Авто Недвижимость Работа Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

01:30 17.10.2019

Голландский суд запускает третье дело ЮКОСа

Иск на 50 миллиардов долларов за экспроприированные активы, проигранный Россией в Гааге, может не столько обогатить победителей - экс-акционеров ЮКОСа, сколько отравить жизнь их "подельникам", остающимся в России. И привести в итоге к появлению "третьего дела ЮКОСа". Такое мнение высказал в разговоре с "Фонтанкой" бывший юрист нефтяной компании, который давно и неплохо знает и истцов - своих коллег по ЮКОСу, и ответчика.

Голландский суд запускает третье дело ЮКОСа

Андрей Федоров/ДП

Иск на 50 миллиардов долларов за экспроприированные активы, проигранный Россией в Гааге, может не столько обогатить победителей – экс-акционеров ЮКОСа, сколько отравить жизнь их "подельникам", остающимся в России. И привести в итоге к появлению "третьего дела ЮКОСа". Такое мнение высказал в разговоре с "Фонтанкой" бывший юрист нефтяной компании, который давно и неплохо знает и истцов – своих коллег по ЮКОСу, и ответчика – страну, из которой уехал 10 лет назад. Впрочем, юристы видят и другие способы решения проблемы.

Решение Постоянной палаты третейского суда в Гааге, датированное 18 июля, было опубликовано 28 июля. Арбитраж признал, что Российская Федерация в 2004 году фактически экспроприировала активы нефтяной компаниии ЮКОС, нарушив тем самым статью 13 (1) Договора к Энергетической хартии.

– Прекрасно, что акционеры компании получают шанс на компенсацию своих убытков, – прокомментировал это решение Михаил Ходорковский на своём сайте. – Печально, что эта компенсация пойдет из бюджета государства, а не из карманов околовластных мафиози.

Отметим, что экс-владелец ЮКОСа и главный фигурант уголовного дела в число истцов не входил, сразу после ареста он передал активы партнёру – Леониду Невзлину, а после помилования в конце прошлого года подчёркнуто держится в стороне от всех претензий на имущество ЮКОСа.


– Еще раз напоминаю, что я не был стороной в этом судебном процессе и не претендую ни на какие личные финансовые выгоды от его результатов, – добавил он в комментарии.

Судебный процесс в третейском суде в Гааге продолжался 9 с лишним лет. Иски к Российской Федерации в 2005 году подали компании, которым принадлежали акции ЮКОСа – Hulley Enterprises Limited (зарегистрированная на Кипре), Yukos Universal Limited (остров Мэн) и трастовый фонд Veteran Petroleum Limited (Кипр), объединённые в группу МЕНАТЕП (Group MENATEP Limited – GML). По состоянию на 2003 год, когда началось "дело ЮКОСа", GML принадлежал 61 процент нефтяного гиганта. Бывшие акционеры требовали с Российской Федерации 114 миллиардов долларов: стоимость отнятых активов плюс недополученные дивиденды. Спустя 9 лет арбитраж вынес решение в их пользу, снизив сумму: Россия должна выплатить 50 с лишним миллиардов долларов.

Суд учёл, что речь идёт о значительной для государства сумме. Для России это – одна восьмая часть всех доходов бюджета, запланированных на 2014 год. Больше двух третей всего нашего Резервного фонда. Ещё одна Олимпиада в Сочи. Поэтому суд дал России отсрочку до января 2015 года. После этой даты нас "поставят на счётчик" – начнут капать проценты на задолженность.

Министерство финансов РФ уже назвало сумму беспрецедентной, оценку стоимости активов ЮКОСа – гипотетической, решение арбитров – конъюнктурным и политически ангажированным, а сам суд – "не способным подойти к данному спору с рассудительностью, которая требуется от судей в таких ситуациях". По мнению представителей Минфина, Третейский суд в Гааге "не обладал юрисдикцией для рассмотрения поставленных перед ним вопросов". Ключевую роль в этом играет то, что "решения вынесены на основании Договора к Энергетической хартии", который "Российская Федерация не ратифицировала". Наша страна "ни в одном из своих более чем пятидесяти международных соглашений о защите капиталовложений не давала согласия на третейское разбирательство споров с инвесторами до ратификации такого международного соглашения". Поэтому Россия будет "оспаривать решения Третейского суда в судах Нидерландов и ожидает достичь там справедливого результата". На это есть 10 дней.

Напомним, что в 2003 году были возбуждены уголовные дела в отношении владельцев, топ-менеджеров и рядовых сотрудников ЮКОСа, позже компанию обанкротили. И 19 декабря 2004-го никому не известное ООО "Байкалфинансгрупп", зарегистрированное за 2 недели до этого в Твери по адресу рюмочной, выкупило на аукционе 76,8 процентов акций компании "Юганскнефтегаз" – главного актива ЮКОСа. Впоследствии владельцем этого ООО стала компания "Роснефть".

Хартия

"Самым большим камнем преткновения" в гаагском процессе назвал упомянутую Энергетическую хартию фигурант "дела ЮКОСа" и бывший юрист компании, а ныне – глава британской юридической фирмы Дмитрий Гололобов.


