18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:34 19.12.2018

Город

25.06.2014 00:16

Полярная пятилетка Кермен Басанговой

Сотрудники Государственной полярной академии (ГПА) протестуют против нового ректора. Это событие возвращает нас к истории 5-летней давности, когда смена руководства в вузе сопровождалась острокриминальным скандалом: с "заказным убийством", "реками крови" и уголовным делом, за которым интересно было следить целых 2 года. Тогда новый (на тот момент) ректор Кермен Басангова была жертвой "покушения", а подчинённые протестовали против неё. Прошёл один ректорский срок - и она лишилась поста и сама возглавила протестное движение.

Полярная пятилетка Кермен Басанговой

с официального сайта Академии: www.gpa-spb.ru

Сотрудники Государственной полярной академии (ГПА) протестуют против нового ректора. Это событие возвращает нас к истории 5-летней давности, когда смена руководства в вузе сопровождалась острокриминальным скандалом: с "заказным убийством", "реками крови" и уголовным делом, за которым интересно было следить целых 2 года. Тогда новый (на тот момент) ректор Кермен Басангова была жертвой "покушения", а подчинённые протестовали против неё. Прошёл один ректорский срок – и она лишилась поста и сама возглавила протестное движение. "Фонтанка" вспоминала, как прошли эти 5 лет в печально знаменитом вузе, и выясняла, что нам ещё ждать от Полярной академии.

– Мы выступаем против разрушения вуза, – разъяснила свою сегодняшнюю позицию экс-ректор ГПА Кермен Басангова перед тем, как пойти на акцию.

У памятника Ленину возле Финляндского вокзала она выступила вместе с коллегами, чтобы донести свою позицию до вышестоящих органов. У неё к этим органам (Министерству образования) имеются претензии, но ещё больше – к новому руководству академии. Разрушающему, уверена Басангова, вуз, который она 5 лет по кирпичикам восстанавливала, можно сказать, из руин.

– Как вы знаете, у нас в академии ректор выбирается на 5 лет, – продолжает Кермен Басангова. – И срок пребывания в должности у меня завершился в феврале 2014 года. Соответственно, до этой даты Министерство образования дату выборов не назначило. Процедура не была запущена, все сроки прошли. Соответственно, назначили нам исполняющего обязанности – проректора по учебной работе Ксению Антонову. До назначения ректора в установленном порядке, то есть до выборов.

Сама Кермен Басангова временно перешла на должность первого проректора, как тогда казалось – временно, до выборов. В мае ей пришлось уехать в командировку. Она выступала с очень важным докладом в ООН. В то самое время, когда она в ООН на примере Полярной академии объясняла, как готовить "национальные кадры для Арктики", министерство доверило подготовку нацкадров другому. Исполняющим обязанности ректора (до выборов) стал Валерий Михеев, бывший начальник Морской академии имени Макарова.

С назначением Михеева в Полярной академии закончилась маленькая, длиной в 5 лет, но всё-таки эпоха. Уж очень много всего вместилось в эти 5 лет ректорства молодого, неутомимого и деятельного руководителя Кермен Басанговой.

Заказное убийство

Напомним, что в апреле 2009 года пресса разнесла новость о зверском убийстве ректора ГПА, которой на тот момент было чуть больше 30 лет и которая была на последних месяцах беременности. Днём позже выяснилось, что Кермен Басангова жива и вполне здорова, а "убийство" – инсценировка с целью вывести на чистую воду заказчика. Заказчиком "жертва" назвала своего первого зама – 70-летнего Владимира Лукина. Лукин был мужем её предшественницы на посту ректора – Азургет Шаукенбаевой, которой пришлось уйти по возрасту. Вместе супруги когда-то основали вуз. Басангова была их протеже: именно они продвигали на должность "девочку", как они её называли, когда-то приехавшую в Петербург из далёкой Калмыкии и достигшую больших успехов в науке. А потом якобы Лукин захотел извести преемницу жены, потому что та будто бы обнаружила его финансовые нарушения и вообще вышла из подчинения. Такая была версия.

Ходила ещё одна – о том, что Басангова и её друзья из числа бывших сотрудников милиции затеяли "инсценировку инсценировки", чтобы избавиться от пожилой четы, мешавшей своим авторитетом в вузе. Следственный комитет поддержал первую версию. Но суд Лукина оправдал, хоть и после двух с половиной лет следствия.

Все два с половиной года до оправдания Лукина и два с половиной года после него в ГПА было неспокойно. Сотрудники протестовали против Басанговой, утверждая, что она разрушает вуз. Басангова в ответ подписывала приказы об увольнении. По данным нового руководства, из 209 человек, с которыми она начинала работать, уволены были 203.

В академии 5 лет длился перманентный скандал. То Басангову обвиняли в необоснованном повышении зарплат "приближённым". То в общежитиях обнаруживались гостиницы, где можно поселиться без всяких документов. То сотрудники вуза жаловались, что близкий друг Басанговой, милицейский офицер-снабженец на пенсии, проворачивает дела в столовой, а спортзалы превращает в фитнес-центры. То преподаватели сплетничали про "друга близкого друга", который ухитряется совмещать в академии позицию студента-заочника с должностью проректора. То выпускники обнаруживали поддельные подписи председателя госкомиссии в своих дипломах.

Всё это выплывало с подачи противоборствующих группировок в паучьей банке, в которую, если верить рассказам, планомерно превращалась Полярная академия. В феврале этого года, как уже рассказала нам Кермен Маратовна, истекла её первая пятилетка. Вскоре всплыл ещё один инцидент: проректор ГПА по воспитательной работе Сергей Литвиненко был фактически уличён в плагиате докторской диссертации (об этом написала "Фонтанка"). Выяснилось, что вопросы имеются и к научной работе самого ректора.

Вдобавок набор в ГПА сократился в 4 раза, а сам вуз попал в список неэффективных. Возникла идея реорганизовать его, объединив с Гидрометеорологическим университетом.

В конце мая, повторим, выяснилось, что Министерство образования хотело бы видеть на посту главы академии отнюдь не Кермен Басангову. Новый и. о. уволил не только её, но и Сергея Литвиненко.

– История с его диссертацией, о которой мы узнали из "Фонтанки", нас насторожила, – объяснил Валерий Михеев.

Фронт работ

– Михеев начал свою деятельность с того, что вместо того, чтобы всем обозначить фронт работ, ни разу не собрал проректоров, – возмущена Кермен Басангова. – У нас на руках действующие договоры, я подала иск на восстановление. Но это – не самое главное…

Самое главное, по её мнению, что новая команда пришла "разрушать вуз".

– В значительной степени увеличен фонд оплаты труда, – перечисляет Кермен Басангова прегрешения, которые допустил новый и. о., не проработав и месяца. – По моим подсчётам – это порядка 12 миллионов в год...

"Разрушение вуза", по словам Басанговой, заключается не только в увольнении одних и в повышении зарплат другим. Отменено участие академии в международном семинаре "Коренные народы: культурное значение и защита арктических святынь, создание партнерских отношений на основе взаимоуважения". "Поставлено на грани срыва проведение молодежного форума "Патриотизм – путь единения многонационального российского народа и процветания России". Проведена проверка столовой. Причём к ревизии не привлекли саму Басангову, отвечавшую за работу студенческого общепита, зато по результатам ей объявили выговор. Теперь столовые в вузе вообще не работают, пишет Басангова, "студенты и преподаватели не имеют возможность получать питание, что ухудшает состояние здоровья и работоспособности коллектива" (орфография оригинала сохранена). Михеев, продолжает она перечислять, отменил участие ГПА в важнейших тендерах и аукционах, например – "на проведение мероприятия в Доме национальностей".

Более того: новый и. о. ректора отменил действие доверенностей и цифровых подписей прежнего руководства под платёжными документами, "тем самым, отбросив Государственную полярную академию от возможности участия в конкурсах, аукционах, пополнять доходную часть бюджета" (орфография сохранена). И вдобавок без предупреждения затеял проверку работы кафедры государственного и муниципального управления, которую возглавляла сама Кермен Басангова.

– Такое впечатление складывается, что, по сути дела, человек просто проедает бюджет, ничего не создавая и ничего не накапливая, и роняет показатели, – обличает нового и. о. ректора Кермен Басангова. – Буквально 3 – 4 месяца – и вуз придётся просто закрыть и, соответственно, расформировать.

Интересно, что пять лет назад предшественники предъявляли Басанговой очень похожие претензии.

– Совершенно верно, – признаёт она. – Но я своим трудом доказала, что я работаю, что наша академия развивается. Прошло время – и мы все увидели, что вуз живёт и активно развивается.

Развитый вуз и одноразовая посуда

Одним из первых поступков Валерия Михеева в должности и. о. была ревизия во вверенном хозяйстве. И во многом, надо признать, Кермен Басангова права. Проверки, например, действительно затронули её кафедру.

– Обнаружена масса нарушений, – рассказывает и. о. проректора по учебной работе Иван Палкин. – Проректоры были по совместительству профессорами на кафедрах и одновременно этими кафедрами заведовали, что просто запрещено законом. Студенты и преподаватели рассказывают, что сама Басангова, хоть и была оформлена профессором на полставки, занятий не проводила, это за неё делала бывшая аспирантка. Мы попросили Кермен Маратовну написать объяснение, но пока его не получили.

Он озвучил длинный список нарушений, который мало о чём скажет людям, далёким от вузовской работы (нет Студенческого научного общества, не проводились заседания кафедры, отсутствует учебно-методический комплекс, нет журнала посещаемости и так далее). Смысл в том, что при таком раскладе академия вообще-то не должна была работать. Но в декабре прошлого года, по словам Кермен Басанговой, вуз проходил аккредитацию, и эксперты Рособрнадзора нарушений, уверяет она, не выявили. Более того, в марте, добавляет Басангова, вуз подвергался уже международному аудиту на соответствие стандарту качества ISO 9000 – и тоже, как говорит экс-ректор, "всё было здорово".

– Если кафедрой руководит ректор, то эта кафедра – зона вне доступа, – объясняет эту странность Иван Палкин. – Кроме того, акты проверки, проходившей в прошлом году, есть, замечания в них записаны – и ни одно не устранено.

У Басанговой есть другое объяснение. Она утверждает, что о проверке на кафедре её нарочно не предупредили, документацию из кабинета забирали в её отсутствие, вот, дескать, и могли, намекает она, пропасть кое-какие бумаги.

Студенческие столовые, тут опять права Басангова, действительно нынче закрыты.

– Мы провели рейды по столовым – и тут же эти столовые закрыли, – рассказывает и. о. ректора Валерий Михеев. – Полная антисанитария, столовые работали с полным нарушением и финансовой дисциплины, и Трудового кодекса.

Тех, кто пришёл с ревизией в этот общепит, поразило не столько пренебрежение кассовыми аппаратами, сколько одноразовая посуда, которую тут кое-как мыли и пускали в оборот по новой.

– Насколько я знаю, директором столовых был родственник гражданского мужа Басанговой, – замечает Михеев. – Сразу после проверки он уволился. У меня есть информация, что двум предыдущим директорам столовых приходилось увольняться, потому что с них вымогали деньги.

У Басанговой есть ответ и на это обвинение. Между ревизией и датой, когда её фактически отстранили от контроля ("перераспределили функционал" – так она это называет), прошла неделя. А может, как раз за эту неделю одноразовую посуду и стали мыть? Чтобы прежнее руководство подставить, а?

Мозоль и Арктика

– Наш вуз хотели подвергнуть реорганизации, но у меня состоялся разговор с министром образования, – рассказывает Басангова. – И он признал: ваш вуз, говорит, нужно сохранить. Вуз, видимо, решили сохранить, все реорганизационные процессы прекратились. Но кому-то я наступила на мозоль. Вуз в очень хорошем состоянии, хорошая инфраструктура, недвижимость в центре Петербурга…

Она даже припоминает убийство ректора Университета сервиса и экономики Александра Викторова: дескать, там тоже начиналось с разговоров о реорганизации – а закончилось вон чем.

У Валерия Михеева, как следует из его слов, нет коварных планов в отношении Басанговой. В академии "Фонтанке" рассказали, что новый и. о. очень хотел уволить бывшего ректора вообще по статье, но, видимо, сжалился над женщиной. Теперь с интересом ждёт, как она будет с ним судиться.

– Это обычная практика, – объясняет он. – Басангова была проректором, а согласно существующему положению, с приходом нового ректора заместители прежнего увольняются. Но мы не стали увольнять людей, которые реально работали. С должностей проректоров людям из той команды пришлось уйти, потому что работать должна новая команда. Но мы их не увольняли из академии, те, кто реально работал, остались заведовать кафедрами.

Будущее ГПА он связывает с Арктикой. Для того, говорит, он сюда и пришёл.

– Я уже занимался проблемами Арктики, теперь продолжу заниматься ими в Полярной академии, – рассказывает Михеев. – Мы даём вузу новое направление: академия должна внести свой вклад в развитие арктического региона России. Мы выберем в качестве основного направления именно это. Да, здесь всегда учились коренные народы Севера, и целевой приём у нас сохранится – в тех пределах, которые установлены министерством. Но это направление нужно расширить.

Ирина Тумакова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор