Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

13:07 25.06.2019

Как государство потеряло 400 млн в Ленгипрогоре

За 3 года один из крупнейших институтов страны по разработке градостроительной документации превратился в банкрота. Государство потеряло минимум 400 млн выгоды. На 26 декабря назначены очередные торги по приватизация предприятия, но сегодня это, по сути, пустышка.

Как государство потеряло 400 млн в Ленгипрогоре

Здание РосНИПИУрбанистики на Бассейной, 21//скриншот страницы сервиса Google.Maps

Когда-то мощнейший институт Ленгипрогор объявил о банкротстве, хотя еще 3 года назад его стоимость оценивалась в 500 млн рублей. Промедлив, государство потеряло больше 400 млн выгоды от приватизации. Зато рядом расцвел подающий надежды частный «Ленгипрогор». Топ-менеджмент тот же и адрес – такой же.

Ленинградский госинститут проектирования городов (Ленгипрогор) с 1920-х годов был гордостью советских и российских урбанистов. Передовик проектирования, в его портфолио – проекты развития десятков городов от Ашхабада до Мурманска, генеральные планы крупных промышленных городов и районных центров.

В 1991-м Ленгипрогору присвоили современное имя — Российский НИПИ Урбанистики, но суть не изменилась. Институт в 2011 году вошел в структуру Минрегиона, через год  превратился из ФГУП в ОАО, в 2013-м — попал в программу приватизации и по-прежнему занимался территориальным развитием регионов. Из последних работ – генплан для Красной Поляны и проект Олимпийского парка в Сочи; институт обосновывал стоимость высокоскоростных ж/д магистралей Москва — Екатеринбург и Москва — Адлер для РЖД.

В 2013-м годовая выручка предприятия, по данным СПАРК, составляла 585 млн рублей, институт был загружен текущими контрактами почти на 170 млн и оценивался примерно в полмиллиарда. Сотрудники даже начали собирать деньги на трехтомник к празднованию 90-летия Ленгипрогора в 2019-м.



К задаче продажи Ленгипрогора подошли с бюрократической неспешностью. Росимущество, которое должно продавать госактивы, заполучило институт в управление только в августе 2015-го. К тому моменту его стоимость уже сократилась до 247 млн рублей.

Первый аукцион назначили на ноябрь, предложение не нашло покупателей. Росимущество решило еще снизить цену — объявило о торгах на понижение с минимальной границей в 123,5 млн рублей. На этот раз заявки подали, но вмешалась ФСБ.

Силовиков заинтересовал контракт бывшего Ленгипрогора с ООО «Нева-строй» десятилетней давности. Тогда частный инвестор взялся реконструировать здание на Бассейной, 21, после разрушительного пожара 1998 года. За это компания получила почти половину площадей 15-этажного здания – 5,7 тысяч кв. м.

Спустя 10 лет госорганы обнаружили: «Нева-строй» закрыла инвестконтракт не полностью – не установила системы пожаротушения, часть помещений так и не отремонтировала. В новых ценах недоделки оценили в 36 млн рублей.

Эксперты Российского аукционного дома, привлеченные Росимуществом, предложили продолжить торги – взыскать компенсацию через десятилетие будет почти невозможно, говорили они. И обращали внимание, что финансовые показатели Ленгипрогора съезжают все ниже и ниже — долги растут, кадры уходят. Но Росимущество прислушалось к ФСБ. «В целях недопущения нанесения имущественного ущерба Российской Федерации» необходимо приостановить продажу «до урегулирования правовых аспектов», дал директиву замглавы Росимущества Иван Аксенов.

В марте торги отменили во второй раз, потом отложили, и отложили снова. К лету отчет об оценке устарел. Новая, актуализированная, цена оказалась ниже еще в 3 раза — 83 млн рублей.

За 3 года, пока государство решалось продать Ленгипрогор, от него фактически остался единственный актив – часть здания на Бассейной улице площадью 7 тысяч кв. м. Да и на нее судебные приставы наложили арест, требуя выплаты 10 млн.

С 2010 года штат института поредел больше чем вдвое – с 370 до 150 человек. Подрядчикам и заказчикам, по официальной отчетности, институт задолжал 167 млн рублей. Тогда как госконтракт за ним теперь числится всего один – на изменение схемы территориального планирования Рязанской области за 8 млн рублей.

Надежды вернуть недоплаченные «Нева-строй» 36 млн, из-за которых откладывали аукцион, также не оправдались. Ленгипрогор так и не смог взыскать их через суд.

Очередные торги по приватизации института назначены на 26 декабря. Но даже заявленные 83 млн рублей могут не дойти до государства. В мае этого года иск о банкротстве НИПИ Урбанистики подал институт «КрасноярскГражданПроект». Рассмотрение этого заявления назначено на 14 декабря. Вдобавок 14 ноября институт урбанистики и сам заявил о собственном банкротстве.

Банкротство НИПИ Урбанистики открывает перспективу продажи оставшихся площадей института до аукциона, по минимально возможной цене, поясняют игроки рынка недвижимости. Тогда средства уйдут кредиторам, а государство и вовсе не получит за когда-то сильнейший институт ничего.

Что случилось?

Государственный Ленгипрогор не выдержал соседства с частным бизнесом — компанией с зеркальным названием ООО «Институт «Ленгипрогор», отпочковавшейся от госпредприятия в 2003-м. Среди ее основателей госинститут, гендиректор РосНИПИ Урбанистики Владимир Щитинский и Юрий Перелыгин, тогда – главный инженер института.

Частный «Ленгипрогор» размещается в том же здании — на Бассейной, 21. И занимается той же деятельностью — генпланированием и развитием территорий. По меньшей мере, с 2005-го «Ленгипрогор» – постоянный партнер и крупнейший субподрядчик госпредприятия. Вместе они работали над развитием поселений Иркутской области, Красноярского края.

После решения о приватизации сотрудничество государственного и частного «Ленгипрогоров» укрепилось донельзя. На субподряд стали отдавать до 80% работ, государственный институт принялся помогать с заказами коммерческой «тезке».

К примеру, в январе этого года гендиректор госинститута Владимир Щитинский предложил компании «СтройГазМонтаж» перезаключить договор на проектирование планировки «Артека» с частным «Ленгипрогором». Госпредприятие выставлено на торги, объяснял Щитинский в письме, а потому «в целях безусловного исполнения обязательств» лучше сменить проектировщика.

В 2013-м государственный Ленгипрогор фактически отказался и от поиска новых контрактов. Если 4 года назад он участвовал в 220 тендерах, то в 2015-м — всего в 27. Задолженность перед сотрудниками к 2016-му достигла 7,5 млн рублей.

Дела соседнего частного «Ленгипрогора» идут, напротив, как нельзя лучше. Несмотря на кризис, компания чувствует себя устойчиво. Проверки силовиков привели к увольнению из госпредприятия Владимира Щитинского, возглавлявшего институт урбанистики 20 лет.

Теперь он работает в частном «Ленгипрогоре» заместителем гендиректора, курируя научную работу. Юрий Перелыгин, еще недавно первый заместитель гендиректора в РосНИПИ Урбанистики, устроился в «Ленгипрогор» исполнительным директором. Он же, по данным проверок, в разное время входил и в руководство «Нева-строй».

Собственно, сам частный институт принадлежит Антону Юрьевичу Перелыгину. Предприниматель стал его совладельцем в возрасте 24 лет, едва выпустившись из Лесопилки – Лесотехнического университета имени Кирова. Судя по профилю «ВКонтакте», он увлекается сноубордом, брейк-дансом и гонками.

По данным отчетности, выручка частного «Ленгипрогора» в 2015-м выросла до 106 млн рублей. Компания работает над генпланами для Тольятти и поселений Псковской и Ленинградской областей. При желании она вполне сможет выкупить у коллег оставшуюся часть здания.

Антонина Асанова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор