Авто Признание & Влияние Фонтанка-500 Книги «Фонтанки» Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

01:30 19.02.2020

Спорт

04.08.2015 18:09

Экс-глава сборной по легкой атлетике: Иностранцы нам завидуют и ненавидят

После первого фильма немецких журналистов о допинге главному тренеру сборной России по легкой атлетике Валентину Маслакову пришлось уйти в отставку. Теперь вышел второй. «Фонтанка» связалась с Маслаковым и расспросила его, действительно ли у нас все так плохо.

Экс-глава сборной по легкой атлетике: Иностранцы нам завидуют и ненавидят

Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

Валентин Маслаков ушел с поста главного тренера сборной России по легкой атлетике в январе 2015 года, вскоре после того, как телеканал ARD опубликовал первый фильм-расследование об употреблении допинга российскими атлетами. На минувших выходных вышла вторая часть того фильма. В разговоре с «Фонтанкой» Маслаков рассказал о своем отношении к этому расследованию, истинных причинах своего ухода и о том, почему, по его мнению, про Россию снимают подобные сюжеты.

«Я вообще не знаю такую спортсменку Степанову»

- Ваше отношение к новому фильму телеканала ARD о допинге в сборной России?

– Ну а что я могу сказать по этому поводу? Это все глупости.


- Авторы фильма приводят цифры...

(Перебивает.) Да что цифры? Можно все что угодно привести. Откуда эти цифры? У каждого цифры есть. Вообще, не стоит так сильно реагировать на этот фильм. Лучше заниматься своим делом и все.

- А как относиться к показаниям супругов Степановых, которые демонстрируют видеозаписи с признаниями некоторых российских спортсменов в употреблении запрещенных препаратов?

– А что записи?.. Если бы они еще были нормально сделаны. Я вообще не знаю такую спортсменку Степанову. Знаю только, что она была дисквалифицирована. Больше ничего. Видимо, они решили таким образом подзаработать. Хотя я не знаю, что ими движет. Может быть, и обида. Его же уволили из РУСАДА, а ее дисквалифицировали за допинг.

- Вы были в курсе того, что они переехали в Германию и общались там с журналистами?

– Я об этом до сих пор ничего не знаю. Но вообще их переезд логичен. Человек, который нагадил, не может оставаться там, где он нагадил.

- С вами пробовали связаться авторы этого фильма для комментариев?


– Нет, со мной не пробовали, потому что я там не замешан ни в чем.

- Тем не менее вы там упоминаетесь.

– Кто-то пытался взять у меня интервью, но я им отказал. Я не даю интервью людям, которых я не знаю. Подозреваю, что это было бы не самое лучшее интервью.

«Россия лучше всех борется с допингом»

- У сборной России действительно настолько серьезные проблемы с допингом?

– Проблемы такие существуют везде — во всем мире, во всех командах. Россия больше и лучше всех борется с этой проблемой. Больше всех и лучше всех. Все остальные просто не борются.

- На чем основано это утверждение?

– Оно основано на том, как работает РУСАДА, вот на чем.

- Ну а если конкретнее?

– Каждый месяц РУСАДА приезжает на тренировочные сборы, которые проводят сборные команды России по подготовке к тем или иным мероприятиям, и берет пробы — по 20, 30, 40 штук. Вот сейчас, например, у нас в Чебоксарах проходит чемпионат мира. РУСАДА уже взяла там, кажется, 98 проб. Это очень большие цифры. Не знаю даже, имеет ли такие цифры какая-то другая страна.

- Вы сами, когда были главным тренером сборной, сталкивались со случаями применения допинга вашими спортсменами?

– Я не сталкивался, потому что в сборной у нас такого не было, за редким исключением. У нас немного неправильно работает РУСАДА. По правилам, есть категории — сборная, районные команды, областные команды и все другие команды. Нельзя всех смешивать в кучу и всех их относить к нам. РУСАДА постоянно присылает нам — вот такой-то спортсмен что-то там сделал. Да мы такого спортсмена даже не знаем. Но считается, что федерация должна их искать, должна их наказывать. Это как бы не совсем верное решение вопроса. WADA же так не работает. Допустим, кого-то выявили где-то на студенческих соревнованиях. Ну какое отношение имеет наша федерация к студенческим соревнованиям? У них есть свои федерации, свои организации, и пусть они этим занимаются.

- Вы сказали «за редким исключением». О каких исключениях идет речь?

– Эти имена всем известны. Они потом выступают в роли героев, вот что плохо. Спортсменов дисквалифицируют, за ними начинается охота. У них спрашивают комментарии, и они охотно комментируют. Выдают не совсем правду за реальность. В общем, не очень честно и порядочно это все. Та же Степанова. Кто такая Степанова вообще? Ее в сборной команде знали не очень хорошо. Знаю только, что тренер, который работал с ней, иногда отправлял в сборную спортсменов. Ну а Степанова... Если ты обижен на РУСАДА или еще на кого-то, это не означает, что нужно брать жену за шиворот и рассказывать, как и что она должна говорить. Это все нечисто и не очень хорошо. Я еще раз повторю: у нас в этом направлении идет большая работа. А вот как раз те, кто в чем-то замешан, выступают теперь в роли героев.

«Меня подставили»

- После первого фильма вы подали в отставку. Зачем?

– Я считаю, что не должен нести ответственность за других. Пускай они сами несут за себя ответственность. Почему я должен нести за них ответственность?

- Вы все-таки были главным тренером сборной России.

– Да, но, к сожалению, у нас есть много структур, которые никак не пересекаются со сборной командой. Та же ходьба. Она совсем в другом направлении работает, и совершенно другие люди за нее отвечают. Это не сборная команда. Считается, что сборная — это когда люди приглашаются на сбор, они там работают, словно футбольная команда. Это совершенно не так. Спортивная ходьба была очень самостоятельной.

- То есть вы хотите сказать, что к вам она никакого отношения не имела?

– Почти нет. За исключением, может быть, чемпионатов мира и Европы. А там, где чемпионаты мира и Европы, они выступали как раз очень нормально.

- То есть мордовская школа ходьбы тайком от главного тренера сборной России давала допинг своим спортсменам?

– Там был создан целый центр. Центр хороший, республиканский. Большой центр. Ну и как мы можем на него влиять, когда там совсем другая структура? Мы ни денег им не давали, ни платили там ни за что. Они делали для нас добро, и мы благодарили их. Мы не могли в их дела вмешиваться.

- Когда разразился допинговый скандал вокруг этой школы, какие были ваши первые мысли?

– Что меня подставили. И не только у меня было такое ощущение. Они точно так же подставили и президента федерации. Это не такая простая проблема, и мне о ней не хочется говорить.

- Эта ситуация стала для вас неожиданностью, или вы уже знали что-то об этом?

– Во-первых, это не то что было неожиданностью. Это было следствием чего-то. Да и потом, эти спортсмены-нарушители стали не первыми. Их количество пошло уже на второй десяток. Там много вопросов, о которых я не хотел бы говорить, потому что тут не все, как говорится, зависит от нас. Я еще раз подчеркну, что Федерация легкой атлетики России — это не государственная, а общественная структура. Поэтому она на многие вопросы не может влиять. Конечно, мы работали, призывали к порядку, и не только ходоков, но и других. Я еще раз хочу подчеркнуть, что такая ситуация была не только у нас.

- Да, но у нас это оказались призеры и победители Олимпиад и чемпионатов мира.

– Возьмите США – и там таких гораздо больше. Подобные скандалы там постоянно происходят. Просто по отношению к нам ведется особенно жесткая работа. Нам многие завидуют, нашей системе.

«Им кажется, что у нас тут живут одни варвары»

- Завидуют? И в чем же особенность нашей системы?

– Да, да. У нас прекрасные базы, у нас огромное внимание к спортсменам, выделяются хорошие деньги на их подготовку. У нас готовится больше спортсменов, поэтому у нас структура привлекательна. Конечно, они будут иметь возможность завоевывать больше медалей на разных уровнях. Поэтому и такое внимание к нам.

- То есть вы хотите сказать, что у нас спортивная инфраструктура развита лучше, чем в США и Западной Европе?

– Совершенно справедливо. Вот такие мы. То, что нас ненавидят во многих ситуациях, вы, наверное, прекрасно знаете. Нас не любят из-за Украины и многих других вещей. Им кажется, что у нас тут живут одни варвары.

- Во время международных турниров этот негатив чувствуется?

– По-всякому бывает.

- Это проявляется в виде каких-то слов или действий?

– Нет, в этом плане все более или менее нормально. Но там, где можно за что-то ухватиться, нас хватают.

- Как вы относитесь к тому утверждению, что современный профессиональный спорт – это  уже соревнования не атлетов, а фармацевтов?

– Честно говоря, это сложная ситуация. Но, во всяком случае, то, что здесь попахивает бизнесом, — это однозначно. Это бесчеловечно. Спортсмен родился, и он уже преступник. Разве такое возможно где-нибудь? Поэтому мне кажется, что здесь идет перегиб. Проходят 15 – 20 лет, и ему говорят: тогда-то у тебя нашли допинг. Это разве нормально?

- Как вы уже упоминали, в Чебоксарах сейчас проходит чемпионат России, который является отборочным для чемпионата мира. Вы каким-то образом сейчас привлекаетесь к подготовке сборной?

– Я отвечаю сейчас за отдельные виды — стайеры, спринтеры.

- Вы можете утверждать, что все те спортсмены, которые на этом чемпионате России отберутся на чемпионат мира, который пройдет в конце августа в Китае, будут чисты от допинга?

– Со стопроцентной уверенностью.

- Обещаете сделать для этого все?

– По-другому и не будет. Как говорит наш министр, нам не нужны грязные медали. Мы в этом направлении и работаем.

Беседовал Артем Кузьмин, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор