18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:35 15.11.2018

Город

15.07.2016 15:11

Григорий Попов: «Трансстрой» понимает свою вину

Директор Александринки Попов, допрошенный по делу о поставке видеотабло на стадион на Крестовском, рассказал «Фонтанке» свою версию. Его слова прозвучали до скандала с расторжением контракта с «Трансстроем».

Григорий Попов: «Трансстрой» понимает свою вину

На днях в Петербурге прошли веерные обыски по делу о возможном мошенничестве при закупке видеотабло для строящегося стадиона на Крестовском острове. В том числе был допрошен директор Александринского театра Григорий Попов, которого источники «Фонтанки» предположительно называют конечным бенефициаром поставщика экранов – компании «Театрально-декорационные мастерские». Он согласился рассказать, почему ТДМ не вернули аванс в 50 млн рублей.

– Все говорят, что вы занимались делами Театрально-декорационных мастерских (ТДМ), были поручителем по ее контрактам. У вас есть акции ТДМ?

– Я никогда не был собственником этой компании, моя основная профессия – театральный инженер. Этим делом я занимаюсь уже 35 лет, мною выпущено несколько тысяч спектаклей. Так что могу сказать, я неплохо знаю эту сферу, и в силу своего опыта, стал, скажем так, лидером и в большой степени идеологом Театрально-декорационных мастерских.

– А какая у вас была должность в ТДМ?

– Я там никогда официально не работал. И, хочу подчеркнуть, что уже три года я не имею к ней никакого отношения, c того момента, как вступил в должность директора Александринского театра. Но, когда нужно, что называется, «потрясти именем», то я помогаю коллегам.

– Согласно данным ЕГРЮЛ, изначально держателями акций были Струев, Халиф, Шимберг. Они тоже из театрального мира?

– И Струев, и Халиф – мои коллеги. Например, Халиф был директором Молодежного театра на Фонтанке, и в свое время он брал меня к себе заместителем по технической части.

– Они же и оставались реальными собственниками потом? Реестр действующих акционеров скрыт, мы этого не видим.

– Да, они были и остаются акционерами. А я был двигателем стратегического развития компании. И постепенно ТДМ раскрутились: Мариинка-2, БДТ, Александринка – везде сценическое оборудование ставили мастерские. Но не потому, что ТДМ были какими-то коррупционерами, как их сейчас пытаются представить. Компания действительно умеет работать, в ней в лучшие годы трудилось 300 человек, выходцев из технических дирекций театров.

- Почему вы, не имея отношения к ТДМ, оказались в курсе подробностей текущего контракта компании на строительстве нового стадиона?

- Потому что в деле оказалось замешано мое имя. И понятно, что мне пришлось обратиться к коллегам и провести своего рода собственное расследование. Также, уверен, вы согласитесь, что потенциальный репутационный ущерб и мой, и людей, которых я знаю не один десяток лет, может быть не менее болезнен, чем финансовые потери. Поэтому я и не считаю возможным "спустить ситуацию на тормозах".

–  Каким образом компания оказалась на стадионе?

– На стадионе планируется проводить концерты, поэтому, очевидно, нужно и сценическое оборудование. Скрывать не буду: ТДМ туда позвал вице-губернатор Марат Оганесян, который хорошо знал мастерские по работе в Северо-Западной дирекции по строительству Минкульта.

– Но ведь ТДМ должны были поставить даже конструкции для раздвижной крыши. Совсем не театральная история…

– Это движущаяся система с высокой точностью позиционирования, точно такая же применяется в театре. Контракт с «Трансстроем» был заключен в конце 2013 года на 2,160 млрд рублей. По нему ТДМ должны были построить раздвижную крышу, выкатное поле, поставить видеотабло. В апреле 2014 года, когда валютный курс уже полетел, компания получила аванс – 50 млн рублей.

При этом нужно пояснить: смета на крышу и поле тогда еще была не готова, шло повторное проектирование. В контракте «Трансстроя» с комитетом по строительству из всех объектов ТДМ были только табло, за них и был получен аванс. Но по указанию генподрядчика компания занималась более важными элементами – полем и крышами. И этот аванс ушел на них.

Этой суммы не хватало на раскрутку всего производственного цикла. В августе поступил еще один аванс, но вновь недостаточный.

– А параллельно идет девальвация…

– Да, и внутренняя смета, естественно, растет. Там все оборудование должно было быть импортным. Даже комплектующие для табло.

– Но аванс, по версии следствия, ТДМ так и не вернули.

– Сейчас в Арбитражном суде идет разбирательство, сколько затратили ТДМ, сколько перечислил компании «Трансстрой». Например, по тележкам для крыши ТДМ получили от генподрядчика иск, но подали встречный и выиграли: мастерские доказали в суде, что заказали оборудование у чехов и оплатили его, а заказчик решил разорвать контракт.

– Я же говорю про аванс за табло в 50 млн рублей.

– В 2015 году «Трансстрой» расторг контракт на поставку табло, после чего все средства были направлены как раз на тележки. И эти 50 млн ТДМу зачли в счет работ по выдвижной крыше. И все это прописано в документах.

– И несмотря на эту ситуацию, «Трансстрой» написал на ТДМ заявление в правоохранительные органы?

– Да. Хотя я думаю, что они прекрасно понимают свою степень вины.

– Одновременно с обысками в Петербурге приставы Сургута пришли во дворец искусств «Нефтяник», чтобы арестовать оборудование, поставленное для «Сургутнефтегаза». ТДМ не расплатились с поставщиками, а вы были поручителем по сделке. Теперь контрагент будет взыскивать с вас почти 800 тысяч евро.

– История с Сургутом гораздо сложнее. «Сургутнефтегаз» платит в евро. Система там следующая: после поставки оборудования они платят 60%, после монтажа – еще 30%, 5% – после сдачи, оставшиеся 5% – гарантийное удержание. Но все выплаты идут по тому курсу, который был на момент поставки. При стабильной финансовой ситуации схема удобная. Но начались валютные штормы, и монтаж оплачивался уже по неактуальному курсу.

– А как образовался долг перед контрагентами?

– Они поставили оборудование за свой счет. ТДМ надеялись, что удастся договориться с «Сургутнефтегазом», и он приведет контракт к актуальному курсу. Не получилось. Сам объект готов на 98% при общей стоимости контракта в 32,8 млн евро.

– А отвечаете теперь вы – как поручитель.

– Да, я готов к этому.

– Сейчас в связи с Театрально-декорационными мастерскими всплывает фигура Максима Корнеева, в прошлом Голуба – человека, чья компания получила подряд на строительство второй сцены МДТ под аккомпанемент слов «ноги переломаю». Он якобы позиционирует себя как человек, который решает вопрос для ТДМ.

– Проблемы мастерских можно было бы решить с помощью свободных денежных средств. В докризисное время компания могла бы взять кредит, но сейчас проценты просто зашкаливают. Был начат поиск инвестора. Господин Корнеев-Голуб и предстал в качестве потенциального инвестора.

– И он начал вкладывать деньги в компанию?

– Он вошел, заключил сделку на приобретение 51% акций, перехватил на себя контракты ТДМ. А потом вышел из сделки, не заплатив. Это произошло в мае, и сейчас он к мастерским не имеет никакого отношения. Часть контрактов он перевел на свои структуры, а те, с которыми он не захотел возиться, просто не стал выполнять.

Беседовал Андрей Захаров,

«Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор