Сейчас

-1˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-1˚C

Небольшая облачность, Без осадков

Ощущается как -4

1 м/с, вос

773мм

78%

Подробнее

Пробки

4/10

Петербургские балалайки для Новороссии

1190
ПоделитьсяПоделиться

Повстанцы Донецка и Луганска не останутся раздетыми и разутыми. Для снабжения боевых отрядов только в Петербурге еженедельно собираются миллионные суммы, на которые закупается все необходимое для бойцов — начиная от снайперских прицелов и заканчивая балалайками для военного ансамбля. Скоро вместе со снаряжением отправятся и партии воинов-добровольцев. Координаторы центра помощи рассказали «Фонтанке», кто и почему помогает восставшему Юго-Востоку. 

Заместитель руководителя юридической фирмы Андрей Блинский и владелец небольшого бизнеса по торговле оптикой Александр Любимов в мае 2014 года решили, что не хотят оставаться в стороне от украинских событий. Сегодня организованный ими в Петербурге «Координационный центр помощи Новороссии» на полученные от добровольных жертвователей средства закупает все необходимое для повстанческих отрядов и отправляет грузы в зону конфликта. Андрей и Александр без сомнений согласились встретиться с корреспондентом «Фонтанки» и рассказать о том, как помогают полковнику Стрелкову: «Мы не нарушаем ни одного закона Российской Федерации. Что знаем, расскажем».

⁃ Ваша группа называется «Координационный центр помощи Новороссии». Кому вы помогаете?

Андрей Блинский: – Всеми силами и средствами пытаемся поддержать ребят, которые там воюют, которых там убивают. Заваливают «Градами», бьют из самолетов. Мы организуем доставку амуниции и снаряжения, тех средств, которые разрешены и свободно продаются на территории Российской Федерации.

⁃ Я правильно понимаю, что речь идет не о гуманитарной помощи населению, а о снабжении боевых отрядов?

А.Б.: – Да, именно так. Объясню, как все началось. Есть у меня друг, который жил в Луганске. У него стали убивать под Славянском друзей. Он пошел, взял автомат и встал в строй. Прислал мне фотографию: он там в кроссовках каких-то рваных, в джинсах... и все в его отряде такие были. А я не хочу, чтобы его и его друзей убивали. Поэтому я занялся тем, что организовываю отправку для них того военного снаряжения, которое не запрещено законом.

Александр Любимов: – Начинание нашей структуре было положено 10 мая. После того, как был брошен клич в ЖЖ о сборе средств на снаряжение в надежде помочь нескольким знакомым, мы неожиданно оказались с таким количеством денег, что смогли помочь целому отряду. После первой нашей поставки с Юго-Востока стали звонить, просить и умолять нас о помощи. Люди были лишены всего. Когда мы начали с ними работать, это было откровенное нищебродство.

А.Б.: – Ребята воевали в трениках, в кроссовках, не было обуви, униформы, одежды для снайперов — да ничего не было. Наколенники, которые мы им присылали, – они делили комплект на двоих. При этом воспринимая нас не просто как группу энтузиастов, а чуть ли не как представителей государства, хотя мы таковыми точно не являемся.

Что, кому и как

- Все-таки что конкретно вы везете?

А.Л.: – Бронежилеты, каски, разгрузки, тактические перчатки, прицелы, приборы ночного видения, рации, связь... Все, что требуется в повседневной жизни бойцу.

фото с сайта http://kcpn.info
ПоделитьсяПоделиться
фото с сайта http://kcpn.info
ПоделитьсяПоделиться

- Как вам удается пересекать границу со столь специфическим грузом? 

А.Б.: – Мы доставляем груз только до границы, там его забирают ребята с той стороны. За переход границы и доставку груза до места отвечают они. Соваться на Украину на машине с российскими номерами — слишком сложно и опасно. Да и с украинскими тоже, под местного не сработать, диалект слишком заметно отличается. Даже заехав, не факт, что доедешь до места, совсем не факт. Ответственность за этот участок пути лежит на тех людях, которым предназначается груз. Они лучше знают обстановку.

- Граница с украинской стороны контролируется ополченцами?

А.Л.: – Да. Но ситуация такова, что контроль границы сегодня — вещь текучая. И тот участок границы, который сегодня контролируется одними, завтра контролируются другими.

А.Б.: – Коридоры появляются, закрываются, все существует в постоянной динамике. 

А.Л.: – Уже появились группы бойцов, специализирующиеся на обеспечении перехода границы. Вооруженные люди оттуда обеспечивают доставку грузов, для чего иногда приходится осуществлять боевые операции.

- Нет такого, чтобы повстанцы полностью контролировали пропускной пункт?

А.Б.: – Иногда такое бывает, иногда такого нет. Все по-разному. Очень динамичная обстановка.

- Вы помогаете каким-то конкретным отрядам?  

А.Б.: – Мы работаем только с теми людьми, которых знаем. Отправляем непосредственно под полковника Стрелкова, под командиров его отрядов с позывными "Моторола", "Минер"... Направляли грузы в отряд ополчения города Стаханова. В Стаханов отправляли не только снаряжение, но и наличные деньги на нужды отряда. Как сообщили бойцы, на эти деньги они создали ансамбль военной песни и пляски.

скриншот сайта http://kcpn.info
ПоделитьсяПоделиться

Деньги

⁃ Как вам удалось собрать необходимые средства? Военное снаряжение стоит недешево.

А.Б.: – Поступает огромное количество пожертвований. Идут переводы на сотни рублей, на тысячи рублей, всего мы собрали около 5 миллионов рублей. Отчет по расходованию всех этих денег размещен на нашем сайте.

⁃ Как вы смогли найти людей, готовых не просто сопереживать в социальных сетях, но и отдавать свои деньги?

А.Б.: – Начинали работать исключительно через «Живой журнал». Очень помог нам Алексей Марков, который первым открыл подобный проект в Москве. У меня много друзей-«тысячников». Я их обзвонил, все согласились помочь, дальше понеслось. Честно говоря, размер пожертвований превысил наши ожидания, количество желающих помочь бойцам Новороссии приятно удивило. Мы стали собирать около миллиона рублей в неделю.

⁃ Вам понятно, от кого приходят основные поступления? Это бизнес, это частные лица?

А.Л.: – Это обычные люди. Бизнес больше помогает скидками, организацией поставок и перевозок, а практически все деньги — частные пожертвования. Средний чек от 5 до 15 тысяч рублей. Был как-то перевод от анонимного жертвователя на 200 тысяч рублей, но это, скорее, исключение. Спасибо всем.

- Сколько конвоев успели отправить с мая?

А.Л.: – Четыре машины отправили. Обычно это большая «Газель». Сейчас в «Газель» уже не влезет... Большегруз заказывать нет смысла, да и с переходом границы у фуры будут проблемы. Видимо, чаще будем грузы отправлять, примерно раз в неделю. И обычные люди, и хозяева больших кабинетов нас спрашивают: чем можем помочь, официально или неофициально? 

- Вы имеете в виду кабинеты власти или бизнеса?

А.Л.: – Скажем так: очень завязанный на власть бизнес.

Люди

А.Б.: – Сейчас мы впервые готовимся отправить на Украину не только грузы, но и добровольцев. Поедут 10 – 15 человек наших товарищей, которые хотят встать в ряды ополченцев.

- Кто эти люди?

А.Б.: – Бывшие военные, специалисты в своей области, как правило  — ветераны. В первую очередь в Славянске требуются офицеры с опытом командования в условиях боевых действий — этому не научишь, этот опыт нужно иметь.

А.Л.: – Было много желающих, которые заявляли, что я, мол, в армии не служил, но поехать хочу. Таким мы отвечаем: ребята, оставайтесь пока в России. Мы получили прямое указание из Славянска таких не брать. Там нужны специалисты.

- Что им обещают?

А.Б.: – Ничего. Доброволец получит обмундирование, питание и курево. С предложением каких-либо денег, даже специалистам, я не сталкивался. Единственное исключение — это военные врачи. Медику, котрый согласен работать по специальности в условиях передовой, гарантируют 30 тысяч рублей за 2 недели участия. Повторюсь — это единственное исключение, которое мне известно.

- Много говорят об участии в конфликте на стороне непризнанных республик бойцов из Чеченской республики. Не приходилось сталкиваться? Они тоже добровольцы?

А.Л.: – Насколько мне известно, если в рядах ополчения и есть чеченцы, это не носит массового характера. Обычная страшилка, раздутая киевской прессой, которая сама себе противоречит. С точки зрения украинских СМИ получается, что «кровавые чеченцы» едут почему-то воевать против тех, кто когда-то воевал за них.

За что 

- Что вас объединяет? В основе вашей организации лежит какая-то идеология?

