18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
04:40 16.10.2018

Город

06.07.2017 11:32

«Когда мы зачищали Сенную, нам аплодировали»

В Смольном начал работу новый комитет по контролю за городским имуществом. Ждать ли бизнесу «ночи длинных ковшей» и где в первую очередь будут сносить самострой, глава ведомства Андрей Коротков рассказал в эксклюзивном интервью «Фонтанке».

«Когда мы зачищали Сенную, нам аплодировали»

Сергей Николаев/"Фонтанка.ру"

Комитет по контролю за имуществом Петербурга создан 3 июля постановлением правительства Петербурга на базе Государственной инспекции по контролю за использованием объектов недвижимости (ГИКИОН). Инспекция, появившаяся всего год назад, проявила себя при очистке от незаконных павильонов Сенной площади, а также участием в разработке законопроекта о внесудебном сносе самостроя. Бизнес — как ребенок, грозить пальцем бесполезно, надо браться за ремень, уверен руководитель выросшего на  основе ГИКИОН нового комитета Андрей Коротков.

- ГИКИОН создавалась по образцу аналогичного ведомства в Москве. Почему возникла необходимость в усилении ее до статуса комитета?

– Потребность в Госинспекции возникла после реформы имущественного блока Смольного, в ходе которой ликвидировали территориальные подразделения КУГИ, которые осуществляли контроль на местах. Сама реорганизация происходила по схожему с московским сценарию, но в столице аналогичная Госинспекция существует уже почти 17 лет. Поэтому губернатором Петербурга Георгием Полтавченко было принято решение о создании самостоятельной структуры, осуществляющей контроль за городским имуществом.

За год работы мы выявили более 1,5 тысяч нарушений в использовании городской недвижимости. Разумно предположить, что орган, который выявил нарушение, должен и дальше с ним работать. Но получалось, что мы отправляем данные в КИО либо районную администрацию, они запрашивают уточнения, и начинается бюрократический процесс, который идет на руку только правонарушителям. Поэтому было принято решение подчинить нам Центр повышения эффективности использования государственного имущества и дать дополнительные полномочия. И мы стали комитетом.

- О каких новых полномочиях идет речь?

– В зону нашей ответственности входит контроль за использованием и сохранностью всего имущества, которое находится на территории Петербурга. Если Госинспекция курировала только недвижимое имущество, то комитет отвечает и за движимое. Это, например, автотранспорт и спецтехника.

Также нашей обязанностью стало выявление и пресечение действий по самовольному строительству и реконструкции. Но я хотел бы подчеркнуть, что комитет будет организовывать демонтаж, а фактическое выполнение остается за Центром повышения эффективности.

С 3 июля мы начали не только контролировать использование имущества города и земельных участков, но и выдавать предписания об устранении нарушений. Кроме того, мы недавно вышли с инициативой (и губернатор ее поддержал) создать комиссию по ГУПам и ГУ, куда мы будем представлять материалы. Это будет инструмент информирования руководства города о состоянии дел на таких предприятиях. Сейчас зачастую они записывают на себя имущество, получают средства на его содержание, но фактически не используют.

- Сколько человек будет работать в новом комитете? Насколько вырастет его бюджет по сравнению с Госинспекцией?

– В комитете будет 217 сотрудников. Увеличения бэк-офиса (обеспечивающих структур) не произошло. Контрольный блок увеличился на 80 человек из-за появления дополнительных полномочий. Расходы вырастут пропорционально. Но лучше я расскажу, какие мы будем приносить городу доходы.

Уже в бытность Госинспекцией мы обследовали более 4,5 тыс. объектов площадью свыше 3 тысяч кв. м на предмет того, как они используются. От этого зависит, как они платят налог на имущество – по кадастру (если это офисы или торговля) либо по балансу (если это производство или склады). Не имея этих данных, федеральная налоговая служба не может определить, как эти предприятия должны рассчитывать базу для уплаты налога на имущество. По нашим предположениям, в 2017 поступления по этому налогу в бюджет города должны вырасти более чем на 500 млн рублей.

- В ходе весенней сессии депутаты ЗакСа откорректировали закон «О градостроительной деятельности», который позволит сносить без суда самовольные постройки. Значит ли это, что городскому бизнесу следует ждать «ночи длинных ковшей»?

– Принимая этот закон, ЗАКС приводил местное законодательство в соответствие с федеральным, которое изменилось еще в 2015 году. Это была инициатива депутатов, но, конечно, мы в этой работе тоже приняли участие. Хочу еще раз подчеркнуть, что сносить без суда можно только самострой, находящийся в особых зонах – вблизи метрополитена, в местах, где проходят инженерные сети. И это не значит, что мы просто приедем и снесем – будет исследоваться, какие документы есть у объекта.

- Есть ли понимание, сколько в городе таких объектов? За кого вы возьметесь в первую очередь?

– Сказать конкретную цифру я не возьмусь — это количество постоянно меняется. Мы уже начали выявлять такие объекты, составлять реестры, но пока охвачены не все районы. Первое, чем мы будем руководствоваться, – обеспечение безопасности, возможности прохода в местах массовых скоплений граждан. То есть в первую очередь это будут территории у станций метро, но какие, пока сказать не готов.

