Табор уходит без Максима

Максим умер 21 января. В убийстве полуторагодовалого ребенка Следственный комитет Петербурга обвиняет бездомную. 23 января шестеро кочевников из табора признались, что «опекунша» избивала малыша и выгоняла его на мороз. При них было еще шестеро малолетних детей. После того, как родители не смогли подтвердить родство, полицейские отвезли несовершеннолетних в больницу. Ни мать, ни подозреваемую не придется искать. Оказалось, что они ранее арестованы за карманные кражи. «Фонтанка» выяснила, как в Рыбацком в 2013 году стояло средневековье.

0
ПоделитьсяПоделиться

Максим умер 21 января. В убийстве полуторагодовалого ребенка Следственный комитет Петербурга обвиняет бездомную. 23 января шестеро кочевников из табора признались, что «опекунша» избивала малыша и выгоняла его на мороз. При них было еще шестеро малолетних детей. После того, как родители не смогли подтвердить родство, полицейские отвезли несовершеннолетних в больницу. Ни мать, ни подозреваемую не придется искать. Оказалось, что они ранее арестованы за карманные кражи. «Фонтанка» выяснила, как в Рыбацком в 2013 году стояло средневековье.

Вечером 21 января этого года пожилая Ица Тонто позвонила со своего мобильного телефона в службу «02» и сообщила, что обнаружила труп ребенка. Дежурный наряд 45 отдела полиции с трудом отыскал несколько сараев в промышленной зоне «Рыбацкое», где проживали цыгане из табора, осевшие здесь еще в прошлом веке. В одном из самостроев сотрудники нашли мертвого Максима. Со слов родственников, он родился в июне 2011 года.

Как записано в протоколе осмотра, тело не имело признаков насильственной смерти. Однако руководство УМВД по Невскому району приказало доставить всех живых в управление.

С большим трудом, только через несколько часов оперативники выяснили, кто перед ними: четыре парня из закарпатского табора, беременная девятым ребенком женщина и 58-летняя Ица - старшая по табору, позвонившая в дежурную часть ГУ МВД. Лишь у некоторых оказались документы, да и то украинские, еще с коммунистических времен и сомнительной подлинности. Совпадало лишь место рождения – город Берегово Закарпатской области Украинской ССР.

С ними были доставлены шестеро малолетних детей. Каких-либо подтверждающих бумаг о том, кто их родители, найти оказалось невозможно. Через некоторое время детей отправили в детскую городскую больницу №15 имени Цимбалина, откуда, скорее всего, они переедут в Центр временной изоляции ГУ МВД. А после начнется процедура оформления их в детские дома. Даже если цыгане и смогут доказать, что они родственники, то жить ребятам негде. А говорить об учебе в такой ситуации – глупо.

Пока Следственный комитет по Невскому району инициировал вскрытие в срочном порядке, полицейские занимались матерью и, со слов доставленных, «опекуншей». Оказалось, что мать Максима – неоднократно судимая 33-летняя Кристина Сабова - арестована в конце декабря прошлого года за карманную кражу в метро. А ее подруга, на которую и легла ответственность за малыша, ранее судимая 27-летняя Жанна Лакатош, 18 января 2013 года также арестована за карманную кражу в подземке. Следы отца ребенка обнаружить не удалось.

Детективы долго находили русский язык с кочевниками. Как «Фонтанке» рассказали в управлении внутренних дел Невского района, «более-менее говорить умеет только их «старшая» по табору, остальные жестами».

"Вообще, даже о точности самих имен и возраста детей у нас есть большие сомнения, – рассказал нам собеседник в Следственном комитете города. - Та же Ица, когда мы «выпытывали» конкретику по детям, отвечала примерно так: «Ну, он родился, когда в степи была синяя Луна. Через полчаса выясняем, что означает – в октябре. Родилась она, когда наш барон проиграл в карты жеребца, которого … и так далее. Чуть сами не двинулись рассудком, занимаясь составлением примет".

22 января эксперты полиции установили причину смерти: семь сильных ушибов, из них два на затылке. В заключении сказано: «субдуральная внутривенная гематома головы». (Смерть наступила вследствие разрыва сосуда головы, а причиной стали удары широкой плоскостью, то есть ладонью). К тому же ребенок был болен, в том числе – серьезно простужен.

Следственный комитет по Невскому району возбудил уголовное дело по статье 105, часть 2, пункт «в», УК РФ («Убийство малолетнего, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии»).

С этого момента следователи и полицейские приступили к допросам. Был вызван переводчик.

Как нашему изданию прокомментировали в Управлении уголовного розыска, первые несколько часов самое распространенное выражение, которое слышали и выучили офицеры, было «джапо кар». Что в переводе на русский является грубым отсылом подальше.

В конце концов, все шестеро взрослых дали объяснения. Согласно их воспоминаниям, в период «опеки» Жанна не мыла малыша, редко кормила, постоянно избивала полуторагодовалого Максима, швыряла в него посуду, иногда, когда он своим плачем чрезмерно ее раздражал, выталкивала его на улицу, где он без верхней одежды ползал по снегу, пока не замолкал от бессилия.  

На естественные вопросы сотрудников, отчего остальные не вмешивались, оперативники получали удивительные ответы: «На женщину кричать нельзя». Очевидно, разгадка такого стереотипа поведения – зона ответственности этнографов.

Ситуацию с цыганами объяснил старейший оперативник по карманным кражам Максим Вайсберг: «Этой проблеме лет двадцать пять. Впервые закарпатские хаверы (арго полиции. – Прим. ред.) появились в Ленинграде на Невском, им тогда лет по 14 было, и они воровать-то не умели, грабили. Их ловил еще Сергей Павлович (начальник ГУ генерал Умнов. – Прим. ред.), пока он работал опером в Куйбышевском РУВД. Их тогда и в спецприемник сажали, а они там читать учились. А эту парочку я знаю, за Жанной я ходил последний раз 10 января на Владимирской. Их сестра – Гита задержана за «карман» в октябре прошлого года. Документов у некоторых просто нет, как они перемещаются, знают только они сами. Мужики у них – бездельники – влияния не имеют, не как у оседлых цыган. Последнее время мы многих выдавили из города, они в столицу укатили. А дети у них постоянно умирают, ведь антисанитария. Где они их хоронят, лучше не думать. Этот случай просто вылез на поверхность».

Сегодня в материалах следствия отражено, что за несколько дней до смерти, после очередного истязания, Максим начал ходить как пьяный. Та же самая взрослая Ица тогда вызывала скорую помощь, но медики кружили по 1-ому Рыбацкому проезду с час, а так и не смогли найти самодельные жилища табора. Следователь, конечно, отразил и то, что старшая грозила «сдать опекуншу в менты», но сигнал по «02» прозвучал только после смерти.

- Мне кажется, что их старшая по табору вызвала полицию, а просто не закопала ребенка, потому что она единственная закончила восемь классов еще при Брежневе, – философски объяснил офицер полиции петербургского главка.

Как нам пояснили в Следственном комитете на Мойке, сегодня, 24 января, следователь намерен посетить гражданку Украины (или возможно гражданку Украины) Лакатош в женском изоляторе на Лебедева.

Что касается остальных членов табора, то они выйдут и займутся своим промыслом дальше, ведь в том же Рыбацком цыгане обосновались еще при советской власти. Эту проблему ни одна власть решить не смогла.

Шестерыми детьми, забранными у них (возможно, родители и они) займется инспекция по делам несовершеннолетних и органы опеки.

В 2013 году в самом крупном северном городе мира мы случайно нашли средневековье. Это слово произнес один из полицейских, с которым побеседовала «Фонтанка». Оно точное.

Евгений Вышенков,
«Фонтанка.ру»

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях.Присоединяйтесь прямо сейчас:

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

Комментарии (0)

Пока нет ни одного комментария.Добавьте комментарий первым!добавить комментарий

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...