Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

08:18 20.06.2019

Вердикт для чисто бельгийского убийства

Присяжные Ленинградского областного суда единодушно вынесли обвинительный вердикт бизнес-леди из Бельгии Валерии Кубасовой, двум уроженцам Чечни и гражданину Таджикистана, обвинявшимся в убийстве бельгийского предпринимателя Йозефа Бриса. Присяжные решили, что лишь один из подсудимых заслуживает снисхождения.

Вердикт для чисто бельгийского убийства

Присяжные Ленинградского областного суда единодушно вынесли обвинительный вердикт бизнес-леди из Бельгии Валерии Кубасовой, двум уроженцам Чечни и гражданину Таджикистана, обвинявшимся в убийстве бельгийского предпринимателя Йозефа Бриса. Присяжные решили, что лишь один из подсудимых заслуживает снисхождения.

Теперь уже бывшие подсудимые прежде всего обращают внимание непохожестью друг на друга. В одном зарешёченном отсеке в зале судьи Ленинградского областного суда Андрея Худякова содержались элегантная, по-женски привлекательная Валерия Кубасова и два спортивно сложенных уроженца Чечни Ахмед Умаров и Тимур Макузаев. Все трое с самого начала процесса категорически отрицали свою вину. В отдельный отсек конвоиры заводили гражданина Таджикистана Насимджона Исломова – он сотрудничал со следствием и дал изобличающие остальных показания во время судебного процесса.

Присяжные заседатели вынесли вердикт, одинаковый для всех четверых: виновны единодушно. Можно подытожить: в целом версия Следственного комитета показалась присяжным правдоподобной.

«Не менее 50 000 евро…»



Следственный комитет полагал (и в это поверили присяжные), что Валерия Кубасова будучи директором компаний «Floria Holding B.V.» и «Royal Flowers», зарегистрированных в Нидерландах и Бельгии соответственно, задумала убить бельгийского бизнесмена Йозефа Бриса, чтобы не возвращать ему «не менее» 50 000 евро (так написано в обвинительном заключении). Эти деньги, по версии следствия, Йозеф Брис вложил в их совместный бизнес по продаже цветов в России.

Дополнительным мотивом убийства следствие видело якобы имевшееся у Кубасовой желание устранить в лице Йозефа Бриса конкурента в бизнесе. На момент гибели Брис был менеджером Floria Flowers (основана в 1994 году, головной офис расположен в Нидерландах, занимается экспортом срезанных цветов в Европу, Азию и страны Ближнего Востока). Из показаний свидетелей видно, что покойный зарегистрировал в Бельгии собственную фирму, с помощью которой собирался заняться таким же бизнесом самостоятельно.

Следствие полагало, что в марте 2012 года Валерия Кубасова наняла Ахмеда Умарова (они были знакомы, один российский бизнес-партнёр Кубасовой рассказал следствию, как Умаров с группой поддержки истребовал у него в пользу Кубасовой долг) убить Бриса. Женщина, по версии следствия, пообещала за услугу 25 000 долларов, что в то время составляло примерно 740 000 рублей – почти на 1 200 000 рублей меньше суммы, необходимость возвратить которую Брису рассматривалась одним из мотивов преступления. Умаров, сочло следствие, согласился, съездил с Кубасовой к гостинице «Парк Инн Пулковская» посмотреть место жительства будущей жертвы и получил аванс в 100 000 рублей. Чтобы было сподручнее, Умаров, по версии обвинения, попросил о возмездном содействии своего земляка Тимура Макузаева.

Макузаев, считало следствие, позаботился о технической стороне вопроса: договорился с Насимджоном Исломовым (из показаний Исломова следует, что незадолго до того он через знакомых познакомился с Умаровым, чтобы тот помог ему в бизнес-конфликте с выходцами из Ингушетии) о приобретении пистолета с глушителем, о вывозе их с Умаровым с места преступления и о сокрытии следов.

6 апреля 2012 года, как установило следствие, все трое собрались на парковке около гостиницы: Умаров с Макузаевым на «Фольксвагене», Исломов на «Жигулях». Приобретение пистолета не состоялось, поэтому осуществить задуманное пришлось с помощью подручных средств. Около полуночи, полагало следствие, Валерия Кубасова позвонила Йозефу Брису и убедила его выйти из гостиницы, чтобы пообщаться с Умаровым и Макузаевым.  Так бильгийский бизнесмен оказался в «Фольксвагене», за рулём которого находился Умаров, а на заднем сиденье Макузаев. Последний, по версии следствия, придушил бельгийца удавкой, а на обочине дороги «Ям-Ижора – Никольское» в Тосненском районе Ленинградской области они якобы добили жертву руками и ногами. Эксперты насчитали на теле бельгийца не менее 24-х следов от ударов.

Дальнейшие события обвинение видело с участием Насимджона Исломова: тот завёз Умарова к себе домой, дал ему новые обувь и одежду, старые со следами земли и крови уничтожил, потом отвёз его в Великий Новгород.

Мотив в евро

Представленные гособвинением доказательства мотивов, из-за которых Валерия Кубасова могла быть заинтересована в ликвидации Йозефа Бриса, основаны на показаниях граждан Бельгии, составлявших круг общения покойного. Понять из этих показаний, сколько именно денег Кубасова или одна из её фирм задолжала Брису, практически невозможно. Поэтому следствие и оперировало осторожной формулировкой «не менее 50 000 долларов» – именно на такую сумму были найдены документы.

Но очевидно: покойный довольно активно управлял собственными деньгами. В частности, незадолго до гибели он получил от страховой компании 300 000 евро за сгоревшее производственное помещение, которые пропали. Вдова Йозефа рассказала, что после гибели мужа она не обнаружила сумму там, где, по её мнению, деньги должны были находиться. Но, как именно он ими воспользовался (о краже речи не идёт) – никто объяснить не смог.

Учитывая же объёмы финансовых отношений между Йозефом Брисом с одной стороны и компаниями Валерии Кубасовой и её супруга с другой, можно предположить, что на самом деле вложения покойного в этот бизнес были существенно большими, нежели 50 000 долларов.

Правильно понимать масштабы бизнеса, о котором идёт речь, позволяют показания обслуживавшего компанию Floriа бухгалтера из Нидерландов. Из них следует, что в 2011 году оборот только компании Floria составлял 2 300 000 евро.

Все бельгийские свидетели сходятся в одном: Йозеф Брис зарегистрировал собственную фирму, мечтал организовать с её помощью собственный бизнес, а с Кубасовой и её супругом поддерживал отношения лишь потому, что думал, будто таким образом она быстрее с ним расплатится.

Впрочем, наличие мотива не означает виновность в совершении преступления.

«Они ждут тебя…»

Когда Йозеф Брис пропал, родственники обнаружили в его электронном почтовом ящике письмо, начинавшееся такой фразой: «Йеф, ты должен лететь в четверг, они ждут тебя…». Это письмо с пометкой «срочно» пришло на почту Бриса в 00 часов 1 минуту 5 апреля 2012 года – ровно за сутки до того момента, как бельгиец вышел из гостиницы «Парк Инн Пулковская» и сел в машину Умарова и Макузаева. Письмо было отправлено с почтового ящика мужа Валерии Кубасовой и с электронного прибора, который, как позже установила бельгийская полиция, находился на балансе компании «Floria». Кубасова, напомним, возглавляла эту компанию.

Вдова Йозефа Бриса и его дочь объяснили: покойный срочно собрался в Петербург, сославшись на супруга Валерии Кубасовой, с которым он якобы несколько раз обсуждал данный вопрос по телефону. Сам супруг Кубасовой категорически отрицает как авторство данного письма, так и то обстоятельство, будто просил Бриса лететь в Петербург – он говорит, что узнал об этом от самого Бриса.

По версии следствия, женщина договорилась об убийстве Бриса с Ахмедом Умаровым. Это подтверждается лишь признательными показаниями самого Умарова, которые тот дал во время предварительного следствия, но которые Евгений Смагин не стал озвучивать перед присяжными. Из тех показаний следовало, будто Исломов был вместе со всеми в «Фольксвагене» и лично принимал участие в убийстве иностранца. Такие сведения могли бы подорвать доверие присяжных к Исломову, на показаниях которго фактически строилось всё обвинение. Поэтому присяжные знали только то, что заявил им сам Умаров: к убийству Бриса он не причастен.

Следствие считало, что Йозеф Брис в районе полуночи с 5-го на 6-е апреля вышел из гостиницы, чтобы поговорить с Умаровым и Макузаевым, по звонку Валерии Кубасовой. Та звонок не отрицает (это было бы глупо), но утверждает, будто звонила, чтобы выяснить, как тот устроился в Петербурге.

От Насимджона Исломова присяжные узнали, как после убийства Бриса он по звонку Умарова подъехал к расположенной неподалёку от места преступления шашлычной, откуда отвёз Умарова к себе домой (он снимал квартиру в Петербурге), дал помыться, переодеться, после чего отвёз в Великий Новгород. Проживавший в петербургской квартире соотечественник Исломова опознал Ахмеда Умарова в человеке, который в ночь с 5-го на 6-е апреля 2012 года переодевался у них в квартире.

А ещё Умарова опознал человек, некоторое время спустя купивший у него «Фольксваген», в котором убивали Йозефа Бриса. Эксперты изъяли автомобиль и обнаружили в нём кровь покойного. Результат этой экспертизы выглядит единственным объективным доказательством причастности Ахмеда Умарова к убийству Бриса.

Кроме того, биллинги сотовых телефонов, которыми пользовались фигуранты уголовного дела, подтверждали факты их нахождения в соответствующие временные промежутки в тех местах, которые описаны в формуле обвинения.  

Тимур Макузаев от своего участия в убийстве Йозефа Бриса категорически отказывался, в связи с чем на этом доказательства, которые гособвинение смогло предоставить присяжным, заканчиваются.

Ахмед Умаров, Тимур Макузаев обвинялись (признаны виновными) в совершении преступления, предусмотренного пунктами «ж» и «з» части 2 статьи 105 УК РФ («убийство, совершённое группой лиц из корыстных побуждений»), а Валерия Кубасова – в совершении преступлений, предусмотренных пунктом «з» части 2 статьи 105 и частями 4 и 5 статьи 33 УК РФ («подстрекательство и пособничество в совершении убийства, совершённого группой лиц из корыстных побуждений»). Насимджона Исломова обвиняли по части 5 статьи 33 и по пунктам «ж» и «з» части 2 статьи 105 УК РФ («пособничество в совершении убийства, совершённого группой лиц из корыстных побуждений»).

Теперь, после вердикта присяжных, максимальное грозящее каждому, кроме Исломова, наказание – пожизненное заключение. Исломова присяжные сочли достойным снисхождения.

Константин Шмелёв,
«Фонтанка.ру»


© Фонтанка.Ру

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор