим путешествиям и почему не устраивает свои выставки в галереях, а ищет места, которые предназначены для помощи другим? Об этом «Фонтанка» спросила документального фотографа Светлану Володину.

Бежать к прокажённым

Галина Артеменко/"Фонтанка.ру"/

Светлана Володина – документальный фотограф. Так она представляется. Она из Астрахани, сейчас живет в Дании, потому что вышла замуж за датчанина. В Петербурге Светлана училась фотографии. И здесь в пространстве «Простые вещи», что на 11-й линии Васильевского острова, 38-а, открыла свою выставку – часть долгосрочного и еще не завершенного проекта – «Дух веет, где хочет». На выставке фотографии из пяти стран, включая Россию. Светлана побывала на трех континентах и снимала людей, живущих в лепрозориях. Фотографии снабжены текстами. Когда проект завершится, будет выпущена книга.

Лепра, проказа – древнейшая болезнь Земли. О ней говорится и в египетских папирусах, и Ветхом Завете. В Древней Греции эту болезнь называли «финикийской» – финикийские моряки заразились проказой у древних египтян и занесли ее в Европу. Еще ее называли «ленивой смертью» и болезнью Святого Лазаря.

Прокаженных боялись, их объявляли мертвыми среди живых, совершая специальный обряд, изолировали и разрешали выходить к обочинам дорог, гремя трещоткой, чтобы знали окружающие, что идет такой человек. Помните устойчивое выражение – «бежать, как от прокаженных»? Прокаженные побирались, тем и жили. В Европе в XII-XIII веках был пик этой болезни. Теперь же в Старом Свете лепра – болезнь редкая, с ней научились бороться, особенно на ранних стадиях – при своевременной диагностике она полностью излечивается. Специфической профилактики – прививок – не существует. В России, к примеру, сейчас 218 людей с лепрой. В 2017 году было три новых случая в Астраханской области. Но вот третий мир до сих пор ею охвачен.

На Земле, по данным ВОЗ, болеют проказой до десяти миллионов человек. Ежегодно около 200 тысяч новых случаев регистрируют в Индии и Непале, Бразилии и Эфиопии, Индонезии и Судане, и других странах. Заболевание остается эндемическим в 87 странах мира. Эти страны – география путешествий Светланы Володиной. Она ищет гранты, тщательно планирует бюджет, тщательно готовится. Ее нет в соцсетях, она очень бережно расходует время, чтобы быть максимально готовой к далеким путешествиям с камерой. Она фотографирует, фиксирует свои наблюдения в текстах, записывает видео. «Фонтанка» поговорила со Светланой Володиной, зачем она ездит в глухие уголки Земли фотографировать, как живут эти люди, их семьи.

– Я с 2009 года стала собирать материал, читать книги – мне хотелось сделать серьезную документальную работу, которая включает в себя фотографию как метод и также текст.

- На то, что вы снимаете людей с лепрой, повлияло, что вы из Астрахани, а там единственный в России федеральный НИИ по изучению лепры, основанный на месте первого лепрозория – «Астраханского губернского приюта прокаженных», существовавшего с 1896 года?

– У меня мама врач. Но, скорее, мне кажется, что я это выбрала, потому что захотела серьезный проект сделать, без романтизации, которая есть и у рака, и у Альцгеймера. А лепру сложно романтизировать.

- Романтизация болезней? Как это?

– Фильмы есть, где герои красиво и трагично умирают от рака, а лепра – это табу, стигма, дискриминация, ни грани романтики.

- И вы начали снимать…

– С Астрахани, там наш Институт и несколько домов, где живут эти люди, им по 60-80 лет.

- Как они живут?

– Ну, как престарелые живут… К ним приходят медики, проверяют самочувствие.

- А родня у них есть?

– У некоторых дети, которые уже давно разъехались, у кого-то детей не было. У каждого там своя судьба, но им проще жить на территории больницы – потому что за ними уход.

- В каких еще лепрозориях России вы были?

– Во всех. Их четыре. Самый большой – Астраханский. Затем Терский рядом с Краснодаром, потом подмосковный Сергиев Посад – маленький совсем. И еще один в Абинском районе Кубани.

- А потом вы поехали куда?

– Потом – Индия. Там людям с лепрой оказывается глобальная помощь. Мы все знаем мать Терезу, которая много занималась лепробольными, знаем, что Далай Лама пожертвовал одну треть своей Нобелевской премии мира на лепрозории Индии. После Индии была Эфиопия, потому что это страна, в которой больше всех среди африканских стран больных лепрой. Затем были Бразилия и Непал.

Бежать к прокажённым

- У вас фотографии выстроены как истории: вот взрослые люди – мужчина и женщина – сидят за партой в школе, они сидели так тридцать лет назад, а вот другое фото того же рассказа – человек стоит в пустом заброшенном помещении – бывшей спальне детского приюта на месте, где была его кроватка.

– Это Бразилия. В бывший детский приют пришли люди, которые когда-то там выросли. Их забрали из семей, где родители болели лепрой и поместили в католический приют. Теперь одно здание поедают джунгли – то, где человек стоит на месте, где спал в кроватке в детстве, в другом – другой приют… Я говорю здесь о времени и о реконструкции воспоминаний…Так делал Пруст.

- Несколько фото с маленьким мальчиком. Какова история этой серии снимков?

– Малыш из Непала, у него подтвержденная лепра. Бабушка заметила пятна, стала искать причину, водила по врачам, а ведь на диагностику надо время, результаты анализов посылают в Индию. Малыша воспитывает бабушка, мама и папа работают, причем папа работает не близко – в Катманду. В этих фото – история малыша и его бабушки. Здесь вот Эфиопия – молодая мама со своим маленьким сыном, лицо женщины уже повреждено заболеванием. Она рядом с плетеной цветной корзинкой, которую сделала сама.

- Вы еще сняли много видео – мастерских, где люди уже без пальцев на руках и ногах, которые «съела» болезнь, ткут, шьют сумки (через вещи болезнь не передается. – Прим. ред.).

– Да, в непальских поселениях для людей с лепрой есть мастерские, организованные благотворителем, который и школы там открыл для детей этих людей. Сувениры, которые создают взрослые в этих мастерских, охотно покупают.

- А те, кто покупает, знают, что их делали люди с такой болезнью?

– Да. И они знают, что, покупая сувениры, помогают этим людям.

- Светлана, как вы готовитесь к путешествиям?

– Я долго готовлюсь. Изучаю страну – культуру, историю, языки, обязательно религиозный контекст. Уже около двенадцати языков изучено. Я поеду еще в пять стран, где распространена лепра. В ближайшее время в Индонезию или Судан.

- Вы по профессии кто изначально?

– Юрист, закончила Астраханскую академию права, а потом решила выйти за пределы юридического языка и говорить изображением. О людях, беззащитных и уязвимых. Чтобы человек узнал о себе. Через год в апреле у меня будет большая выставка в Астрахани. Вообще я стараюсь показывать свои фото и тексты не в специальных галереях, а вот в таких примерно местах, как здесь. Ведь «Простые вещи» – это пространство инклюзивных мастерских для разных людей, место, где люди тоже помогают друг другу, лучше друг друга узнают и понимают.

Выставка Светланы Володиной открыта до конца мая в пространстве «Простые вещи» по адресу: 11-ая линия Васильевского острова, дом 38-а. Вход свободный.

Галина Артеменко, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор