18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
23:46 15.08.2018

Особое мнение / Елена Киселева

все авторы
11.06.2015 16:08

«Вытрезвляющие» риски

За первые 2 месяца этого года в петербургские больницы и стационары привезли почти 6000 «пациентов» в состоянии алкогольного опъянения, что составило более 10% от числа всех поступивших. Елена Киселева, председатель постоянной комиссии по социальной политике и здравоохранению Законодательного собрания Санкт-Петербурга, о том, чем грозит реформирование медвытрезвителей.

Дискуссия о том, что Петербургу, да и всей стране, нужно менять систему вытрезвления граждан длится уже далеко не первый год на самых разных уровнях власти. Случаи, подобные тому, который прогремел на всю Россию благодаря зафиксированной на видео «эвакуации» нетрезвого гражданина петербургскими фельдшерами скорой помощи, лишь придает таким спорам новый виток. Вот и сейчас Совет Федерации, руководство МВД, профильные министерства и комитеты предлагают различные варианты модернизации этой системы. Но реформировать сложившийся порядок транспортировки, осмотра и деинтоксикации людей, находящихся в состоянии алкогольного опьянения нужно крайне осторожно.

Часто озвучивается предложение вернуть «старую добрую» советскую систему вытрезвителей, когда подвыпившего человека, нарушающего на улице или в другом общественном месте порядок, забирали органы милиции или НКВД. Там его, конечно, осматривал фельдшер или врач, а затем отправлял для вытрезвления в отдельное закрытое помещение при силовом ведомстве. После крушения СССР эта система начала давать серьезные сбои – финансирование урезалось, фельдшеры уходили, контроль над ситуацией со стороны руководства МВД ослабевал. Все это привело к увеличению злоупотреблений полномочиями со стороны милиции, но самое страшное – к возрастанию смертности в несколько раз. В отдельных случаях фиксировалось до 30 случаев гибели в месяц на один вытрезвитель.

Мы не имеем права допустить возвращения того трагического опыта.

В начале нулевых стали срочно возвращать в систему вытрезвления медицину, а затем и вовсе отказались от услуг силовых структур. Тогда и транспортировка, и вытрезвление – все легло на плечи врачей и фельдшеров скорой. Последний вытрезвитель старого образца закрыли в 2011 году, и с тех пор все лица, находящиеся в состоянии алкогольного опьянения, стали поступать напрямую в медучреждения. За первые 2 месяца этого года в петербургские больницы и стационары привезли почти 6000 таких «пациентов», что составило более 10% от числа всех поступивших.

Да, любой гражданин России имеет право на бесплатную медицинскую помощь, которая гарантирована государством. Но, с другой стороны, услуги по транспортировке и вытрезвлению к ним относиться не должны  - каждый волен сам выбирать себе образ жизни и сам за него расплачиваться, а не расходовать средства из общего бюджета, куда каждый из нас вносит свой вклад через систему налогов.

Но еще более опасен здесь путь полной коммерциализации системы. Необдуманное перекладывание всех затрат на пациента и перепоручение услуги по вытрезвлению бизнесу создает два типа серьезных угроз. Во-первых, непомерные траты могут стать еще большим обременением для семьи или родственников алкоголика, вынужденных платить за него. Во-вторых, мы можем получить систему настоящей «охоты» за выпившими людьми – когда бизнес ради извлечения собственной прибыли будет забирать в коммерческие вытрезвители поголовно всех, кто окажется в нетрезвом состоянии на улице. У нас сегодня уже есть ситуация, когда нам навязывают дорогостоящие услуги, – так построена система эвакуации неправильно припаркованных автомобилей.

Убирая государство из системы вытрезвления, мы рискуем обеспечить себе новый вид «эвакуации», которая коснется и вызовет негодование еще большего числа горожан.

И тем не менее в существующем сейчас порядке оказания услуг по вытрезвлению есть еще один серьезнейший изъян. Выезжая на такие вызовы, работники «скорой» очень часто подвергают опасности свое здоровье, свои жизни. Неадекватные подвыпившие петербуржцы иногда нападают на беззащитных фельдшеров и медсестер, причем статистика по этим нападениям ухудшается. В 2012 г. Городская станция скорой помощи зафиксировала 40 случаев нападений, в 2013-м – уже более 70, а за 2014-й это страшное число почти достигло 100. В программу «Развитие здравоохранения Санкт-Петербурга до 2020 г.» уже включен пункт об усилении ответственности за нападения на врачей «скорой» –  предлагается поднять штрафы до 200 000 руб. и увеличить срок лишения свободы до 10 лет. Но даже это не избавит медиков от обоснованного страха – ездить на «вытрезвляющие» вызовы в асоциальные квартиры.

Конечно, убрать госмедицину из системы вытрезвления невозможно. Услуга должна оставаться именно медико-социальной. При употреблении алкоголя многократно возрастает риск инсульта, инфаркта, опасных травм, а в зимний период и обморожений – без осмотра пациента квалифицированным врачом и без возможности дальнейшей госпитализации обойтись никак нельзя. Да и вся история медвытрезвителей в России, еще в начале XX века организованных как временный приют для замерзающих, опьяневших, но нуждающихся в помощи людей, говорит нам о колоссальном значении и вкладе врача в процесс вытрезвления. Но и полностью все сгружать на плечи врачей и государства – это не выход.

Поэтому и получается как в народной мудрости: куда ни кинь – всюду клин. История развивается по спирали. Разве мог помыслить тульский врач, открывший первый в России вытрезвитель ради оказания медицинской помощи землякам, что к концу XX века медицина из его «творений» почти исчезнет, а смертность будет превышать все мыслимые пределы? Разве могли российские реформаторы предположить, что в итоге полной передачи вытрезвителей в систему здравоохранения мы будем иметь до 3000 новых «пациентов» в месяц, занимающих койко-места и проходящих дорогостоящую процедуру вытрезвления на наши налоговые отчисления?

Закрепление системы вытрезвления только за одним ведомством неэффективно. Для успешной реализации проекта необходимо обеспечить межведомственное взаимодействие, разделить ответственность между силовыми и медицинскими учреждениям. Но здесь крайне важно помнить, что главная цель системы вытрезвления – помощь, а не наказание.

В мировом опыте есть немало успешных моделей организации системы вытрезвления, и особое внимание нам как Северной столице нужно обратить на страны со схожими климатическими условиями. Например, в Канаде одновременно с государственными органами действует социальная, волонтерская служба «Красный нос». Неравнодушные люди, особенно в холодное время года, проезжают по улицам и доставляют выпивших канадцев до места их проживания, взимая небольшую плату. При этом основная цель их работы как социальной службы – помочь другим, а не извлечь прибыль, а значит, и перегибов, подобных ситуации с эвакуаторами, быть не должно. Если же клиент находится в стадии глубокого опьянения, его доставляют в специальное медицинское учреждение.

В России и в Петербурге полностью повторить такой опыт вряд ли сейчас возможно. Но тем не менее я считаю, что уже сегодня в нашем городе можно создать экспериментальный центр, оказывающий услуги по вытрезвлению. Он должен располагаться в одной из многопрофильных петербургских больниц (в отдельном корпусе с отдельным приемным покоем), чтобы специалисты из разных областей медицины могли оказать ту помощь, которая сейчас  требуется для спасения жизни. Важно, чтобы в этом центре круглосуточно находилась охрана, способная защитить врачей от буйства людей, пребывающих в состоянии глубокого опьянения.

Сами медицинские услуги, конечно, должны входить в систему ОМС, а вот за транспортировку и деинтоксикацию пациентам придется платить самостоятельно. Если же средств не хватает, жителю могут быть предложены общественные работы. Трудотерапия как эффективный метод по борьбе с алкоголизмом используется по всему миру. При этом сама услуга по вытрезвлению должна оказываться только по медицинским показаниям – тому, кто обойтись без нее сейчас не может, кто находится без сознания, не контролирует себя или вовсе спит на улице. Возможно, тогда нам удастся избавить медвытрезвители от негативного ярлыка, который они приобрели в советское время, когда система вытрезвления была переведена в структуры МВД.

Как председатель постоянной комиссии по социальной политике и здравоохранению Законодательного собрания Санкт-Петербурга, я обратилась к вице-губернатору Ольге Александровне Казанской с предложением создать межведомственную рабочую группу по вопросу организации таких медико-социальных учреждений в нашем городе. К работе в этой группе помимо представителей законодательной и исполнительной власти города планируется привлечь представителей органов МВД, уполномоченного по правам человека в Санкт-Петербурге и заинтересованную общественность.

Елена Киселева, депутат ЗакСа Петербурга

Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.