Сейчас

+19˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+19˚C

Небольшая облачность, Без осадков

Ощущается как 17

3 м/с, ю-з

757мм

57%

Подробнее

Пробки

4/10

Ольга Забелинская: На месте Исинбаевой тоже бы расплакалась

533
ПоделитьсяПоделиться

Петербургская велогонщица Ольга Забелинская — из тех «везунчиков», кого, помимо наших легкоатлетов, могут не допустить на Олимпиаду в Рио. В интервью «Фонтанке» она рассказала, как сейчас обстоят дела с ее участием в Играх.

Ольга Забелинская — двукратный бронзовый призер Олимпиады в Лондоне в групповой и раздельной гонке. В 2014 году у нее нашли запрещенный препарат октопамин. После продолжительных разбирательств Забелинской удалось доказать, что препарат попал в ее организм случайно – вместе с лекарством от острого бактериоза, подхваченного во время соревнований в Сальвадоре. Тогда ее полностью оправдали по всем пунктам. 24 июня 2016 года Международный олимпийский комитет принял решение, что от Олимпиады в Рио будут отстранены все российские спортсмены в чьей биографии были положительные допинг-пробы. В их числе неофициально называлась и Ольга Забелинская.

Звонок «Фонтанки» застал ее во время тренировки где-то во Франции, откуда Забелинская планирует вылететь сегодня вечером в Рио-де-Жанейро.

- По нашим данным, вам все-таки запретили участвовать в Олимпиаде.

– Откуда у вас такая информация? Я об этом ничего не знаю. Сегодня я улетаю в Рио-де-Жанейро.

- Вы летите туда в качестве туриста или спортсмена?

– Я пока не знаю, буду выступать или нет, но на сегодняшний день я отправляюсь на Олимпиаду в качестве спортсмена. А там уже будет видно.

- Такая ситуация возникла из-за истории двухлетней давности, когда у вас нашли допинг. Но вас же тогда полностью оправдали по всем статьям. Почему же сейчас появились сомнения?

– Потому что эта история просто была. Потому что мое имя было связано с каким-то допинговым скандалом. Поэтому меня и включили в компанию ко всем дисквалифицированным из-за допинга спортсменам.

- И как относитесь к сложившейся ситуации?

– Ну а как я могу относиться? Я просто смотрю со стороны и понимаю, что никак не могу повлиять на все это. Обидно, потому что все-таки люди готовились к Олимпиаде. Она проходит раз в четыре года. Ты все четыре года готовишься, а в последний момент, буквально за неделю до начала Олимпиады, тебе говорят, что ты не едешь. Мягко говоря, неприятно.

- Вы про себя когда узнали, что вас могут отстранить от Игр?

– Три дня назад. Причем мне об этом рассказали журналисты. Позвонили и спросили, как я к этому отношусь. Мне лично никто о моем отстранении не говорил. Все новости и последние события я узнавала от ваших коллег, звонивших мне и хотевших узнать мое мнение. Вот как сейчас, когда вы мне сказали в начале, что по моей кандидатуре принято отрицательное решение. Я пока об этом не знаю.

- Вы пытались связаться с нашей федерацией и узнать у них точную информацию?

– А федерация здесь при чем?

- Насколько мне известно, сейчас продолжаются консультации по поводу допуска спортсменов.

– Нет, насколько мне известно, никакие консультации уже не ведутся. Дело не в нашей федерации, а в международной. Международная федерация не против моего участия. То есть, видимо, надо подавать иск в CAS, чтобы они принимали решение. Сейчас решение принимает именно CAS.

- Но времени-то осталось всего ничего, а вы только сейчас собрались подавать иск.

– Они сейчас в течение суток принимают решения.

- Ну так вы уже подали иск или только планируете?

– Вы знаете, у меня же нет никакой информации о том, в каком состоянии находится моя персона и вообще все это дело, кроме той, которую мне говорят журналисты. Поэтому сначала надо разобраться во всем точно и потом уже думать, что со всем этим делать.

- Но до Олимпиады же осталась ровно неделя...

– Но это же не по моей вине все происходит.

- Я понимаю, просто со стороны это выглядит странно — неделя до Олимпиады, а вы до сих пор не знаете, летите туда или нет, и нужно ли что-то предпринимать, если все-таки вас не допускают.

– Я понимаю, что со стороны это все выглядит ужасно, но поверьте, когда ты находишься внутри этой ситуации, это все еще ужаснее. Я вот конкретно сейчас нахожусь на тренировке и не знаю, как мне работать — либо так, как если я выступаю на Олимпиаде, либо так, как если я будут принимать участие в более поздних стартах. Это разные вещи. Такое подвешенное состояние никому не нравится. 

- То есть сейчас вы едете в Рио, а там будете действовать по факту?

– Да.

- Мне все равно не понятно: с вами вообще никто из нашего руководства не связывался в связи с такой ситуацией?

– Нет.

- То есть вы сами по себе?

– Нет, ну есть тренер сборной, который говорит мне, что «скорее всего, будет так-то и так-то». Опять же только предположения.

- Готовитесь как-то особенно к поездке в Рио в связи с санитарными проблемами, плохой водой, высокой преступностью, которые там имеют место быть? Может, воду с собой повезете?

– Нет, ничего такого нет.

- За свою безопасность там переживаете?

– Переживаю, конечно, но я же не одна туда еду. Туда едет много людей. Надеюсь, что все будет хотя бы на каком-то минимальном уровне в плане безопасности.

- Готовитесь к тому, что российских спортсменов из-за допинговых скандалов будут встречать не лучшим образом?

– Готовлюсь, понимаю, что все это будет. На себе лично я пока не очень все это чувствую, но понимаю, что некоторые, в особенности болельщики других стран, могут неадекватно воспринимать людей в форме нашей национальной сборной. Я наблюдала за всеми событиями, которые происходили во Франции во время Евро-2016. Неадекватное отношение других болельщиков к россиянам меня, признаюсь, настораживает.

- Вчера проходила встреча нашей олимпийской сборной с президентом Владимиром Путиным. Смотрели сюжет по телевизору?

– Нет.

- Там Исинбаева со слезами на глазах сказала, что все спортсмены любят Путина и попросила его помочь им как-то повлиять на ситуацию с их недопуском на Олимпиаду. Будь вы там, поддержали бы ее?

– Что значит – поддержала бы? Я бы тоже попросила его о том же, потому что ниоткуда больше помощи ждать не приходится.

- Просто со стороны все это вместе со слезами и признаниями в любви к президенту выглядело немного странно. Понятно, что для Исинбаевой пропуск Олимпиады — это трагедия, но все-таки...

– Это действительно трагедия, и будь я на ее месте, тоже бы расплакалась. Хотя говорить, что я люблю президента, все-таки, наверное, не стала бы. Хотя я, конечно же, Путина уважаю, все-таки он президент России. Я понимаю наших спортсменов, которые отказываются выступать под нейтральным флагом. Я бы, наверное, тоже отказалась. Это попахивает предательством.

Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close