– Договор к Энергетической хартии – фактически это был договор о защите инвестиций, – объяснил он "Фонтанке". – Он был подписан ещё в те времена, когда не предполагалось, как именно он будет применяться. Но договор не был ратифицирован. И вопрос, может ли применяться подписанный, но не ратифицированный договор, был в арбитраже в Гааге одним ключевых.

Энергетическая хартия возникла в 1990 году как свод принципов сотрудничества на почве энергоснабжения между Востоком и Западом Европы. Хартия носила декларативный характер, и в 1994 году появился Договор к ней, который начал действовать в 1998-м. Россия подписала оба документа, считалось, что это будет способствовать притоку инвестиций. Другим последствием присоединения к договору называли усиление обязательств перед партнёрами, в частности – в области экспорта газа. Подписанные правительством документы не ратифицировал парламент.

Вопрос о хартии возник в 2005 году, когда акционеры ЮКОСа обратились в третейский арбитраж в Гааге с иском по поводу экспроприации компании (в договоре есть статья о недопустимости таких действий со стороны государства). Спустя 4 года, в 2009-м, суд вынес промежуточное решение о том, что в "деле ЮКОСа" апеллировать к Хартии можно. Тогда же, в 2009-м, Россия окончательно заявила, что ратифицировать документ не будет. Тем не менее суд в Гааге вынес решение со ссылкой на нарушение договора.

Арбитраж

Сказать, что Россия не признавала арбитража в Гааге, так как не признавала Хартию, невозможно. Согласно правилам третейского суда, стороны соглашаются на разбирательство и привлекают двух арбитров из трёх. И Российская Федерация своим правом воспользовалась, выбрав 75-летнего эксперта в области международного права, американца Стивена Швебеля (сейчас ему уже 85). Истец (GML) выбрал 58-летнего швейцарца, доктора права Шарля Понсе. Председательствовал независимый международный юрист из Квебека Ив Фортье.

Таким образом, считает сенатор Константин Добрынин, зампред комитета Совфеда по конституционному законодательству, наша страна "согласилась с компетентностью Гаагского суда для разрешения этого спора". Это, по его словам, была ошибка, которую теперь придётся исправлять.

Россия наняла 13 международных юристов для представления своих интересов (истцов представляли трое). В числе свидетелей истцов выступали экс-владельцы ЮКОСа Леонид Невзлин и Владимир Дубов, топ-менеджеры компании – немец Франк Ригер, американец Брюс Мизамор и другие, экс-президент Стивен Тиди. Кроме того, были заявлены как свидетели адвокат Михаила Ходорковского Юрий Шмидт, правозащитник Сергей Ковалёв, экс-помощник президента РФ Андрей Илларионов. Россия тоже заявляла свидетелей, но в 11 случаях она направила в суд подписанные ими экспертные заключения, и только двое выступили в Гааге, причём оба не имели непосредственного отношения к ЮКОСу.

– Россия согласилась с арбитражем, поэтому его решение обязательно для исполнения до января 2015-го, если не будет оспорено, – считает Дмитрий Гололобов.

Беспрецедентные миллиарды

Что касается суммы, то в тексте судебного решения, занимающего 615 страниц, приведены расчёты, согласно которым стоимость ЮКОСа в декабре 2004 года составляла 21,2 миллиарда долларов, а к июню 2014-го должна была вырасти до 42,6 миллиарда. Ещё порядка 10 миллиардов долларов, подсчитал суд, – неполученные акционерами дивиденды. Плюс Россия должна возместить судебные издержки группы МЕНАТЕП на 65 миллионов долларов.

Минфин, повторим, назвал это решение "политически ангажированным". И размер возмещения, по мнению юриста Дмитрия Гололобова, заставляет если не согласиться с этим, то, как минимум, задуматься.

– В этом есть определённая моральная победа группы МЕНАТЕП, – согласен экс-юрист ЮКОСа. – Но для многих независимых наблюдателей это дело будет выглядеть как… Крайне необычное. Причины вынесения такого решения им будут отнюдь не ясны, и, как следствие, они будут прибегать к аргументу, что вынесено оно было не совсем по юридическим причинам. Несомненно, председатель арбитража – крайне авторитетный человек. Но если посмотреть другие решения, то назначали обычно не более 20 процентов от запрошенной суммы, да и то по делам на 300, 400, 500 миллионов. А тут такая беспрецедентная сумма – и половина. Хотя это – вопрос спорный: можно возразить, что и само дело беспрецедентное.

О "не совсем юридических причинах" высказался и Константин Добрынин.

– Несмотря на видимый успех одной из сторон, это только экватор судебного противостояния, – считает он. – Свою отрицательную роль сыграл внешнеполитический фон, который стал дополнительным голосом против России. Юристы, даже международные, тоже живут не в безвоздушном и безынформационном пространстве, и принцип судебной беспристрастности был затронут.

Денег не дадим

Если говорить о людях, а не о компаниях, то фактически иск у России выиграли, помимо мелких акционеров, фигуранты "дела ЮКОСА" Леонид Невзлин и Владимир Дубов. Их называют владельцами GML, хотя сам Невзлин в интервью радиостанции "Эхо Москвы" заметил, что он не акционер, а всего лишь "бенефициар траста, которому принадлежит" группа.

Напомним, что суды по "делам ЮКОСа", отправившие за решётку Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, назвали Невзлина виновным в организации убийств и покушений, в хищениях и неуплате налогов, Дубова – только в хищениях. Первый приговорён к пожизненному заключению (по этому же делу, напомним, отбывает пожизненный срок экс-глава службы безопасности ЮКОСа Алексей Пичугин), второй – к 8-летнему сроку. И Невзлин, и Дубов, в отличие от "подельников", в 2003 году успели уехать из России, поэтому приговоры им выносили заочно. И вот теперь именно им Россия должна отдать одну восьмую своего годового бюджета.

– Все основные акционеры тоже осуждены в России, – напоминает Дмитрий Гололобов. – В такой ситуации Россия не может отдать им ни копейки. Это всё равно что предложить Штатам отдать деньги "Аль-Каиде". Думаю, рассуждать будут так: умрём, но денег не дадим.

Третье дело

У России, по словам Дмитрия Гололобова, есть два пути. Во-первых – просто начать оспаривать решение, как уже пообещал Минфин. Это будет происходить в обычном голландском суде. При этом оспаривается не размер суммы, а сама по себе законность решения арбитража.

– Сумма уже не изменится, – объясняет Гололобов. – Голландские суды не имеют права вникать в само решение. Они могут сказать: суд вышел за пределы своей юрисдикции, решение отменить.

После первой инстанции в голландском суде наверняка последует апелляционная, история растянется ещё на годы и может дойти до повторного разбирательства в международном арбитраже. Не исключено, что на это и будет рассчитывать Россия, потому что при таком раскладе платить 50 миллиардов не придётся, как минимум, долго.

– Возможно, что Россия пойдёт по такому пути, – полагает Дмитрий Гололобов. – Будет оспаривать решение, надеясь либо выиграть, либо замотать оппонентов в спорах и свести всё ни к чему.

Шансы добиться отмены решения, по мнению юриста, у России есть, многие моменты в деле даже он считает спорными. В частности – могли или нет международные юристы "влезать в неоспоренные судебные акты другого государства", насколько в их полномочиях оценивать суммы налогов и так далее.

Однако, добавляет Дмитрий Гололобов, маловероятно, что этим Россия ограничится. Потому что есть более привычный, по его словам, для нашего государства путь: "подкрепить всё это масштабными действиями на уголовно-правовом фронте". Так, опасается юрист, может быть реанимировано "третье дело ЮКОСа"

– После выхода Ходорковского "дело ЮКОСа" как-то успокаивалось, а теперь оно начнёт опять сильно бурлить, – предполагает он. – Потому что очень большую булавку воткнули в Россию. И она может активировать "дело ЮКОСа" и начать преследовать бывших сотрудников компании. Например – что мешает посадить Лебедева по новому обвинению? Сейчас России уже наплевать на имидж, и можно посадить ещё десяток людей, чтобы получить от них определённые показания. Арбитражу не помешает, если придут 10 человек и скажут: свидетели Ходорковского откровенно врут, всё было по-другому.

Noga-2

Получается, что даже если России не удастся добиться отмены решения третейского арбитража, в ближайшие годы бывшим акционерам денег всё равно не видать. Правда, по словам Дмитрия Гололобова, на каком-то этапе оспаривания в голландских судах может быть параллельно начата процедура исполнения. И если Россия платить откажется, то нам пророчат повторение истории со швейцарской фирмой Noga, которая в начале 2000-х покушалась на имущество России за границей из-за долгов, тянущихся с 1990-х.

Напомним, что фирме Noga удалось добиться арестов счетов Банка России во Франции, парусника "Седов", самолётов в Ле-Бурже. Правда, аресты были сняты как незаконные. В 2005 году Noga положила глаз на коллекцию картин Пушкинского музея, привезённую на выставку в Швейцарию, но тоже безуспешно. В 2007 году Noga окончательно проиграла все споры, причём у себя на родине – в Верховном суде Швейцарии. Однако 6 лет она успешно трепала России нервы.

В случае со швейцарской компанией речь шла о долге в 27 миллионов долларов. По сравнению с возмещением, которое Россия должна выплатить теперь, – безделица. Поэтому в ситуации с ЮКОСом должны грозить "гораздо более масштабные меры" – полагает Дмитрий Гололобов. Другое дело, добавляет он, что сегодня их не так просто будет применить, как в начале 90-х.

– Большая часть имущества России за границей покрыта государственным иммунитетом, арестовать его нельзя, – объясняет юрист. – А для того, чтобы арестовывать имущество госкомпании, нужно сначала доказать, что госкомпания фактически является инструментом государства. И это в каждом случае – отдельный спор.

Сенатор Константин Добрынин полагает, что экс-акционерам ЮКОСа, если они всерьёз рассчитывают на присуждённые деньги, придётся "побегать по миру в поисках удобной юрисдикции исполнения решения суда". И маловероятно, что они "пожелают применить российскую юрисдикцию".

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор