18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
19:02 16.11.2018

Василий Шестаков: Четыре года назад в МОК думали, что самбо — это какой-то бразильский танец

Чемпионат мира по самбо, который в ноябре прошел в Петербурге, стал самым масштабным за сорокалетнюю историю. В юбилейный для этого вида спорта год за медали приехали бороться 600 спортсменов из 75 различных стран. Почему этот вид спорта стремительно набирает популярность? Какие шансы у этого вида спорта попасть в программу Олимпийских игр? Об этом и многом другом «Фонтанка» расспросила президента FIAS, депутата Госдумы Василия Шестакова.

Василий Шестаков: Четыре года назад в МОК думали, что самбо — это какой-то бразильский танец

Чемпионат мира по самбо, который в ноябре прошел в Петербурге, стал самым масштабным за сорокалетнюю историю. В юбилейный для этого вида спорта год за медали приехали бороться 600 спортсменов из 75 различных стран. Победу в командном зачете уверенно одержала сборная России. Но эксперты отмечают: уровень самбо значительно вырос и в других странах. Почему этот вид спорта стремительно набирает популярность? Чем закончилась попытка устроить революцию в Международной федерации самбо? Какие шансы у этого вида спорта попасть в программу Олимпийских игр?

Об этом и многом другом «Фонтанка» расспросила президента FIAS, депутата Госдумы Василия Шестакова.

«Самбо интереснее других видов единоборств»

- Любое крупное спортивное событие - это целый марафон длиной в несколько дней. Легко ли далось проведение соревнований в Петербурге?

- Мы ведь сколько к нему готовились. Этот год вообще для Международной федерации самбо был тяжелый. Тут и Всемирные игры боевых искусств, и Универсиада, и отчетно-выборный конгресс, множество различных соревнований. Усталости нет, но есть ощущение, что проделана хорошая работа. По оценкам, что звучали, на очень неплохом уровне. Работы действительно было немало. Вот буквально перед вашим визитом  я принимал руководство Федерации самбо Монголии. Встречи продолжаются, все хотят поговорить, у каждого свои проблемы. Кому-то нужна материальная помощь, кому-то методическая. Без этого никак, иначе самбо в мире развиваться не будет.

- Как можно решить финансовые проблемы чьей-либо федерации самбо?

- Сначала мы изучаем проблему, смотрим, каким образом можем помочь. У нас есть система поддержки федераций. Например, мы постоянно отправляем на безвозмездной основе ковры, борцовки, куртки, шорты — полностью всю экипировку. Такое решение мы приняли на исполкоме FIAS. Помогаем из фондов, которые формируются за счет спонсорских взносов. В тех странах, где развивается самбо, находим партнеров. Так, нам удалось это сделать в Италии, Англии, других странах. И это дает результат. Например, в Италии, недалеко от Милана, на берегу озера в красивом месте будет строиться центр самбо, где будут тренироваться спортсмены. Самбо в Италии и так неплохо развивается, а после этого приобретет новый импульс.

- Где еще самбо набирает популярность?

- Всплеск интереса к самбо наблюдается в принципе. Вот вам простой пример. Раньше на Панамериканском континенте была только одна страна — Венесуэла, которая приезжала на чемпионаты мира и другие соревнования по самбо. Сейчас Панамериканский чемпионат собрал 26 стран, и борьба была интересной. В Азии большой интерес к самбо, им занимаются в 35 странах. В Африке — около 20 стран. Естественно, есть интерес к самбо в Европе. На конгрессе FIAS у нас было 86 основных и порядка 9–10 стран — кандидатов в федерацию. Это говорит о том, что спрос на самбо растет. И это объяснимо. Самбо — динамичный, зрелищный вид спорта с большим набором техник. В других видах борьбы правила меняют, технический арсенал сокращают. Например, в дзюдо выхват за ноги, обвивы, «ножницы» убрали. В самбо мы ничего не меняем. Все эти приемы у нас есть. Это придает борьбе дополнительную динамику и интерес, поэтому народ приходит на трибуны.

Скажу честно, мы опасались, что на чемпионат мира не придут зрители, так как в Петербурге болельщики избалованы различными спортивными соревнованиями. Но зал был полным, что нас очень порадовало. Люди с удовольствием смотрели поединки. Я думаю, что это основной показатель того, что самбо может и должно попасть в программу Олимпийских игр, стать постоянным членом Международного олимпийского комитета.

- Об этом мы еще поговорим. Давайте о прошедшем чемпионате мира. Судя по вашей реакции, вы довольны, как все прошло?

- Да, Россия заняла первое место. Но я, как президент международной федерации, больше обращаю внимание на то, сколько стран увезли медали. С каждым годом ситуация улучшается. В этот раз медали увезли порядка двадцати стран мира. Кроме традиционно сильных сборных — Россия, Белоруссия, Болгария, Монголия - отличились Франция, Италия, Венесуэла, девушка из Израиля победила. Радует, что самбо в этих странах не просто есть, им занимаются и показывают серьезные результаты.

- Тем не менее на турнире было все не так гладко. Например, Руслан Гасанханов, выступающий за Россию, в знак протеста не стал бороться, а потом, как рассказывают очевидцы, показал зрителям неприличный жест.  Спортсмен как-то будет наказан?

- Такие эпизоды случаются. Не могу сказать, что Гасанханов совершил вызывающий поступок. Это эмоции. Спортсмен отказался выходить на ковер, не стал признавать поражение, но на награждение вышел. Сборная России будет проводить собрание, разбирать инцидент. Наверняка будут применены санкции дисциплинарного характера. Правда, какие именно, не знаю. Я бы не стал акцентировать внимание на этом эпизоде. Считаю, что ничего из ряда вон выходящего не произошло. Будем считать, что случилась досадная оплошность. Тем не менее разбор полетов будет. В целом соревнования прошли спокойно, успешно. Мы сидели, переживали, что что-то идет там не так, тут не так, здесь хочется по-другому. А в итоге мои коллеги сказали, что организация была на хорошем уровне.

- Что вас так беспокоило?

- Где-то диктор что-то неправильно объявил, где-то он подзатягивал время, особенно в первый день соревнований. Хотя от этого никуда было не деться, так как мы ждали почетного президента Международной федерации самбо, президента России Владимира Путина. Он приехал, показал всему миру, что руководство страны поддерживает самбо, что это интересный вид спорта. Путин — сам мастер спорта по самбо, заслуженный тренер России. Все это заметили, для самбо его приезд добавил много плюсов.

«Шансы войти в состав МОК хорошие»

- Я правильно понимаю, что самбо позиционируется как российский национальный вид спорта?

- Нет. Это совершенно не так. Потому что если мы будем позиционировать самбо как национальный вид спорта, то в МОК к нам так и отнесутся, что это вид спорта российский, интересен только России, а больше никому не нужен, а потому не будем вас признавать. Наоборот, мы позиционируем самбо как интернациональный вид спорта, который развивается во многих странах мира. Да, мы не скрываем, что самбо зародилось в России, СССР. А то, что оно раскручивается в нашей стране, — это так. Мы делаем все, чтобы этот вид спорта у нас был более популярным. Хотя здесь как раз его раскручивать особенно и не надо. В нашей стране самбо занимаются порядка 400 000 человек! Я думаю, что самбо в России очень популярно.

- Ведь все знают, что дзюдо -  японский вид спорта, но это не мешает ему быть в МОК. 

- Это так. Но ведь никто не говорит, что это японский вид спорта, и больше он никому не принадлежит. Они ведь говорят, что дзюдо — интернациональный вид спорта. Мы заявляем, что самбо зародилось в СССР, когда были объединены единоборства 15 стран, оттуда были взяты приемы и создана самооборона без оружия.

- Хорошо, поставлю вопрос по-другому. Самбо раскручивается так, чтобы при упоминании России говорили: «О, так Россия — это же самбо»! Так?

- Скорее, речь идет о самбо как о российском бренде. Россию ассоциируют с балетом, космосом, достижениями в хоккее, черной икрой. В этом ряду должно быть и самбо. Мы все делаем, чтобы наш вид спорта был узнаваемым.  Когда четыре года назад меня избрали президентом Международной федерации самбо, я приехал на встречу с президентом МОК Жаком Рогге, и все думали, что самбо — это какой-то бразильский танец. Пришлось объяснять, показывать. Теперь никто не путает, люди  знают, что это не танец, а борьба, причем борьба интересная. Вообще четыре года нашей работы вызывают у меня удовлетворение, потому что самбо попало во все крупные мультиспортивные организации, кроме МОК. Мы стали членами FISU – это студенческая международная организация, мы будем участвовать в Европейских играх, в Азиатских играх, планируем в Панамериканских. Участвуем в полицейских играх, ведем переговоры об участии в чемпионате мира среди военнослужащих.

Сейчас подали заявку в МОК о признании самбо как вида борьбы. Активно над ней работаем, так как у экспертов есть замечания. Например, у нас не было комитета по этике, не было гендерного принципа при формировании исполкома. Сейчас мы приняли в исполком двух женщин, активно работаем с ВАДА, СМИ. У нас есть свой сайт, который становится с каждым днем популярнее. Раньше на него заходили 1,5 — 2 тысячи человек в день. Сейчас порядка 50 тысяч. И это не предел. Когда проходил чемпионат мира, сайт не выдерживал наплыва посетителей и обваливался. В день заходили до 100 тысяч человек. Я уже дал поручение техническим службам, чтобы ресурс выдерживал такие нагрузки. Нас показывает европейское телевидение, сотрудничаем с международной федерацией спортивных журналистов, проводим знаковые мероприятия — например, состоялась презентация самбо в Кенсингтонском дворе, в Лондоне, под патронатом принца Майкла Кентского. Сейчас тоже есть ряд задумок. Событие будет оригинальным, интересным для СМИ, так как будет проходить в знаковом месте. Не буду раскрывать деталей, но всем будет интересно!

- У вас есть информация, как относится к самбо новый президент МОК Томас Бах?

- Разумеется, я буду с ним общаться по этому поводу. Сейчас идут перевыборы членов исполкома МОК, руководства европейского и азиатского олимпийских комитетов. Когда этот процесс закончится, будем со всеми встречаться и обсуждать. Я в постоянном контакте со спортивным директором МОК Кристофом Дуби. Нас поддерживает руководство страны – не только Владимир Путин, но и Александр Жуков, и Виталий Мутко. Когда Жуков стал президентом Олимпийского комитета России, он в первую очередь заявил, что  будет всячески продвигать идею о вступлении самбо в МОК. У нас  налажены контакты с представителями Олимпийского совета Азии и Европейского олимпийского комитета — шейхом Ахмадом ал-Фадх ас-Сабахом  и Патриком Хикки. Поэтому у самбо хорошие шансы войти в МОК.

«В Петербурге в тренеры идут только 18% выпускников»

- Вы говорите, и Путин отметил на чемпионате мира, что в России самбо занимаются 400 000 человек. Цифра внушительная. В чем «фишка» самбо?

- Самбо учит дисциплине, собранности, умению постоять за себя. Причем самбо — не агрессивный вид спорта. В самом названии  заложено, что это самооборона без оружия. Конечно, самбо добавили популярности такие спортсмены, как Федор Емельяненко, Олег Тактаров, которые добились результатов в смешанных единоборствах, боях без правил. В детстве, когда мы росли, постоянно были стычки, драки. Всегда между собой выясняли отношения, кто сильнее — боксеры, каратисты, самбисты. В результате стало ясно, что  самбо — самый универсальный вид спорта,  причем яркий,  зрелищный. Потому что в боевом самбо есть и ударная техника,  и  борьба в контакте, и удушающие, и болевые приемы. У того, кто владеет приемами самбо, больше шансов одержать победу в поединке на ковре или ринге.

- Какая мотивация у родителей отдавать ребенка в самбо? Многие из них понимают, что футбол и хоккей гораздо более прибыльный вид спорта.

- Самбисты могут заработать себе на жизнь — существуют турниры К-1, К-2, «Прайды», которые популярны в Японии, Южной Америке, Европе. Когда выступал Федор Емельяненко, 16% телевизионного времени в Японии занимали его бои. Это невероятно огромная цифра для этой страны! Зал, вмещающий 35 000 зрителей, всегда заполнялся. Конечно, у него и гонорары были хорошие. У нас даже есть такая пословица: «Пока вольники проходили в ноги, самбисты проходили в люди». Посмотрите: президент страны – самбист. И куда ни посмотри, в руководстве сплошь самбисты. Пусть они не достигли высоких результатов, зато занимались самбо. Самбо еще и интеллектуальный вид спорта -  учит тактическим маневрам, обыгрывать партнера не за счет силы, а за счет комбинаций.

- Еще самбо и жесткий вид спорта. Особенно боевое — удары, захваты, различные приемы.

- Удары и захваты есть везде. Я изучал статистику и как кандидат педагогических наук могу сказать, что по травмоопасности самбо стоит во второй, а то и в третьей десятке среди всех видов спорта. Лидеры по травмоопасности - футбол и хоккей. Там постоянно встречаются столкновения, стычки, спортсмены получают травмы, причем тяжелые. Когда новичок приходит в зал, его в первую очередь учат правильно падать. На протяжении длительного времени, а то и всей карьеры самбисты формируют навык падения. Когда человек, занимающийся самбо, спотыкается, падает, то не получает травм, так как правильно умеет группироваться. Когда человек выходит на ковер подготовленным, травмы бывают, но не часто. Родители, конечно, вопросы о жесткости самбо задают. Мы ведем разъяснительную политику. Если мы посмотрим бокс, кикбоксинг, карате, то можем сделать вывод, что самбо не самый агрессивный вид спорта. Наш вид спорта не имеет никакого отношения к агрессии.

- В одном из интервью первый тренер Путина Анатолий Рахлин сетовал, что в России у дзюдо не такие уж и хорошие перспективы. Нету базы, молодых тренеров. Подозреваю, что в самбо может быть похожая ситуация. Я прав?

- Ну, мы все понесли потери в результате буйных 90-х, не только в спорте, но и в экономике. Нехватка кадров до сих пор ощущается в разных сферах. И в спорте тоже. Тренерский состав стареет, это правда, и в этом есть проблема. А молодые не очень-то стремятся в профессию, так как стоит финансовый вопрос. В Петербурге на тренерский факультет в Университете Лесгафта конкурс 10 человек на место, но из них в профессию приходят лишь 18% от выпуска! Остальные уходят или в бизнес, охрану, или еще куда. К сожалению, зарплата у тренеров не такая высокая. Хотя здесь многое зависит от региональных властей. Ведь теперь зарплаты тренерам назначает не федеральная, в региональная власть. Там, где уделяется много внимания спорту, она хорошая, например в Москве. Там, где власти не очень заинтересованы в спорте или нет возможностей финансировать, ситуация другая. Хотя на федеральном уровне постоянно ставится задача достойно оплачивать тренерский труд.

- Вот почему главный тренер сборной России по дзюдо — итальянец. Вы, кстати, несколько лет назад весьма критично отзывались о Гамбе. После того как дзюдоисты произвели фурор на Олимпиаде в Лондоне, ваше мнение изменилось?

- Не могу сказать, что я его критиковал. Критерий работы любого тренера один – результат. В чем-то с Гамбой не соглашались, считали, что лучше, если бы сборной занимался российский тренер. Но результат пришел. Можно говорить что угодно, но Россия в Лондоне завоевала три золотые медали в дзюдо, чего раньше никогда не было и неизвестно, будет ли еще. Поэтому можно сказать, что Гамба – талантливый тренер.

«Когда я пришел, бюджет федерации был всего 1000 долларов»

- По Интернету гуляет ролик, в котором российские самбисты в смокингах показывают борцовские приемы перед высшим светом Лондона. Неожиданно...

- В Англии большой интерес к самбо. Раньше оно было на очень хорошем уровне, потом наступил упадок, и вот переживает эпоху возрождения. Ассоциацию стран британского содружества возглавляет член британского парламента, лорд Саймон Рединг. Самбо заинтересовался принц Майкл Кентский, он был восхищен приемами, которые показали наши спортсмены. Зрители, публика была в восторге. На нашу презентацию самбо хорошо отреагировала пресса. Я специально сделал подборку английских газет. Там писали, что между Англией и Россией отношения похолодали, но самбо — первый шаг навстречу друг другу. То есть самбо выступило своеобразным послом мира. Я недавно был в Италии, выступал на итало-российском экономическом форуме, рассказывал об аспектах российского спорта и самбо, мы показали ролик про итальянское самбо. Представители бизнеса очень тепло отреагировали.

- Извините, не могу связать лондонскую аристократию и самбо. В Англии популярен бокс, футбол, крикет, высшее общество болеет за «Челси». И вдруг самбо...

- А что тут удивительного? Англичане те еще забияки, любят выпить, подраться. Представители высшего общества не инопланетяне, такие же люди, как все. Это с виду они чопорные, холодные, а когда с ними пообщаешься, понимаешь: типичные англичане! В Англии с энтузиазмом восприняли идею развивать самбо. Там заинтересованы в сотрудничестве с Россией. Через спорт проще выстроить отношения, это не политика. Сначала можно сблизиться на теме самбо, а потом уже находить общий язык на другие темы.

- На прошлой неделе вы общались с Владимиром Путиным. О чем говорили с ним?

- Его интересовало, сколько команд принимают участие в чемпионате мира. Я рассказал, что мы установили рекорд, его это порадовало. Путин выступил с приветственной речью, сказал, что самбо — зрелищный вид спорта, который заслуживает, чтобы быть признанным МОК.

- Не секрет, что вы в хороших отношениях с президентом. Помните день, когда вы с ним познакомились?

- О-о-о, это было так давно... День знакомства с ним сейчас уже не вспомнить. Путин тренировался у Анатолия Рахлина, я у другого наставника. Мы встретились на первенстве «Труда», хорошо выступили, стали чемпионами, попали в сборную общества. Так и сложились отношения.  Шли вместе по спортивной жизни и жизни вообще.

- Самая запоминающаяся встреча с Путиным или разговор, который запал в душу.

- Не могу выделить какую-то конкретную встречу. Могу сказать, что Путин всегда был интересным собеседником. Еще когда мы учились в школе, он увлекался политикой, много читал, знал. Я тоже был к этому неравнодушен. Мы всегда с ним  обменивались мнениями — что происходит, где, мне  было интересно его слушать. У него были свои мнения, суждения. Когда он решил поступить в университет на юридический факультет, меня это поразило. В то время поступить на юридический факультет было архисложной задачей. Большая редкость, чтобы мальчик из простой семьи туда попал. Но Путин сумел.

- Вы могли предположить, что он потом станет политиком?

- Когда он пошел в КГБ, можно было предположить, что займет высокий пост. Но чтобы потом стал политиком — нет. Никто же не знал, что развалится Советский Союз, появятся отдельные республики, у нашей страны сменится курс развития.

- Может быть, вы на правах близкого человека даете ему советы или он вам?

- Я, конечно, больше с ним советуюсь. Например, в тот момент, когда у меня появилась возможность выставить свою кандидатуру на пост президента Федерации самбо, я спросил его мнение. И когда Путин меня поддержал, я решился на этот шаг. Без его поддержки я бы, наверное, не стал президентом FIAS в том смысле, что если заниматься делом, то надо работать на результат. А не так: просто пришел, без финансов, без ничего. Когда я пришел в федерацию, бюджет был на уровне тысячи долларов. Развивать самбо с такими деньгами невозможно, ведь нужно проводить соревнования, заниматься другими вещами. Сейчас бюджет стабильный  Каждый год мы предварительно составляем смету и стараемся находить деньги. Кто-то хочет взять на себя проведение чемпионата мира, становится генеральным спонсором, как «Роснефть», кто-то — подготовку спортсменов.

- Как бизнесмены реагируют на идею вложиться в самбо? Часто можно услышать истории, что спонсоры не особенно желают финансировать клубы, команды.

- Истина в этом есть. Не все реагируют на наши предложения положительно. Но нам удается решать финансовые вопросы.

«Идет судебное преследование бывшего генсека FIAS»

- Летом в FIAS произошла попытка переворота, вас хотели свергнуть с поста президента федерации. Так что же все-таки произошло?

- Я уже рассказывал  эту историю «Фонтанке». Попытку переворота предприняли такие «товарищи», как Шульц, Ленц и Рудман, который до меня возглавлял федерацию и довел ее до такого состояния, что в ней осталось всего лишь 40–30 команд, а крупные страны хотели выйти из состава организации. Не знаю, чем руководствовались люди. Может быть, им стало обидно или завидно, что федерация стала развиваться, появилось финансирование. Они провели переговоры с рядом федераций о смене руководства FIAS, но за ними никто не пошел. Крупные федерации приняли решение поддержать меня. Конгресс федерации, который состоялся в сентябре, показал, что у нас было порядка 90 стран. У них же - 5 или 10, где самбо не развивается. Этим федерациям, по большому счету,  было все равно, куда ехать. Им дали 1000 долларов на проезд, они 300 сэкономили и поехали голосовать. Сейчас, на чемпионате мира, представители этих федераций подходили ко мне, сказали, что выбрали неправильный путь и изъявили желание дальше быть в нашей федерации. Мы их никуда не выгоняли, их спортсмены выступали в соревнованиях, поэтому особенной проблемы я не вижу. Думаю, что этот конфликт должен потихонечку себя исчерпать. Те, кто болеет за самбо, видят, что происходит. Оно развивается.

- Михаил Шульц называл, а может быть, до сих пор называет себя новым президентом FIAS...

- Можно называть себя кем угодно, хоть папой римским или Наполеоном, но ничего общего это с реальностью не имеет.  Мы выиграли в Швейцарии все суды. В реестр внесена только моя фамилия как  главы федерации. Больше ни у кого нет права подписи. Швейцарский суд среагировал оперативно. Быстро, грамотно во всем разобрался и привел все в порядок. Что-то еще пытаются оспорить, но вряд ли это поможет. Мнение о них уже сложилось. В Куала-Лумпур на конференции по развитию самбо, которая неожиданно превратилась в конгресс,  из 15 подписей глав национальных федераций 10 были подделаны.  

- Когда шел процесс по установлению истины, много нервных клеток потратили?

- Как их сосчитаешь? Я старался всю жизнь спокойно относиться к неприятностям. Как говорится, их нужно решать по мере поступления. Жизнь — многоходовая игра, где все может быть. Ты понимаешь: неприятности будут длиться не вечно. Если бы наша жизнь шла все время вверх, как по лестнице, было бы неинтересно.

- С вашими оппонентами компромисс возможен или вы больше ничего не хотите о них слышать?

