Авто Недвижимость Работа Арт-парк Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

21:03 15.07.2019

Как День Победы докопался до мышей

История в картинках о Холокосте помешала подготовке к празднованию Дня Победы. Комикс про мышей-евреев и котов-нацистов со скандалом убирают с московских прилавков. В Петербурге не намерены следовать примеру коллег, правда в крупных книжных он и не был представлен.

История в картинках о Холокосте помешала подготовке к празднованию Дня Победы. Комикс про мышей-евреев и котов-нацистов со скандалом убирают с московских прилавков. В Петербурге не намерены следовать примеру коллег, правда в крупных книжных он и не был представлен.

Получивший Пулитцеровскую премию роман давно стал пособием в школах за рубежом, но для нашего читателя он вдруг годиться перестал. Официального запрета нет – скорее всего перед 9 Мая книжные магазины просто занимаются самоцензурой.

Неутомимые поиски экстремистских товаров на российских прилавках привели к рисованным историям на тему Холокоста. Комикс «Маус», в лёгкой для восприятия форме повествующий о трагических событиях, исчез в московских книжных магазинах.  

Писательница Маргарита Варламова первой сообщила о трудностях при покупке художественного произведения. Приобретение комикса, обернувшееся спецоперацией, состоялось в Московском доме книги. Вместо слов у Маргариты – «смех сквозь слёзы». 

Реклама

«Продавец, пряча глаза, говорит – зайдите после 9 мая. Я спросила, почему? Кончились? Мне ответили, что не кончились, но сняты с полок в связи с тем, что на обложке свастика», – рассказала Варламова.

Всё же сотрудники букинистического магазина сжалились над покупательницей и предоставили экземпляр. На кассу Дома книги охранник торжественно принёс «Мауса» украдкой, под пиджаком. 

В понедельник, 27 апреля, по книжным прошлась корреспондент «Эха Москвы» Дарья Пещикова. Отсутствие «недопустимой» новеллы она заметила и в других столичных книжных. При этом Пещикова утверждает, что сотрудники якобы получили такое указание перед 9 Мая.

Изданию РБК косвенно подтвердили в Московском доме книги причину изъятия, связанную с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне. 

В издательстве Corpus, выпускающем комикс для россиян, подтвердили факт исчезновения «Мауса» с полок ряда специализированных магазинов Москвы. А случившееся назвали «волной, которая докатится до конца», оставив книгу лишь в небольших независимых магазинах. 

«В тех магазинах, которые первыми поснимали «Маус» с полок, спокойно и вольготно на соседних полках расположилась сталинистская коллекция. Разумеется, в ней встречается настоящий фашизм. То есть если тиран угробил десятки миллионов граждан в своей стране, а ты этим восхищаешься, это издаешь или это продаешь, то это у тебя такой плюрализм мнений и свобода слова. Вот и все. Одно – великая антифашистская книга. Второе – пропаганда ненависти и убийства одних другими. Одной в магазинах теперь нет, другие стоят стройными рядами», – выразила свое мнение главный редактор издательства Варвара Горностаева. 

Достать «запрещёнку» непросто и в Северной столице. Однако не из-за того, что ее начали изымать, а в силу непопулярности в России самого жанра серьезного комикса. Например, в книжной сети «Буквоед» комикс есть, но купить его можно лишь в интернет-магазине или некоторых регионах – среди них Великие Луки, Архангельск, Кириши, Вологда. 

Реклама


В Санкт-Петербургском доме книги отметили, что за 27 апреля, после начала скандала, приняли немало звонков от желающих приобрести комикс или оставить заявку с предварительным заказом. Надежды последних ослабевают вместе с тем фактом, что в последний раз «Маус» появлялся в Доме Зингера в ноябре прошлого года. 

Про «запрет» в узкоспециализированных местах города на Неве знают, но уверяют, что их это не коснётся. «Никто убирать ничего не будет, никакие организации к нам не обращались», – комментируют ситуацию в Библиотеке комиксов в Петербурге. 

Местная «Лавка комиксов Апельсин» также не намерена сокращать ассортимент. «Если уж кто-то захочет снять комикс, то пусть подадут в суд на издателя. Если мы правовое государство, то должно быть решение суда, которое нельзя нарушать», – полагает Евгений Савинков, один из руководителей «Апельсина». 

Молодой, но крупный петербургский магазин графических романов «28-ой» встретил новости о московской кампании с удивлением. Руководство не планирует убирать комикс из продажи, но с очередным заказом придётся повременить – на складе у поставщиков «Маусы» закончились. 

Кто воюет с комиксами

Кто отдал «приказ» убрать комикс из продажи, достоверно неизвестно. Однако Кремль решил отреагировать на скандал и между делом продемонстрировать свою непричастность. Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента, заявил журналистам о «необходимости чувства меры при безусловном соблюдении нормы недопустимости какого-либо оскорбления нашей национальной памяти и наших ветеранов» и что "чтобы наглядно показать врага – его нужно показывать".  

Так что, возможно, происходящее – самоцензура московских книжных магазинов. Но нельзя не отметить, что для нее есть основания – всего неделю назад в московской мэрии поделились планами по охоте на ведьм. Вячеслав Попов, отвечающий в столице за информационные программы управления по антитеррористической деятельности, рассказал об усилении контроля за распространением экстремистских материалов в свете грядущего Дня Победы. Заодно и пояснил, что будут искать. 

«Это свастика, эмблемы запрещенных организаций, сувенирная продукция и форма с такой символикой, материалы пропагандистского характера, лозунги, листовки и другие материалы с использованием лексики, которая оскорбляет людей по религиозному признаку или затрагивает национальное достоинство граждан», – не скрывал Попов. 

Близка по содержанию история про игрушечных солдатиков в фашистской форме, которых Следственный комитет недавно посчитал адептами пропаганды нацизма. По результатам рейда в детском магазине на Лубянке возбудили целую статью за «возбуждение ненависти, а равно унижение человеческого достоинства», а Роскомнадзор вдруг решил прояснить собственную позицию по такой актуальной теме, как нацистская символика. 

«Само по себе публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики без целей пропаганды не является проявлением экстремизма», – заявили тогда в ведомстве. 

Маус, но не Микки

Не слишком пока популярные, но все же набирающие силу и в России, комиксы как формат стали отражать жизнь американцев в начале XX века, но что-то похожее на индустрию складывается лишь к 1930-м. Изначально служившие одноразовым бульварным чтивом, комиксы расцвели во времена Великой депрессии и Второй мировой войны. Находчивые издатели стали искать способы вдохновить граждан и заработать на их стимулировании. Все графические новеллы того времени перечислить почти невозможно, можно лишь вспомнить самые значимые: «Супермен» (история простого фермера-мигранта, способного внести неоценимый вклад в развитие страны) или «Капитан Америка» (вдохновитель на борьбу с нацистами). Параллельно с супергеройскими развивались и другие жанры – от вестерна до анимационных персонажей. 

Американец Арт Шпигельман решил использовать графический формат для своих целей. Комикс, выходивший с 1980 по 1991 год, строится на воспоминаниях отца Арта, выжившего после Холокоста. По сюжету уже не кроха, а состоявшийся сын приходит к предку и спрашивает про войну. 

«Отец стар, рассеян, скуп и склонен к брюзжанию – он постоянно ругается со второй женой (первая – мать Арта – покончила жизнь самоубийством), пьёт залпом таблетки и отвлекается от рассказа на мелочи. Арт настойчив, но нетерпелив – у него не слишком хорошие отношения с отцом, и он очень хочет выпустить комикс. Место и время действия постоянно скачут: то это США наших дней, куда уехали после войны Шпигельманы, то это записанные и зарисованные сыном воспоминания о жизни в Польше (отец сначала спасся от Освенцима, а затем попал в него) – хаотичные, случайные и бесценные, как и любые другие», – делятся восприятием сюжета представители проекта «Уроки истории», который работает под началом Международного общества «Мемориал». 

Арт долго искал способ сформулировать собственные мысли. В итоге подвернулась метафора с игрой в кошки-мышки. В его комиксе всё в лоб: все нацисты – коты, все грызуны – евреи. Есть и другие персонажи – собаки (американцы), французы (лягушки) и остальные поляки (свиньи). Шпигельман вряд ли так уж невзлюбил животных, дело в другом. Художник не раз говорил, что без «комедии масок» попросту не смог бы описать трагических событий. Восприятие народов по стереотипам и шаблонам высмеивали и до него. Открыть историю тем, кому удобнее посмотреть, а не прочитать, получилось у него, возможно, лучше многих.  

Уже на этом этапе знакомства с комиксом критики повторяли друг за другом про невозможность подстройки «детского» формата и выбранного сюжета. Автор не протестовал против такого отношения, признавая, что «реальности слишком много для истории в картинках, где-то я могу быть не до конца точен». 

«Это не точное воспроизведение того, что произошло с моим отцом, а того, что я, рисовальщик, понял и запомнил из рассказов моего отца и его исторического опыта. «Маус» – это история, внутри которой прошлое и настоящее находятся в постоянном диалоге», – уверял собеседников Шпигельман. 

У комикса 11 премий, включая приз от Национального круга книжных критиков и награду от газеты Los Angeles Times. Особняком – Пулитцеровская премия от 1992 года, которой пока удостоился лишь этот комикс. 

«В иносказательной форме современной рисованной автобиографической басни он поднимает крайне важные проблемы холокоста и геноцида в середине двадцатого века. Можно даже забыть о том, что это комикс, если кого-то смущает эта характеристика. Это большая и серьёзная книга, просто в ней много картинок», – поясняет Виталий Терлецкий, один из руководителей магазина «28-й». 

В Сети легко найти методическое пособие, составленное преподавателем литературы Питером Трахтенбергом. Памятка призвана служить заметками для учителей, которые рассказывают историю «Мауса». 

«Большинство художественных произведений о Холокосте подчиняется негласным правилам. Например, Холокост должен быть изображён со скрупулёзной точностью и серьёзностью, чтобы не скрывать чудовищность событий и не осквернять мёртвых», – следует из методички к преподаванию антифашистского комикса.

Кроме вполне обычных вопросов, нацеленных на анализ увиденного и прочитанного школьниками, предлагаются темы для дискуссий в классе. «Как рисунки помогают визуализировать то, что невозможно выразить текстом», «Зачем мыши и кошки наделены человеческими характеристиками», «Как вы думаете, почему некоторые евреи помогали фашистам». 

Те, кто убрал «Мауса» с книжных полок, вряд ли думали о содержании или дискуссиях в польских СМИ на предмет ответственности граждан за уничтожение евреев, которыми сопровождалась публикация этого романа в этой стране. Также не факт, что инициатор этой кампании заранее узнал о том, зачем нацистская символика вообще присутствует на рисунках. 

«Как раз на Девятое мая этот комикс дарить надо всем: и взрослым, и детям, потому что автор задумывал это произведение именно как напоминание о тех событиях», – заключает Евгений Савинков из «Лавки комиксов Апельсин». 

Сергей Звезда, для «Фонтанки.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор