Сейчас

+23˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+23˚C

Облачно, Без осадков

Ощущается как 23

1 м/с, с-в

758мм

43%

Подробнее

Пробки

2/10

"Роснефть" окапывается на шельфе

493
ПоделитьсяПоделиться

"Роснефть", недавно попросившая у государства ещё один триллион рублей (иначе придётся притормозить важнейшие для страны проекты), выступила категорически против того, чтобы ей помогли частные компании. Главу Минприроды, предложившего допустить на арктический шельф частников, "Роснефть" обвиняет в лоббировании частных интересов, в то время как госкомпания стоит на страже интересов родины. "Фонтанка" с помощью экспертов разбиралась, кто и зачем сидит на арктическом нефтяном "сене".

Правительство предлагает внести изменения в действующий закон "О недрах", чтобы добывать нефть и газ на арктическом шельфе могли частные компании, в том числе – иностранные. Основные условия, которые назвал глава Минприроды Сергей Донской для выдачи "частникам" лицензий, – "наличие опыта, финансовых и технических возможностей работы на шельфе", передаёт слова министра "Интерфакс". Предполагается, что частные компании будут получать лицензии на геологоразведку на шельфе с последующим гарантированным правом и на добычу.

Действующий закон "О недрах" позволяет разработку шельфовых месторождений только государственным российским компаниям и исключает получение лицензий "частниками" и иностранцами. Такие поправки были внесены в законодательство в 2008 году.

– Эти поправки запретили выход на шельф частных компаний и полноценное партнёрство с иностранцами, – объясняет партнёр консалтинговой компании "Русэнерджи" Михаил Крутихин. – Иностранцы и частники могут приходить на шельф только как сервисные компании, приносить технологии, финансы, выполнять работы по обслуживанию, буровые работы, сейсморазведку и так далее. Для серьёзных компаний непривлекательно такое партнёрство, когда они не могут претендовать на часть продукции.

Таким образом, с 2008 года на шельфах могли работать частные компании, получившие лицензии до вступления в силу поправок. Что же до арктического шельфа, то там монополистами стали государственные "Роснефть" и "Газпром".

– Они набрали десятки лицензий на морские участки, – продолжает Михаил Крутихин. – Причём набрали их не на основе конкурса, государство просто давало им лицензии.

Практику выдачи лицензий госкомпаниям без аукционов и конкурсов, считает Минприроды, необходимо приостановить. Особенно в условиях, когда оба гиганта попали под санкции.

Это не первая попытка правительства либерализовать добычу нефти и газа. Осенью 2012 года такие же поправки уже были подготовлены правительством, но тогда "Роснефти" и "Газпрому" удалось отбиться. Нефтяной гигант и теперь выступил категорически против допуска в Арктику частников и иностранцев.

Добавим, что на днях стало известно о том, что у "Роснефти" могут возникнуть проблемы с собственными проектами. Компания попросила 1,3 триллиона рублей из Фонда национальной безопасности (ФНБ). В противном случае, приводят "Ведомости" выдержки из письма "Роснефти", ей придётся отсрочить проекты на нескольких месторождениях и снизить добычу. Что, как мы понимаем, будет очень вредно для российского бюджета, который сильно зависит от нефтяных доходов. Некоторые эксперты применительно к этой просьбе употребили слово "шантаж".

"Роснефть" – против

В компании так объясняют своё несогласие с предложением Минприроды: это никакая не либерализция, о доступе на шельф частных компаний и речи не идёт.

– Речь идёт о доступе на шельф одной компании, – уточнил в разговоре с "Фонтанкой" вице-президент "Роснефти", глава департамента информации Михаил Леонтьев. – Министр Донской заявляет, что не произносил слова "Лукойл". Ещё не хватало, чтобы он произнёс!

Только у "Лукойла", подчёркивает Леонтьев, есть тот опыт работы на шельфах, который Минприроды выдвигает как критерий отбора. И Минприроды, делает вывод пресс-секретарь "Роснефти", просто лоббирует интересы "Лукойла".

– Посмотрите на биографию Донского, – советует он.

И действительно, 15 лет назад глава Минприроды целый год проработал в финансовом департаменте упомянутой компании.

Приход частников на арктический шельф, продолжает Михаил Леонтьев, противоречит интересам государства. Во-первых, потому, что шельфовые проекты рассчитаны на очень долгий срок, который может выдержать только госкомпания.

– Бурить – сейчас, вкладывать – сейчас, – объясняет Леонтьев. – А коммерческий результат может быть через 10 лет. А государству-то нужно иметь ресурсную базу на будущее! И должны быть гарантии, что за эти 10 лет работа будет выполнена. Иначе к тому моменту, когда ресурсная база будет востребована критически, её у России не окажется.

Во-вторых, уверен пресс-секретарь "Роснефти", частная компания не сможет работать при существующих рисках. И коммерческих – как колебания мировых цен на нефть, и экологических.

– А есть ещё геополитические риски, – добавляет Леонтьев. – Их частная компания вообще разделять не обязана. Посмотрите: против нас применяют санкции, а "Лукойл" переносит зарубежные офисы в Хьюстон и в Дубаи! Это говорит о том, что компания не полностью разделяет риски со страной. Имеет право. Но то, на что имеет право частная компания, не будет делать компания с госучастием, у неё другая ответственность и другая мотивация. И можем ли мы мегапроект ставить в зависимость от рисков частной компании?

Упрёки в том, что "Роснефть" на свои мегапроекты требует денег у государства, Михаил Леонтьев категорически отвергает.

– "Роснефть" не просит денег, нам хватает денег на разработку проектов, – заверил он "Фонтанку". – Как все компании, лишившиеся из-за санкций источников рефинансирования, "Роснефть" ищет эти источники везде. И одним из таких источников является ФНБ. Государство попросило компанию предъявить свои проекты, которые она считает возможным финансировать за счёт ФНБ. И мы, как и все другие компании, представили наши проекты. К тому же эти деньги – возвратные.

Напомним, что осенью 2014 года "Роснефть" уже просила денег из ФНБ – 2,4 триллиона рублей. Тогда глава компании Игорь Сечин объяснял, что средства нужны на реализацию шельфовых проектов в Сибири и на Дальнем Востоке.

Так не доставайся же ты никому

Аналитики считают, что "Роснефть" ведёт себя, как собака на сене, потому что сама с шельфовыми проектами не справляется, но и других к ним не подпускает.

– "Роснефть" накопила 48 лицензий на участки на шельфе, но фактически делает на этих участках очень и очень мало, – говорит Михаил Крутихин. – В этом году она объявила, что вообще не будет бурить на шельфе ни одной скважины. Частные или иностранные компании могли работать там на российских условиях и приносить доход нашей стране. Например, скважина "Роснефти" в Карском море была пробурена благодаря деньгам и технологиям американской Exxon Mobil. У "Роснефти" были заключены партнёрские соглашения с Total, Eni, Statoil. Когда все эти компании ушли из-за санкций, все начинания "Роснефти" захлебнулись.

Сотрудничество, например, с Exxon Mobil, по словам Крутихина, опровергает довод о том, что частники не готовы работать на перспективу.

– Exxon Mobil в сотрудничестве с "Роснефтью" готова была выделить 3,5 миллиарда долларов только на разведку запасов в Карском и Чёрном морях, – рассказывает аналитик. – При этом до промышленной разработки может пройти 20 – 25 лет. Такие компании рассчитывают на далёкое будущее. И тот миллиард, который Exxon уже вложила в работы в России, там считают не потраченным, а "подвешенным", во всех документах компании эти деньги фигурируют как замороженные до наступления подходящего момента, чтобы продолжить работы.

Ещё два проекта, которые называет Крутихин, были начаты до вступления в силу поправок 2008 года, поэтому там смогла работать компания Shell.

– Это "Сахалин-1" и "Сахалин-2", – говорит аналитик. – Shell построила там первый в России завод по сжижению газа. Идут прибыли, все расходы давно окупились, страна получает миллиарды. Надо было не пускать туда иностранцев?

Сейчас на нашем арктическом шельфе остаются нераспределёнными 60 процентов участков. Теоретически именно на них могли бы претендовать частные компании, если бы их туда пустили.

– Но это тяжелейшие участки, на которые никто сейчас и заглядывать не хочет, – полагает Михаил Крутихин. – Работать там практически невозможно.

Поэтому, продолжает аналитик, и "Лукойл" трудно обвинить в том, что он рвётся именно в Арктику. Компания работает в других местах и добивается, по мнению Крутихина, вовсе не соседства с "Роснефтью" на шельфе.

– "Лукойлу" фактически нужно немного, – считает Крутихин. – Он доказал, что умеет очень хорошо работать на шельфе в Каспийском море, у него прекрасный, чистый и эффективный морской проект около Калининградской области. Ему нужны изменения в законодательстве, чтобы он имел право на те запасы, которые сам откроет в море. В основном на Каспии и на Балтике. Ни на какую Арктику "Лукойл" пока не претендовал.

Кто в действительности сможет стать конкурентом "Роснефти" на арктическом шельфе – пока неясно. Впрочем, госкомпания так активно сопротивляется поправкам в закон, что может повториться история 2012 года: "Роснефть" останется со своими 48 лицензиями одна.

– Может быть, она продолжит сейсмическую разведку, – предполагает Михаил Крутихин. – Какая-то работа у неё идёт к северу от "Приразломного" месторождения. Но в Карском море всё замерло. "Роснефть" утверждает, что проводит исследование ледовой обстановки, но это не похоже на разведку нефти и газа. Скважины закрыты. Без Exxon она ничего нового бурить не в состоянии. То есть компания на своих 48 морских участках не делает практически ничего.

Да, есть ведь ещё "Газпром". Осенью 2012 года, когда правительство пыталось либерализовать доступ к разработкам на шельфе, они с "Роснефтью" выражали недовольство в унисон. Сейчас газового монополиста не слышно. Михаил Крутихин считает, что ему в последнее время просто не до конкуренции на шельфе.

– У "Газпрома" сейчас забот хватает, – сочувствует аналитик. – Его привлекает к ответственности Еврокомиссия, с "Турецким потоком" проблемы, с "Силой Сибири" дела не ладятся, про газопровод на Алтае я вообще не говорю. "Газпрому" не до шельфа. Да он на шельфе, можно сказать, почти не работает. Если не считать проекта "Сахалин-3", где всё-таки в прошлом году 2 скважины пробурили.

Интересы государства

Доступ частных компаний к разработкам шельфовых месторождений считает в целом правильной идеей правительственный эксперт – начальник Управления по стратегическим исследованиям в энергетике Аналитического центра при правительстве РФ Александр Курдин.

– Ничего плохого в допуске широкого круга инвесторов к добыче на шельфе нет, – сказал он "Фонтанке". – Особенно в нынешних достаточно сложных условиях ограничений по инвестициям из-за границы. Как известно, наши крупнейшие нефтегазовые компании сталкиваются с этими ограничениями. И даже если на кого-то санкции не наложены или наложены в меньшей степени, проблемы у них всё равно возникают. Поэтому сейчас этот допуск представляется обоснованным.

При этом, добавляет Курдин, государство должно контролировать доступ к шельфу.

– Там и экологические аспекты довольно сложные, там есть и стратегические интересы России, – объясняет он. – Поэтому регулирование должно быть более строгим. Однако само привлечение инвестиций, участие иностранных компаний в проектах, прежде всего – чтобы привлекать средства и технологии, мне представляется разумным.

Тем не менее недовольство государственной "Роснефти", по его словам, вполне объяснимо. Причём тоже с точки зрения государственных интересов.

– У всех компаний есть свои интересы, связанные с тем, чтобы самостоятельно, в одиночку, иметь как можно больше запасов, которые бы стояли у них на балансе, – продолжает Курдин. – От того, сколько у компании запасов на балансе, зависит её рыночная капитализация. Если, допустим, у "Роснефти" много запасов, если ей принадлежит большая часть шельфа, то на бирже она будет цениться выше. И приватизировать пакет её акций, что, собственно говоря, планируется сделать, государству будет проще и выгоднее. Такой аспект тоже присутствует.

И всё-таки, уточняет он тут же, допуск частных компаний на шельф – в большей степени благо.

– Если говорить не о перспективах приватизации "Роснефти", а о перспективах развития нефтедобычи в стране, то всё-таки допуск представляется более предпочтительным вариантом, – считает Курдин.

Стратегически выгоду от конкуренции на шельфе, по его мнению, получат и государство, и даже сама "Роснефть".

– Очень плохо, если у компании, в принципе, не появляется необходимого технологического задела, если компания не занимается необходимыми исследованиями, разработкой, разведкой, – полагает он. – И для того, чтобы активизировать конкурентное давление на наши госкомпании, как раз целесообразно проводить расширение допуска к шельфу.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close