- Я готов выстраивать компромисс со всеми, и с ними тоже. Мы сейчас ведем переговоры, может быть, к какому-то решению и придем, если, конечно, они не будут выдвигать неприемлемые требования.  Вообще, все трое были выведены из руководящих органов FIAS, сняты со всех постов.  В исполкоме каждый его член должен представлять какую-то страну. В России сейчас никто не даст им такой возможности. У двоих из них есть американское гражданство. Но американская федерация самбо дискредитировала себя. Она не проводила соревнования, что является нарушением устава FIAS, а также двух человек арестовало ФБР за  отмывание денег через спорт. Возможно, FIAS им как раз была нужна, чтобы заниматься околокриминальными или криминальными делами. Поэтому они так и бились за федерацию.

- Сейчас в FIAS не воруют?

- Наверное, утащить возможно везде. Мы стараемся строго следить за финансовой дисциплиной. Если это происходит, то есть суд. Сейчас идет судебное преследование в отношении Михаила Ленца, бывшего генерального секретаря FIAS. Он предпринял попытку завладеть определенными суммами. Уже собраны доказательства, и я думаю, они будут ему предъявлены. Разбирательства идут по швейцарским законам. О какой сумме идет речь? Это приличная сумма, за которую могут наказать достаточно серьезно.

- Путин как почетный президент FIAS каким-то образом влиял на ситуацию, когда шла борьба за власть?  

 - Он был в курсе, но влиять на ситуацию не мог. Все суды шли в Швейцарии, и там система сработала грамотно.

«Иногда о самбо снятся сны»

- Вы не только президент FIAS, но и  депутат Госдумы, вот-вот станете главой проекта «Позитивная Россия». Как вам удается все успевать?

- Я еще и член комиссии по взаимоотношению между  Россией и Японией, активно веду работу в этом направлении, недавно МИД Японии наградил меня  грамотой. Мы поддерживаем дружеские отношения, вот уже 12–15 лет проводим культурные, спортивные обмены. Скажем, дети Беслана, занимающиеся дзюдо, после теракта ездили в Японию, после чего несколько воспряли духом. Когда в Японии случилась "Фукусима", к нам приезжали из Японии. Бывает временный цейтнот. Но с работой, я считаю, справляюсь.

- Учитывая столько должностей, ваш обычный день – какой он?

- Где бы я ни находился, он начинается с зарядки. Еще древние римляне говорили: движение - жизнь. В Москве у меня есть беговой тренажер, здесь часто совершаю пешие прогулки по холмам, когда нахожусь за городом, делаю все, чтобы подготовить организм к работе. В Петербурге принимаю граждан, провожу встречи, решаю различные вопросы. Когда нахожусь в Москве, принимаю участие в пленарных заседаниях, работаю в комитетах, в различных комиссиях. Я, кстати, являюсь председателем комиссии по взаимодействию со СМИ, Совета при президенте по делам казачества. Рабочий день длится до восьми – десяти часов вечера. Честно говоря, я не жаворонок, поэтому стараюсь слишком поздно спать не ложиться, чтобы были силы пораньше проснуться.

- Сейчас возникает желание надеть экипировку и выйти на ковер, побороться, как раньше?

- Желание-то есть. Даже сны снятся! Но с возрастом понимаешь, что надо заниматься другими видами спорта. Плавание, ходьба, езда на велосипедах, бег – для меня сейчас это оптимально. Борьба — серьезный вид спорта. Наверное,  последний раз я выходил на ковер, когда снимали сюжет про клуб «Самбо-70». Правда, я не боролся, просто побросал, поработал на технику.

- Самая странная просьба, с которой к вам обращались как к депутату?

- Что-то конкретное вспомнить сложно, тем более что постоянно приходят с какими-то просьбами. Инициатив особенных нет, все приходят что-то просить. Были и откровенно больные люди. Но в основном просят  улучшить жилищные условия или жалуются на чиновников. По мере возможностей помогаем. Потом на фракции обсуждается, какой депутат чем отметился, выносится мнение о его работе.

- Решенная проблема, которой вы особенно гордитесь, будучи депутатом?

- Мне всегда приятно, когда удается помочь ветерану войны. Элементарный пример. Как-то ко мне пришел ветеран войны, человек, всю жизнь отдавший государству. Ему должны были бесплатно вставить зубы, но, как обычно, гоняли из кабинета в кабинет. Мне удалось ему помочь. Сначала мы связались с руководством района, попросили связать с руководством больницы, после этого ветерану вставили зубы. Он был очень доволен. С тех пор слежу за его жизнью, самочувствием — помощники рассказывают, поздравляем с различными праздниками. Дедушка оказался приятным — не хамил, не грубил, а просто рассказал о своей боли.

«С Емельяненко-младшим происходит то, что называется русской бедой»

- Когда говорят о самбо, сразу вспоминают про Федора Емельяненко, и исключительно в положительных тонах. Вы с ним знакомы. В чем же его уникальность?

- Федор — посол самбо в мире. Так было и на Всемирных играх боевых искусств. Он уникальный спортсмен, порядочный, скромный человек. Чемпион мира по боевому самбо, чемпион мира по MMA, долгое время никому не проигрывал, завоевал огромную популярность среди болельщиков. Я видел, как на Федора идут люди. В Петербурге Ледовый дворец сложно заполнить. А на его поединках всегда был аншлаг. Для самбо он сделал очень много. Считаю, что Федор — заслуженный человек.

- Бои по смешанным единоборствам смотрите? Есть мнение, что телеэфир засорен некачественными боями и неинтересными бойцами.

- Конечно, хотелось бы, чтобы в  поединках принимали участие такие бойцы, как Федор Емельяненко. Но надо понимать, что такие спортсмены, как он, – штучный товар, рождаются раз в сто лет. Может быть, качество поединков где-то встречается неважное, но в целом я положительно отношусь к турнирам по смешанным единоборствам. Если люди смотрят, почему нет? Тем более что, как я уже говорил, там в основном побеждают самбисты.

- У вас в кабинете висит постер боя Федор Емельяненко - Джефф Монсон.  Значит,  симпатизируете американскому бойцу?

- Иногда бои смотрю. Монсон - харизматичный человек. На Западе спорт соприкасается с шоу. Джефф Монсон в хорошем смысле слова шоумен. Например, на бой против Александра Емельяненко он вышел под гимн СССР. Народ сначала ничего не понял. Вроде бы страны такой уже нет, а мелодия своя, родная, поэтому зрители встали. У Монсона много таких приколов. Симпатичный человек, я неплохо его знаю. Перед его боем с Александром Емельяненко я попросил его сфотографироваться со мной. У него все тело в татуировках. Джефф снял футболку, показал их, а я был в костюме и при галстуке. Фотография дома стоит. Монсон – хороший боец, но уже возрастной. Последний бой показал, что выдержать весь поединок ему тяжело, если он не выигрывает вначале.

- Еще год назад с тем же Монсоном на ринг выходил Емельяненко-младший. Сейчас он все чаще попадает в скандальные хроники. Вы понимаете, что с ним происходит?

- С ним происходит то, что называется нашей общей русской бедой. Александр – достаточно талантливый спортсмен, но ему не хватает характера, и когда выпьет лишнюю рюмку, все это, о чем пишут, и начинается. А так он хороший, добродушный парень. Неоднократно с Александром общался, он оставляет приятное впечатление. Но, как только выпивает лишнего, попадает в неприятности.

- Может быть, он переживает, что находится в тени славы Федора?

- Да нет, не думаю, что все так далеко зашло. Он и сам неплохой боец, мог быть популярным не только потому, что у него брат достиг в спорте высот. Саша сам может показать в ринге хороший поединок. Но есть у него этот недостаток, о котором мы говорили.

- Такое ощущение, что публика теперь от него ждет только полукомичных высказываний, а не интересных боев...

- Не знаю. Я, кстати, не читаю эти высказывания. Еще раз сказу: Емельяненко-младший – приятный в общении человек, спортсмен не без таланта. Срывы только случаются...

Беседовал Артем Лисовский, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор