18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
04:45 21.09.2018

Сирота в приемной семье: Я боюсь, что вы все исчезнете

«Он пришел к нам в семью в семь лет. Он лишился близких, а потом его дважды брали в семьи, и дважды возвращали. И когда взяли мы, то он себя привязывал к батарее, полгода так делал. И говорил: «Я учиться не буду, ничего не буду, а буду я - алкоголиком», - рассказывает мама приемного ребенка, который уже вырос.

Сирота в приемной семье: Я боюсь, что вы все исчезнете

– Я металась, спрашивала у всех – что делать. А он так нас на прочность испытывал, весь свой репертуар демонстрировал. Мне в опеке говорили: «Вы просто его мало любите, вот он себя так и ведет» А я помню, как металась, стараясь понять – что же мне он сообщает, что хочет сказать... – рассказывает приёмная мама.

«Мало любите», «Не справляетесь», «Отберем», – родителям, которые взяли в семью детдомовца, нет ничего страшнее, чем услышать это. И нередко бывает, что возникающие в таких семьях проблемы скрываются, сложности взаимоотношений родителей и детей не выносятся никуда, родители боятся прослыть жестокими, нелюбящими.

«…Года через три, ему было уже десять, он сказал мне: «А теперь поедем, я уже могу показать тебе, где я рос». Приехали. Там все поменялось. Он стал искать магазин, когда бабушка умерла, а дедушка запил, он приходил в магазин и его подкармливали продавщицы. Магазин этот мы нашли, ориентируясь по проводам: «Сейчас с правой стороны будет овраг, а потом будет кочка, я тут все время плакал, когда дедушка пил, а здесь мы с бабушкой картошку собирали, а вот и магазин». Мы шли по месту его раннего детства вместе. Он захлебывался от чувств и эмоций. Подошли к его бывшему дому, там уже жили другие люди. Спросила: «Может, зайдем?». Он говорит: «Нет, в моем доме все умерли, не пойдем, я боюсь, что вы все исчезнете». Он боялся, что его новый мир, который стал для него дорогим, исчезнет, и он снова останется один. Мы пошли к машине. Он сел и моментально уснул».

Это два воспоминания мамы приемного ребенка, которой было нелегко понять, что же происходит с ним, почему он – маленький, который, казалось бы, должен радоваться, что оказался в любящей семье, так долго испытывал эту семью на прочность, так долго боялся поверить в эту ценность нового для него мира.

Статистику вторичных отказов – это когда ребенка из приемной семьи вновь возвращают в детдом – стараются не озвучивать. Она портит радужную картину нескончаемого роста приемных семей. Но на самом деле момент, когда сирота оказывается в приемной семье – это не счастливое завершение истории, а просто продолжение жизни. И ребенок, и приемные родители сталкиваются с «трудностями перевода» – понимания друг друга, принятия себя и другого. Родители, готовые принять в семью сироту, безусловно, готовятся – без окончания «Школы приемных родителей» ребенка в семью просто не отдадут. Но все равно проблемы есть, далеко не всегда к семье готов сам ребенок, даже если он мечтает обрести дом и маму с папой. У каждого из этих детей своя история сиротства, своя боль, свои ожидания и свое недоверие.

В Петербурге Автономная некоммерческая организация «Подсолнух» начала проект «Территория радости», в котором участвуют 20 семей с приемными детьми от 11 до 16 лет. Его цель – как раз профилактика отказов от детей в таком и без того непростом подростковом возрасте. Раз в неделю семьи приходит в «Подсолнух» часа на четыре. Психологический тренинг для взрослых и подростков – по группам. Потом чаепитие, потом снова тренинг или мастер-класс с художником. Таких тренингов будет 16, часть из них – совместные, когда родители и дети вместе.

Наталья Андреева, координатор проекта, отмечает, что семьям очень трудно оказалось решиться не на индивидуальное консультирование, а на такую вот групповую работу. Елена Сухорукова, психолог «Подсолнуха», рассказывает, что тренинги для родителей решено было назвать «Лаборатория поведения», а для детей – «Лаборатория чувств». Елена Петрусенко, психолог детской группы, отмечает, что для подростков оказалось очень важным, что есть просто другой взрослый – в данном случае – психолог, кто готов просто выслушать, принять историю, не определяя уровень лжи и правдивости. Просто выслушать то, что подростку важно сказать.

В каждом взрослом, в каждом из нас сидит ребенок – со своими страхами и детскими травмами. И мы же с вами помним это, понимаем, принимаем. Или не принимаем. Понять другого ребенка, у которого до тебя, твоего дома была совсем другая жизнь, пусть очень короткая, пусть такая коротенькая, что он и не помнит, как тебе кажется, ничего из той жизни. Но эта жизнь была. А у кого-то из них живы кровные родственники и он их навещает. И ты мучаешься ревностью или можешь в сердцах ему сказать что-то про них. Или решишь пригласить в гости. Что происходит с родителями, с ребенком, с семьей, как поддержать их, как научить понимать друг друга? В этом задача проекта.

Галина Артеменко

Проект реализован на средства гранта Санкт-Петербурга

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

MarketGid

Загрузка...