А.Л.: – Для нас важно не то, кем мы являемся, а скорее то, кем мы не являемся. Идентичность проявляется через отрицание. Мы не приемлем идеологические и политические воззрения тех, кто ныне пришел к власти на Украине. На основной её территории. Внезапно оказалось, что этого не приемлет огромное количество людей как в России, так и на Украине, и многие готовы на активные действия с риском для жизни. Мы считаем тех, кто стоит сегодня у власти в Киеве, прямыми продолжателями дела их идейных предшественников вроде Степана Бандеры или Романа Шухевича. Кроме того, мы являемся свидетелями попытки расширения границ Запада, натиска на восток не в виде танковых колонн, но в виде социоэкономических и социокультурных методов продвижения. В какой-то момент натиск на восток в этих социокультурных формах столкнулся с прямым противодействием. То, что это произошло именно сейчас и именно в такой форме, можно считать исторической случайностью, думаю, никто этого не планировал. Но украинское правительство сделало все, чтобы это противостояние очень быстро достигло стадии даже не террористической борьбы, а натуральной позиционной войны.

Цель — только победа

- Чего вы рассчитываете добиться, на какой результат надеетесь?

А.Б.: - Объясню простыми словами, понятными абсолютно всем. Я звонил другу, который с оружием в руках в составе разведывательно-диверсионной группы воюет под Славянском. Спрашиваю: "Друг дорогой, когда ты оттуда уедешь домой, у тебя же семья, дети? Сколько ты планируешь там находиться?" Он дал исчерпывающий ответ: «Я отсюда уеду, когда мы убьем последнего фашиста. Тогда мы сложим оружие». Это их идеология, это их мнение. 

А.Л.: – Наша цель — не отделение Донецка и Луганска от Украины. Наша цель — денацификация всей Украины, до Львова включительно. Нужен не просто мир, нужна победа. Точка.

- Но ведь не вы командуете и не вы ставите задачи отрядам...

А.Л. – Вы правы. Но судя по той информации, которая доносится нам оттуда, значительное количество людей на Юго-Востоке преследуют именно эту цель.

- Судя по репортажам оттуда, значительная часть населения мечтает скорее не о марше на Львов, а о присоединении к России, о том, что Путин введет войска и все решит за них, не так?

А.Б.: – Вот не надо России вводить войска. Такой шаг может вызвать только негативные последствия, масштаб которых непредсказуем. И помощь, и добровольцы направляются в достаточных количествах. Вопрос присоединения или неприсоединения — вообще вопрос отдаленного будущего.

- Но пока не похоже, что народ поднялся на борьбу. Похоже, что даже в относительно немногочисленных отрядах ополченцев весьма значительную часть составляют добровольцы из России. В Харьковской, Днепропетровской, Херсонской областях, которые не слишком отличаются по социальному и национальному составу от Донецка и Луганска, вообще все относительно спокойно.

А.Л.: – Военно-стратегическая ситуация такова, что сопротивлению нет смысла размазывать свои силы по областям. Имеет смысл создать базовый регион, откуда распространять воздействие.

А.Б.: – Подождите до осени. Борьба в соседних областях идет определенная, но ситуация ещё не накалилась настолько, насколько необходимо до взрыва. Подождите.

- Устоит ли ополчение ДНР и ЛНР против пусть слабой, но регулярной армии с бронетехникой и авиацией?

А.Б.: – Так уже половину всех исправных самолетов сбили, нет? Ну, не половину, так минимум треть.

А.Л.: – Удаляемся в область прогнозов... Мы надеемся на победу. Долгосрочные стратегические факторы на стороне Юго-Востока. Там сосредоточены основные объекты индустрии и большая часть индустриального населения, это серьезный фактор. Кроме того, киевское правительство должно обеспечивать относительный порядок на остальной территории страны. Обеспечение хоть какого-то порядка с каждой неделей будет высасывать у него все больше и больше ресурсов. Динамика соотношения сил будет меняться в пользу Новороссии. Главное, чтобы ребята выстояли до осени.

- Последний вопрос. Вы организуете отправку снаряжения и добровольцев, оставаясь в Петербурге. Нет желания самим с оружием в руках выступить на защиту своих идеалов?

А.Б.: – Есть желание. Нам сказали, что пока мы здесь нужнее. Но я готовлюсь. Военного опыта нет, но я над этим работаю.

А.Л.: – Я все-таки капитан запаса, артиллерист. Пока надо завершить определенные бизнес-дела. Думаю, ближе к зиме...

Беседовал Денис Коротков,

«Фонтанка.ру»

фото с сайта http://kcpn.info
фото с сайта http://kcpn.info
скриншот сайта http://kcpn.info

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close