18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
20:45 25.09.2018

Особое мнение / Георгий Полтавченко

все авторы
23.01.2014 15:16

Расскажем детям о блокаде

Раньше ни в одной семье нашего города не обходилось без живых рассказов о блокаде. Рассказывали неохотно, не обо всем, плохое опускали, стараясь сохранить для истории примеры лучшего поведения и лучших поступков. Такой и должна быть память о настоящем подвиге. Но блокадники уходят, и с каждым годом таких семей в нашем городе становится все меньше

Раньше ни в одной семье нашего города не обходилось без живых рассказов о блокаде. Рассказывали неохотно, не обо всем, плохое опускали, стараясь сохранить для истории примеры лучшего поведения и лучших поступков. Такой и должна быть память о настоящем подвиге. Но блокадники уходят, и с каждым годом таких семей в нашем городе становится все меньше. Чтобы мера нашего почитания блокады не убывала, чтобы для новых поколений петербуржцев само слово «блокада» оставалось священным, рассказов о ней должно быть как можно больше.  Дома и в школе, по телевизору и в газетах, в виртуальном и в реальном мире.

Эту, несомненно, благую цель и преследовали создатели блокадной экспозиции под открытым небом на Итальянской улице. С зениткой, блокадным трамваем, с бесплатными экскурсоводами-волонтерами. Понятно, что сами ветераны все это помнят, а их дети и внуки – знают по их рассказам. Но ведь и расчет не на них. А на тех, в чьей семье уже нет живых свидетелей блокады. На нынешних школьников и студентов.

Я убежден, что памяти о блокаде много не бывает. Говорю об этом не потому, что я обязан заботиться о ветеранах и блокадниках по долгу службы. И даже не потому, что моя мама в блокаду потеряла всех своих родственников - ее отец и брат погибли в ополчении, а ее мама с бабушкой умерли от голода у нее на руках. Просто я с детства знаю, что есть святые понятия. Мать. Родина. День Победы… А для Ленинграда и Петербурга – еще и блокада.

Мне искренне жаль «историков», считающих, что в день 27 января нам нечем гордиться. Как в таком случае быть со стихами Ольги Берггольц на блокадном радио, с музыкой Шостаковича в нетопленой Ленинградской филармонии, с военными спектаклями Театра Комиссаржевской, с блокадными футбольными матчами? С подвигами простых ленинградцев, лишь малая часть которых вошла в «Блокадную книгу» Даниила Гранина и Алеся Адамовича?

Более чем сомнительны и попытки историков постарше, людей моего поколения, умалить значение события, свершившегося 27 января 1944 года. Продолжающих твердить, что прорыв блокады был главнее, а все дальнейшее – «не история города, а история фронта». Но ведь разрыв вражеского кольца не означал конец бомбежкам и артобстрелам, голоду и холоду. И блокаду мы считаем от 8 сентября 1941-го до 27 января 1944-го, а не до 18 января 1943-го. Попробуйте сказать блокадникам, что их подвиг длился не 900 дней, а 500 с небольшим. Смелости хватит?

Я считаю, что попытки переписать или перетолковать историю блокады - намного большее кощунство, чем заклеенные понарошку окна на Итальянской улице, которые помогают детям представить себя в блокадном Ленинграде. Наверное, не стоит рассказывать школьникам абсолютно все о тех страшных годах. По крайней мере до тех пор, пока не подрастут. Главное – не прекращать рассказ.

Повторюсь: памяти о блокаде, как и внимания к блокадникам, много - не бывает. Не могу себе представить, что в Петербурге появятся поколения детей, которые будут путать блокадные даты или вообще ничего не знать о блокаде.

Чтобы этого не случилось, давайте рассказывать. Сегодня, завтра, послезавтра. После того, как город вместе со всей страной отметит Ленинградский День Победы. Всегда.    

Георгий Полтавченко, губернатор Санкт-Петербурга