Все это делается для жителей города. В качестве примера могу привести Сенную площадь. Там сотрудники Госинспекции выявили 86 незаконных объектов. Георгий Сергеевич Полтавченко лично контролировал эту ситуацию, каждые два часа мы ему докладывали о том, что происходило. Когда он услышал, что часть павильонов стояла на воздуховодах метро, решение о сносе было принято сразу — безопасность в первую очередь. Трагические события 3 апреля подтвердили правильность принятых решений. Если бы остались павильоны, вертолеты не сели бы и пожарные машины не проехали.

Хотелось бы отметить, что, когда мы вышли с проверкой на Сенную, от торговцев поступали угрозы и велись разговоры на повышенных тонах. Но прохожие выступали на стороне инспекторов и оказывали моральную поддержку. Узнав, что происходит, люди аплодировали и говорили «наконец-то власть в городе занимается тем, чем нужно».

- Предприниматели опасаются повторения ситуации в Москве, когда сносили все без разбора, даже тех, кто успел сходить в суды и получить решения о том, что стоит законно. Удастся ли этого избежать и каким образом?

– В Москве было не совсем так, как преподносится, – с собственниками разговаривали и объясняли, что нужно городу. В итоге на месте снесенных объектов никаких коммерческих объектов нет — просто благоустроенная территория.

Порядок действий мы сейчас разрабатываем. Но могу сказать, что у бизнеса будет срок на то, чтобы доказать свою правоту. Но даже если сам предприниматель документы не представил, наши сотрудники будут обязаны запросить у коллег из всех комитетов, есть ли какие-то разрешения. Сроки для устранения нарушений, то есть добровольный снос, будут разумными. Такого, что взяли и снесли, не будет.

- Сколько станций планируете очистить от самостроя в этом году? И что появится вместо снесенных объектов — современная торговля или какие-то парки, скверы?

– Сносом занимается Центр повышения эффективности. Но для этого он заключает договоры на демонтаж. То есть программа на этот год уже составлена, договоры заключены. На сколько процентов она выполнена, пока не могу сказать, так как Центр еще фактически не перешел в наше ведение. Но могу сказать, что после того, как мы получим его в подчинение, сроки между выявлением нарушения и демонтажем объектов сократятся.

Что касается благоустройства после сноса – мы будем восстанавливать почвенный слой, чтобы не было мусорки и котлована, а дальше профильные комитеты будут определять, что будет на этот месте.

- Чем еще займется комитет, помимо борьбы с самостроем?

– Также у нас появилась возможность привлекать к административной ответственности и накладывать штрафы за самовольное размещение элементов благоустройства. К ним относятся в том числе нестационарные торговые объекты (ларьки, автолавки, летние кафе. — Прим. ред). Например, в схеме размещения НТО у метро есть зона отчуждения. Очень часто ее не соблюдают, даже те, кто арендует участок на законных основаниях, и передвигаются ближе к метро. Недавно мы обнаружили две палатки с газовыми баллонами прямо над подземным переходом – с точки зрения антитеррористической безопасности вопиющий случай.

- Приходилось слышать мнение, что сейчас городу не хватает ресурсов, чтобы побороть незаконную нестационарную торговлю — объект убирают, а на следующий день он появляется вновь. Как вы будете решать проблему? Может быть, усиливать ЦПЭИГИ?

– Из полутора тысяч выявленных нами нарушений основная масса — это, действительно, нестационарные торговые объекты. В Центре повышения эффективности сейчас работает порядка 50 человек. Мне сложно оценить его работу — только 3 июля было подписано постановление, которое подчиняет организацию нашему комитету. Процедура передачи завершится к 1 августа. После этого мы проанализируем его деятельность и, при необходимости, примем решение об оптимизации.

Но результата можно будет достичь только в случае сноса. Мы с вами взрослые люди и понимаем, что сколько угодно можно грозить пальчиком, но пока ремень не возьмешь, ребенок тебя слушать не будет. Так и с бизнесом – можно 250 раз взывать к сознательности, но, если это приносит прибыль, ничего они сами делать не будут. Должны быть какие-то санкции.

- Госинспекция подчинялась напрямую губернатору. Кому будет подчиняться комитет?

– Прямое подчинение губернатору как было, так и осталось.

- Как будет выстроено ваше взаимодействие с КИО? Какие функции останутся за ним? Как будет выстроена работа с комитетом по предпринимательству?

– Разделение полномочий произошло следующим образом: за КИО остался учет, управление и распоряжение имуществом. К нам отошел контроль во всех его видах. С комитетом по развитию предпринимательства тоже работаем в тесном взаимодействии. Также мы общаемся с Ассоциацией малых предприятий, которая защищает интересы добросовестных арендаторов городского имущества. Много информации идет и от самих граждан – как через портал «Наш Петербург», так и напрямую.

- Будете ли вы усиливать комитет или, возможно, получать в подчинение дополнительные подведомственные организации, чтобы справиться с таким объемом работы?

– Таких планов нет. Сейчас задача – оправдать тот кредит доверия, который нам выдан.

Беседовала Галина Бояркова,

«Фонтанка.ру».

Справка:

Андрей Коротков родился в 1978 году в Москве. Трудовую деятельность начал в 2001 году в правоохранительных органах города Москвы. С 2006 года проходил государственную службу в ФНС России, а также в имущественном блоке мэрии Москвы. В 2016 году возглавил Государственную инспекцию по контролю за использованием объектов недвижимости Санкт-Петербурга. В настоящее время – председатель комитета по контролю за имуществом Санкт-Петербурга.

Хобби – игра в хоккей.

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор