18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
20:34 25.09.2018

Как РПЦ помогает "изгонять бесов"

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл считает, что некоторым россиянам имеет смысл пройти обряд изгнания злых духов. [Фонтанка.Офис] уточнила у священнослужителей, в чем польза такого мероприятия, а у психиатров – это вообще нормально?

Как РПЦ помогает "изгонять бесов"

скриншот с сайта youtube

Слова патриарха Московского и всея Руси Кирилла приводят ведущие информагентства страны, в том числе и государственное ТАСС. По мнению патриарха, которое он озвучил 10 июля, именно молитвы могут помочь, когда врачи не могут ничего сделать с психическими недугами человека.

«С глубокой древности существует чин изгнания бесов из людей, читаются особые молитвы, автором которых является Василий Великий. И многие духовно сильные пастыри помогают людям избавиться от этого страшного наваждения», – пояснил свою мысль патриарх. Проявления неуравновешенности, которые, как считает Кирилл, являются следствием воздействия на человека бесов, объяснить никакой болезнью нельзя, и некоторые священники способны заменить классическую психиатрическую помощь. Психиатры, опрошенные «Фонтанкой», мягко говорят, что тут вопрос, скорее, терминологии. Однако для некоторых воцерковленных священник, несомненно, может стать «лечащим врачом».

Кто тут болен?

Главный психиатр и нарколог Петербурга, главный врач психиатрической больницы № 3 имени И. И. Скворцова-Степанова Александр Софронов обратил внимание на то, что речь для прихожан не требует дальнейшей научной дискуссии. «Патриарх известен не только как иерарх церкви, но и как образованный по жизни человек, – отмечает Софронов. – Он построил своё выступление на основе официальной позиции церкви о здоровье и личности. Эта концепция закреплена в более масштабном документе про отношение церкви к социальным процессам – «социальная концепция РПЦ».

А вот другому психиатру, художнику Андрею Бильжо, заявления патриарха кажутся странными. «Такое ощущение, что не было нескольких последних столетий и всё возвращается «на круги своя», – удивляется он. – Когда я начал работать в маленькой психиатрической больнице, к нам довольно часто поступали пациенты, которых направляла сама семинария. Там при приёмной комиссии был свой психиатр, который отсеивал тех, у кого был так называемый «религиозный бред». Это была довольно сложная дифференциальная диагностика. Потом это всё закончилось. И совсем недавно мне сообщили, что в центре психического здоровья, что на Каширском шоссе в Москве, существует отдел «православной психиатрии». Можете себе это представить?»

Полная версия эфира доступна на официальном YouTube-канале «Фонтанки».

При этом, по словам главного психиатра Петербурга Александра Сафронова, современные психиатры сами стремятся к взаимодействию с РПЦ. И отцы церкви тоже делают шаг навстречу. «В научном центре института психиатрии РАН есть лаборатория, которая занимается исключительно вопросами взаимодействия официальной психиатрии и РПЦ, поскольку очень много пересечений, что совершенно очевидно, – приводит пример главный городской психиатр и нарколог. – Сама концепция церкви относительно здоровья личности довольно структурна. Священники – разработчики этой концепции выделяют духовный, душевный, телесный уровни организации личности. Соответственно, это экстраполируется на механизм возникновения психических заболеваний с точки зрения церкви».

Источниками заболеваний могут быть искушения, внутриличностные конфликты, стрессы, которые действительно угнетают человека. «Во многих случаях речь идёт о различии терминологии, – поясняет главный врач психиатрической больницы имени Скворцова-Степанова. – У нас есть свои определения негативных воздействий, воцерковлённые говорят немного по-другому. Но самое главное, что современная РПЦ не только допускает, но и декларирует естественное происхождение многих психических расстройств».

«Мне довелось участвовать в церковно-медицинских конференциях, и проблема эта обсуждалась, – рассказал преподаватель петербургской духовной академии, настоятель храма при клинике психиатрии ВМедА протоиерей Георгий Иоффе. – У нас много людей в пограничном состоянии. Это психиатрический термин. Очень много стресса, негативной информации, откладывающейся в подсознание и выплескивающейся в эмоциональных реакциях. И отчасти это можно назвать «одержанием». Потому что любая страсть с точки зрения богословия есть «одержание», например, духом гнева».

При этом, как поясняет священник, только мотивированный человек может прибегать к церковным священнодействиям. То есть верующие родственники, конечно, могут помочь «заблудшей душе», но только молитвой. «Из бесед с психиатрами я могу сделать вывод, что большинство симптоматики такого «беснования» – по большей части психиатрия», – отметил он.

Протоиерей Всеволод Чаплин тоже «бесноватых» видел. «Человек слышит о Евангелии что-то, и его начинает корежить. Психически, а иногда и физически. Видит крест, окропляемый святой водой, и бес начинает трепетать и человека доводить до ужасного состояния, – рассказал он. – И, кстати, это приложимо ко многим психически здоровым людям. Как слышат о серьезном христианстве, начинают бесноваться».

Изгоняла бесов, напоминает Чаплин, церковь всегда.

Сколько нас таких?

Официальной статистики по числу «бесноватых» никто никогда не вел. Но в советское время, когда Всеволод Чаплин паломничал в Псково-Печерском монастыре, там всегда была очередь из таких 10-15 человек. «Сейчас отчитку практикует отец Роман, и к нему, как я знаю, приезжают еженедельно несколько десятков человек, – рассказал он. – Еще в нескольких монастырях такое практикуется. Так что в целом, наверное, несколько сотен по стране». Число же «предоставляющих услуги» экзорцизма много меньше. Всеволод Чаплин приводит цифру в пару-тройку десятков человек: «Согласие епископа на эту процедуру нужно, но я знаю священников, которые сами в себе дар такой ощутили. Они начали, и потом пришло согласие церкви. Это не распоряжение. Это особый дар».

При этом с точки зрения психиатрии ситуация, например, в Петербурге меняется к лучшему. «Меняется она во многом благодаря именно светским мероприятиям с конкретным содержанием, – уточняет Александр Софронов. – Первое – это дополнительно лекарственное обеспечение, которое позволяет проводить лечение в амбулатории на бесплатной основе. Правительство финансирует это лечение, с помощью которого пациенты задерживаются в социуме и меньше поступают в психиатрические больницы. Так было не всегда. Эта программа существует менее десяти лет. Конечно, лекарства давали амбулаторно и раньше, но это были препараты другого класса, которые не позволяли решить поставленные задачи». Преуспели, по словам главного психиатра города, и реабилитационные учреждения, помогающие пациентам адаптироваться. «К сожалению, эта помощь развита относительно слабо, – тем не менее отмечает он. – Её нужно утроить по ресурсу, и тогда мы поможет пациентам не просто жить вне больницы, но жить с более высоким качеством жизни. 12-13 лет назад было развёрнуто в городе 2500 коек, потом сократилось до 2175 коек, далее до 1700, а сейчас 1595».

Тонкая грань

Священники признают, что грань между душевно больным и «пораженным бесами» крайне тонка. «Да, есть не только душевные, но и духовные болезни, – говорит протоиерей Георгий Иоффе. – Грань тонкая, но она есть. Критериев объективно-научных я не знаю. А церковные – это уже предмет особых разговоров».

«Я знал человека, милого верующего, интеллигентного, из элитного круга. Он ездил в Псково-Печерский монастырь в советское время. И как только он вставал рядом с великими святыми, его начинало корежить. Он начинал бросаться на людей с бранными словами, постоянно был в истерике и иногда начинал дергаться и исторгать нечленораздельные звуки», – привёл «конкретный пример» Всеволод Чаплин. Но добавляет, что беснование может проявляться и в интеллектуальном смысле. «Иногда слышишь такие бунтующие речи о законах божьих, о природе, о нравственности и понимаешь, что в человеке бес», – говорит Чаплин. При этом уточняет, что дело не только и не столько в критике, а в способности слышать другую точку зрения.

«Несогласный – необязательно одержимый», – успокоил Всеволод Чаплин.

Церковь на страже психиатрии

«История про лечение больных «религиозным бредом» была взаимовыгодным сотрудничеством, – вспоминает Андрей Бильжо. – Во что выльется нынешнее сотрудничество, мне сказать трудно. В своё время на петербургском телевидении у меня была программа «Наболевший вопрос», и там было шоу с врачами и чиновниками, посвящённое депрессии. Там были священники. Мне стоило большого труда убедить их, и я их так и не убедил, что депрессия – это болезнь. Священнослужители, в общем образованные люди, доказывали мне, что это не болезнь и с депрессией легко можно справиться, просто нужны работа и церковь. Никогда ни при каких депрессиях церковь ничего сделать не сможет. Депрессия – это эндогенное заболевание, не говорю про реактивную депрессию, когда есть явное горе. Только лечение эндогенного заболевания у психиатра поможет. Только капельницы. Потому что в конечном итоге это может привести к суициду».

«Изгнать бесов» в церквях при больницах не получится. Я читал высказывания патриарха Кирилла об экзорцизме. Он обозначил свою позицию совершенно чётко. То самое действие, обряд, как он там называется, является действием исключительным, которое должен проводить не каждый священник. Подчёркиваю, речь идёт о воцерковлённых людях. Речь не о том, что они предлагают эту технологию взамен устоявшихся подходов к лечению психических заболеваний. Если священник придёт в медицинскую организацию изгонять бесов, то делать это он там не будет! Медицинская организация работает по правилам лечения той или иной патологии и по стандартам, утверждённым Министерством здравоохранения», – неожиданно категоричен главный психиатр Петербурга.

Николай Нелюбин, специально для «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...