18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:37 20.10.2018

Особое мнение / Павел Котляр

все авторы
16.01.2018 15:57

Из дворца в казармы

На днях в топ городских новостей попало следующие известие: "Европейский университет отдал Малый мраморный дворец правительству города".

За последний год в СМИ вышло так много материалов, посвященных судьбе Европейского университета в Санкт-Петербурге, что писать очередной рискованно. Градус интереса к теме постепенно стихал по мере признания очевидного: учебный год не начнется, прием проведен не будет, и, что ни пиши на эту тему, яснее будущее не становится. Каждый отказ в выдаче университету лицензии порождал разные жанры: оптимистичные элегии, гневные филиппики в адрес властей, источниковедческие анализы высочайших резолюций и сотен авторитетных писем в поддержку вуза, а также некрологи, констатирующие победу темных сил.

Попробуем посмотреть на эту историю в традициях исторической справки, к которой, к сожалению, дан повод. На днях в топ городских новостей попало следующие известие: "Европейский университет отдал Малый мраморный дворец правительству города".

Для петербуржца слово "дворец" не вызывает сказочных ассоциаций. Десятки парадных зданий в центре – городская реальность. Имперское наследство, являющееся мощным имущественным ресурсом. Большевики, распоряжавшиеся им после известных событий столетней давности, разместили во многих "бывших" дворцах научные и общественные учреждения. Назовем лишь некоторые: Институт истории искусств продолжил работу в национализированном особняке своего основателя графа В.П. Зубова, во дворце великого князя Владимира Александровича на Дворцовой набережной открылся Дом ученых, в Ново-Михайловском дворце по соседству – петроградское отделение Коммунистической академии (замененное вскоре несколькими академическими НИИ). При этом размещение учебных заведений во дворцах, утративших жилую функцию, началось задолго до 1917 года. Вскоре после опалы Меншикова его роскошные палаты на Васильевском острове занял знаменитый кадетский корпус, готовивший юных дворян к военной карьере. Дворец Разумовского на Мойке в 1797 г. был передан Воспитательному дому, из которого вырастет Педагогический университет (ныне РГПУ им. А.И. Герцена); чуть позже Александр I отдает Воронцовский дворец на Садовой улице Пажескому корпусу (до недавнего времени в творении Растрелли размещалось Суворовское военное училище), а Юсуповский на Фонтанке – Институту корпуса инженеров путей сообщения (в наши дни – ПГУПС). Смена функции здания обуславливала его реконструкцию – уже XVIII – XIX века дают нам богатый опыт приспособления архитектуры дворцов под учебные заведения.

Характерно, что этот ракурс дворцовой истории привлекает мало внимания: рассказ о призраках бывших владельцев выигрышнее описания учебных будней. Так, в экспозиции Михайловского замка (не случайно называемого также Инженерным) богатейшая история военной академии, находившейся здесь столетие, попросту отсутствует. Хотя о Достоевском и Сеченове здесь вспомнить также уместно, как о сорока днях пребывания Павла I в резиденции. Интересен и обратный ракурс: используют ли вузы, сейчас располагающиеся во дворцах, историю своих зданий как ресурс? ГУАП, СПбГУКИ, факультет Свободных наук и искусств СПбГУ (дворец Бобринских, переданный университету в 2001 году)...

Европейский университет в Малом мраморном дворце (он же особняк Н.А. Кушелева-Безбородко) – уже часть ретроспективы. Сильнейший негосударственный гуманитарный вуз страны располагался в здании на Гагаринской улице, дом 3а, в 1994 – 2017 годы. Прошедшее время в этой фразе еще непривычно, как и сами даты. Нам еще предстоит оценить это сочетание цифр. В 1994 году (!) только что основанному частному университету, с полной ответственностью назвавшемуся "Европейским", правительство Анатолия Собчака передает дворец XIX века в центре города. Ранее, с конца 1920-х годов, здание занимал Институт охраны и гигиены труда. Сложно придумать больший контраст хозяев: амбициозные гуманитарии на волне свободы пришли на смену специалистам по формальным нормативам. Не отрицая значимость охраны труда как дисциплины, признаем, что вдохновения это словосочетание не вызывает.

Университету дворец был передан в плачевном состоянии, требующим больших вложений. За время своего существования здесь Институт охраны труда многократно перекраивал здание, безвозвратно меняя его исторический облик. Получилось сочетание множества небольших помещений, расположенных в лабиринте мини-коридоров и лестниц, с рядом парадных залов с подлинной отделкой, заставшей, например, супругу императора Александра II княгиню Юрьевскую. Советский декор составляли мемориальная доска на мраморной лестнице (в память о павших в войну сотрудниках института) и медальоны на стенах читального зала (в виде значка радиации, колбы, противогаза и т.п. – аллегории в лучших дворцовых традициях).

 

В конце 2017 года вуз покинет достойно эксплуатируемое здание, сохраненное как памятник истории и культуры. Поводом для расторжения договора аренды стали придирки к паре неучтенных стеклопакетов в непарадных залах. Суд оценил ущерб, нанесенный университетом городу, в 80 тысяч рублей.

Последние 23 года были самым интересным периодом в истории дворца. Европейский университет ушел отсюда победителем хотя бы потому, что наполнил это здание жизнью невиданной мощи. Его фасада едва бы хватило для памятной доски, где перечислены выдающиеся преподаватели и выпускники университета, приглашенные лекторы и знаменитые гости, посетившие дворец. Своей внутренней неподдельной свободой он в кратчайшие сроки сделал невозможное. Я не знаю, в каком еще здании стены помнят одновременно Антона Носика и Джеймса Вулфенсона, Кофи Аннана и Илью Сегаловича. Где со студентами могли встретиться губернатор Санкт-Петербурга (речь, конечно, о Валентине Матвиенко) и посол США в России (Майкл Макфол). Где звучали голоса всех мировых научных центров (от Гарварда до Токийского университета), рождались сотни идей и смыслов и для многих людей в прямом смысле менялась жизнь. Сложно найти точные слова для передачи дыхания этого дома в университетский период. Понимаете, здесь можно было, уходя вечером из библиотеки, попасть на концерт Гребенщикова в конференц-зале.

Это был не просто особняк с интереснейшей жизнью – он являлся самым доступным для посещения дворцом Петербурга. Без билетов, предварительной записи и оформления пропусков. Открытость проводимых мероприятий позволяла жителям города увидеть залитые заходящим солнцем Белый и Золотой залы или замечательную мраморную лестницу с вазой (одним из ориентиров для универсантов в этом Хогвартсе: "зайдите в кабинет за вазой"). Кстати, нередко вопрос о выселении вузов или НИИ из центра города встает под вполне реальным предлогом неудовлетворительной эксплуатации здания и отсутствия у ученых средств на ремонт. В случае с Европейским университетом дворец был в хорошем состоянии, а его исторические интерьеры никак не походили на аварийные.

 

Не хочется гадать об истинных причинах, по которым эта страница в истории Малого мраморного дворца оказалась перевернутой. Маловероятно, что особняк был источником проблем университета, и чье-то желание въехать во дворец вместо ученых привело к фактическому закрытию вуза как образовательного учреждения. Его выселение, скорее, – одно из средств давления, чем цель. В любом случае это решение мало украшает жизнь города. Говоря о том, что университет переехал в соседнее здание и продолжает работать как научная и просветительская площадка, часто забывают, что этот переезд был давно спланирован и подготовлен самим вузом. Город не предоставил ему альтернативную площадку.

Новое здание университета было арендовано несколько лет назад и полностью приспособлено под учебный процесс еще к концу 2016 года из-за ожидаемого начала реконструкции Малого мраморного дворца. Проект всемирно известного архитектора Жана Мишеля Вильмотта вырвал победу на международном конкурсе у таких звезд, как Рем Колхас, Эрик ван Эгераат и Сергей Чобан. Высочайший уровень архитектурной дискуссии, которым мы не очень избалованы. Пока должен был реализоваться проект, одобренный Советом по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга, прошедший все согласования и открытые обсуждения, учебный процесс продолжался бы в здании напротив. В итоге временный переезд стал для университета билетом в один конец, а реконструкция, включавшая бережную реставрацию исторических интерьеров, сорвана. Объем частных инвестиций, привлеченных вузом для реализации работ, составил 2,1 млрд рублей.

2,1 миллиарда рублей потенциальных вложений против 80 тысяч рублей "ущерба". Мощный посыл к улучшению инвестиционного климата в стране, достойная тема для ПМЭФ.

Недавно появилась новая сумма – 400 миллионов рублей из городского бюджета на приспособление бывшего университетского дворца под новые нужды. Смольный не сразу озвучил планы, и приходилось горько шутить: может, его передают РПЦ? Или сделают вестибюлем соседнего клубного дома, прославившегося в известном удаленном отовсюду фильме? Думаю, лучшим решением для властей было возвращение Малого мраморного дворца Институту охраны труда. В год единства нации многое хотели возвратить прежним владельцам. Тогда стенды антиалкогольной пропаганды, о недостаточном присутствии которых так беспокоился Рособрнадзор, возьмут реванш. В 2017-м строгие инспекторы по нормативам нужнее гуманитариев.

Однако город после длительной паузы, явно не имея ясного представления о судьбе здания, решил отдать дворец под нужды учрежденной 9 ноября 2017 года Академии цифровых технологий. Очень благородная идея, непросто поддающаяся критике – разве это не общественная польза? По информации СМИ, большая часть заложенных в бюджете 400 миллионов пойдет на оборудование во дворце лабораторий, связанных с космическими разработками и робототехникой, а также создание новейшего медиацентра и телевизионного театра (?!). Как видим, вторжение в памятник архитектуры будет посерьезнее кондиционера и пресловутых окон. Удачнее здания для означенных целей в городе не нашлось.

Пока во дворце создают телевизионный театр (термин, скорее, из области политологии), лишившийся магистрантов и аспирантов университет обустраивается в казармах по соседству (Шпалерная ул., д. 1). Военный инженер Митрофан Андреевич Поливанов возвел это здание на излете XIX столетия по заказу Министерства императорского двора. Здесь разместился капитул российских императорских и царских орденов и рота дворцовых гренадер. В нынешних кабинетах и аудиториях жили военные, несшие караульную службу в императорских дворцах. Старые служаки в медвежьих шапках, запечатленные на многих акварелях в залах Зимнего дворца. Необычно увидеть их в домашне-казарменной обстановке (в сети доступна книга С.А. Гринева "История роты дворцовых гренадер" 1911 г. – там много репортажных фотографий интерьеров нового здания Европейского университета). Как и непривычно еще приходить сюда на открытые просветительские мероприятия, традиция которых продолжается – университет живет. Хотя в коридорах болезненно тихо. К отсутствию учебного процесса прибавляется строгость планировки. Из окон – непритязательные виды на Шпалерную и задворки, оживленные Большим домом на Литейном (при выходе из библиотеки на 5-м этаже, присмотритесь). На дверях приветливые таблички: "Специализированная многофункциональная аудитория. Учебная аудитория для проведения занятий лекционного и семинарского типов, групповых и индивидуальных консультаций, проведения текущего контроля и промежуточной аттестации". Или: "Специализированная многофункциональная аудитория. Компьютерный класс. Лабораторная аудитория для проведения лабораторных и практических занятий".

Университет снова подает документы на получение лицензии.