18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:57 20.08.2018

Россия-2028: какой стране быть через десять лет

Собчак возвращается в шоу-бизнес, Чечня становится духовным центром России, Крым признан Мексамерикой, а российские космонавты летят к Луне. Это не сюжет нового романа Пелевина.

Россия-2028: какой стране быть через десять лет

Глава ЦИК Элла Памфилова, выступая перед участниками Всемирного форума молодежи в Сочи, заявила, что российский оппозиционер Алексей Навальный сможет участвовать в президентских выборах 2028 года. До этого, согласно пояснению Памфиловой, Навального нельзя регистрировать в качестве кандидата из-за судимости, полученной им в 2013 году. «Вот пройдет этот срок десятилетний, где-то в 2028 году плюс пять месяцев он сможет вполне баллотироваться», – заявила глава ЦИК. «Фонтанка» решила не ограничиваться политикой, и выяснить, какой страна будет через эти 10 лет плюс пять месяцев.

Политика: Собчак против Навального

Телеведущая и журналист Ксения Собчак официально объявила о намерении участвовать в выборах 2018 года. О том, как это повлияет на расклад сил, и станет ли Собчак к 2028 году влиятельным российским политиком, «Фонтанке» рассказал историк и политолог Валерий Соловей.

Валерий Соловей
Валерий Соловей
Фото: Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"

«У меня нет никаких сомнений, что выдвижение Собчак – в интересах Кремля, и что сама эта идея связана с администрацией президента, – говорит Валерий Соловей. – Тактически это сильный ход, но стратегически он принесет негативные последствия. Я имею в виду общественную делегитимацию процедуры выборов как таковых. Даже если Ксения Собчак проведет грамотную кампанию, без фарсового оттенка не обойдется».  

«Она оттянет на себя часть голосов протестной молодежи, которая сейчас идет за Навальным. Также она оттянет голоса тех, кто хочет показать «кукиш» и проголосовать «против всех». Она уже внесла интригу в выборы. И все это, конечно же, выгодно Путину», – комментирует ситуацию политолог.

Перспективы новоявленного кандидата в президенты он оценивает как туманные. «Маловероятно, что Собчак в ходе кампании вдруг осознает, что рождена для политики, – рассуждает Валерий Соловей. – Думаю, Ксения Анатольевна способна грамотно провести кампанию и нарастить свой репутационный капитал, но лишь как знаменитость из шоу-бизнеса», – прогнозирует собеседник «Фонтанки».

Что же касается будущего, то, по словам политолога, 2028 год – это слишком далекий горизонт для анализа. «В России ситуация радикально изменится в течение двух – трех лет. И что будет в 2028 году, даже гадать не стоит», – советует Валерий Соловей.

 «Мир слишком быстро меняется, и давать долгосрочные прогнозы становится все сложнее», – отмечает политолог. «Все, кто сейчас имеет отношение к политике, дальше марта 2018 года не смотрят. Что же касается российской элиты, то ее представители озабочены сохранением своих активов. Для элиты сейчас характерно рассмотрение будущего в категории «транзита», то есть перехода власти. Они мыслят будущее не с Путиным, а после Путина», – говорит эксперт и еще раз подчеркивает, что в России, в отличие от Китая, который поставил задачу стать мировым лидером к 2035 году, отсутствует возможность долгосрочного планирования.  

Геополитика: Мексамерика и «новое переселение народов» 

О состоянии «транзита», в котором сейчас пребывает российское общество, рассуждает и другой собеседник «Фонтанки», футуролог Андрей Столяров. «Старые механизмы управления приходят в негодность, – поясняет он. – Страна застряла в старой реальности и ей нужна быстрая модернизация».

Рассуждая о будущем, Андрей Столяров высказывает опасения, связанные с тем, что Россия может столкнуться с проблемой, которая уже захлестнула Европу – речь о невиданной до сих пор волне мигрантов. На этот раз – из Средней Азии. «Если авторитарные режимы этого региона рухнут, все заполыхает. К нам хлынут десятки миллионов беженцев, активизируются исламские экстремисты», – предупреждает Андрей Столяров.

По мнению футуролога, в мировом масштабе наиболее серьезные геополитические проблемы могут возникнуть не только из-за возможного крушения среднеазиатских режимов, но и из-за противостояния Северной Кореи и США, а также России и Запада. При этом США будет крайне сложно сохранить свои лидирующие позиции, и дело даже не в конкуренции со стороны Китая, чью экономику, по прогнозам собеседника «Фонтанки», в будущем ждет мощнейший кризис.

Речь идет, прежде всего, о внутренних проблемах США, которые могут привести к тому, что юго-западные штаты с подавляющим большинством мексиканцев среди местного населения рано или поздно потребуют независимости. Кстати, идея о создании в этом регионе нового государственного образования не нова. Впервые термин Мексамерика в своей книге «Девять стран Северной Америки» применил в 1981 году исследователь Джоэл Гарро.

Экономика: Крым, санкции и цифровая экономика

Экономическое будущее России, по мнению экспертов, связано, прежде всего, с переходом от сырьевой экономики к цифровой. По словам координатора российской Ассоциации футурологов Константина Фрумкина, развитие альтернативной энергетики приведет к падению спроса на топливо, а нефтегазовая промышленность России перестанет быть ведущей отраслью. К такому развитию событий необходимо готовиться заранее. Десяти лет может не хватить для того, чтобы «излечить» экономику от сырьевой зависимости.  

Вместе с новой, цифровой экономикой придут и новые проблемы. «Опасность технологической безработицы. Опасность разделения общества на поколения, различающиеся по степени овладения возможностями информационного общества при дискредитации «неумелых». Опасность психологических негативных явлений, связанных с уменьшением «живого» общения между людьми. Опасность ухода бизнеса в другие юрисдикции за счет простоты ведения дел по всему миру», – перечисляет будущие экономические вызовы футуролог.

Что касается экономических санкций по отношению к России, то, по мнению собеседника «Фонтанки», «это надолго». «С большой вероятностью антикрымские санкции – это история на многие годы вперед, и к 2028 году она не разрешится», – предсказывает Константин Фрумкин.

Общество: РПЦ вне политики

На каких «духовных скрепах» будет держаться российское общество через десять лет? Порассуждать об этом «Фонтанка» попросила известного петербургского публициста и режиссера Александра Невзорова.

Александр Невзоров
Александр Невзоров
Фото: Роман Пименов/Интерпресс

«Десять лет – это не очень далекое будущее, но мне кажется, что к тому времени РПЦ не будет играть в нашем обществе той роли, которую безуспешно пытается играть сейчас», – предполагает Александр Невзоров. По его словам, уже сейчас власть стала понимать, что православная церковь не может быть «эффектным политическим инструментом». «Кремлю нужен результат, а политического результата от этих «скреп» как не было, так и нет», – рассуждает Невзоров.

Что же касается ислама, то, по мнению Александра Невзорова, здесь все зависит от того, какую роль в политической жизни страны будет играть Чечня. «Не исключаю, что если все будет продолжаться как сейчас, то через 10 лет именно Грозный станет духовным центром России и, возможно, всего мусульманского мира», – думает собеседник «Фонтанки».

Лженаука и образование: святая вода вместо тяжелой  

Что может стать к 2028 году с российской наукой, «Фонтанке» помог представить биолог и популяризатор науки Александр Панчин. «Об этом можно прочитать в моей антиутопии «Апофения», – предлагает Панчин. – Если мы говорим о будущем, то тут, как всегда, есть два сценария – положительный и отрицательный».  

«Давайте сгустим краски и  попробуем представить, что же будет с наукой спустя десять лет», – говорит Александр Панчин и описывает довольно жуткую ситуацию, в которой может оказаться не только российская наука, но и вся страна. К 2028 году псевдонаучные заблуждения вытеснят научные знания, в судах будут использовать показания астрологов и экстрасенсов, вместо медицины повсеместно распространится гомеопатия, в школах вместо естественных наук начнут преподавать креационизм, а в ядерном институте в Сарове тяжелую воду заменят на святую и поставят под угрозу ядерную безопасность страны.  

«Положительный сценарий связан с возрастающим интересом людей к науке, – переходит к оптимизму Александр Панчин. – В России появятся свои Докинзы, Нилы Деграсы Тайсоны и профессоры Коксы, а мракобесию положат конец (Ричард Докинз – английский биолог и популяризатор науки, Нил Деграс Тайсон – американский астрофизик и звезда научных ток-шоу, Брайан Кокс – английский физик. – Прим. ред.). Будут новые открытия, например, в области биотехнологий. Изобретут лекарство от рака, а гомеопатам не найдется места среди членов Академии наук».    

Наука и технологии: космос будет наш?

В разговоре с «Фонтанкой» астрофизик Сергей Попов подчеркивает, что при оценке перспектив российской науки необходимо помнить: в любой научной области доля России в мировом масштабе – всего несколько процентов. «Это немало и даже очень хорошо, – уверяет ученый. – Но рассчитывать на какие-то громкие открытия в наиболее конкурентных научных областях лучше не стоит, если только речь не идет о международном проекте с участием российских ученых».

Также не стоит соревноваться в науке с Америкой. «Это не вопрос денег, – уточняет Сергей Попов. – Сколько бы вы мне ни заплатили, я все равно не побегу так же быстро, как Усэйн Болт». По мнению ученого, проблема в том, что российская наука по-прежнему остается очень закрытой. «Россия не стремится участвовать активно в международных коллаборациях, а будущее – за международными проектами», – говорит астрофизик.

Наиболее успешные проекты по освоению космоса также будут международными. Так считает популяризатор космонавтики Виталий Егоров. «Если все пойдет по плану, то Россия с Америкой построят-таки на орбите Луны обитаемую станцию Deep Space Gateway («Ворота в далекий космос»), – выражает надежду популяризатор космонавтики. – Оттуда в будущем смогут стартовать миссии к Марсу, но в ближайшие десять лет никто на Марс не полетит. Об этом пока только говорят. Луна – более реалистичная цель».

Также, по словам Виталия Егорова, Роскосмос как раз к 2028 году планирует завершить создание своей сверхтяжелой ракеты, и тогда российский корабль «Федерация» впервые в истории сможет достичь окололунной орбиты. «Правда, пока что без посадки на Луну», – уточняет Виталий Егоров.    

Искусство: VR-кино

Наиболее мощные, с точки зрения технологий, прорывы ожидаются в области кино. «Технологии в кино неизбежно развиваются, и уже сейчас ясно, в какую сторону, – делится своими соображениями известный кинокритик Антон Долин. – Большие режиссеры, такие как Цай Минлян и Алехандро Гонсалес Иньяритту, уже сделали свои VR-фильмы» (VR – аббревиатура от «virtual reality» – «виртуальная реальность». – Прим. ред.).

Антон Долин
Антон Долин
Фото: Михаил Огнев/"Фонтанка.ру"

«Идет все к тому, что VR будет завоевывать свой рынок, – говорит Антон Долин. – При этом никуда не денутся ни 3-D-, ни обычные 2-D-фильмы. Дело в том, что кино – это не только индустрия и технология, кино – это искусство. И база этого искусства – игра актеров, а также те увлекательные истории, которые эти актеры по воле режиссеров и сценаристов рассказывают с экранов. Экраны могут быть большими или маленькими, но суть от этого не поменяется».

Что касается российского кино, то его развитие «всецело зависит от политической ситуации», – считает кинокритик. «Если у нас будет тоталитарная диктатура, то это будет одно кино, если у нас будет развитая демократия европейского образца, наша индустрия сможет развиваться», – подытоживает свой рассказ Антон Долин.   
    
«Наш мир изменится радикально»

«Представьте, что в 1914 году вы спрашиваете о том, что будет в 1925-м, – говорит социолог, еще один представитель российской Ассоциации футурологов, кандидат философских наук Владимир Кишинец. – Сворачивание НЭПа, курс на индустриализацию, Троцкий снят с постов наркомвоенмора и предреввоенсовета. Понятно, что у почтенной публики в 1914 году от таких прогнозов глаза буквально вылезли бы на лоб».

«Мало что поняли бы из предсказаний о залоговых аукционах, ваучерах, олигархах, СНГ, «мобилах» и социальных сетях жители СССР конца 80-х», – продолжает футуролог и делает вывод: будущее чаще всего совершенно не похоже на представления о нем. При этом собеседник «Фонтанки» уверен, что в ближайшее десятилетие мир ожидают поистине революционные изменения.

«Многое из того, что сегодня нам кажется жизненно важным в общественной и личной жизни, полностью потеряет свое значение. Многие старые проблемы исчезнут, а их место займут другие, но не менее серьезные, – говорит Владимир Кишинец. – Правда, на этот раз «мировая революция» придет не из экономики или политики. Ее принесут технологии. Именно они и перевернут мир».  

Данила Ширяев,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...
Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.