18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
07:44 14.11.2018

В посольство России не пустили трехкратную чемпионку Паралимпийских игр

Американка Татьяна Макфадден родилась в Петербурге, но паралимпийской чемпионкой Лондона стала благодаря тому, что её удочерила семья из Штатов. 26 декабря известная спортсменка была фактически изгнана с порога посольства России в США при попытке передать петицию с просьбой к Владимиру Путину не подписывать «закон Димы Яковлева». Директор городского Дома ребенка № 13 Наталья Никифорова, у которой Татьяна воспитывалась до 6 лет, рассказала "Фонтанке" о пути Макфадден, который теперь будет закрыт для других российских сирот.

В посольство России не пустили трехкратную чемпионку Паралимпийских игр

www.rfdeti.ru

Американка Татьяна Макфадден родилась в Петербурге, но паралимпийской чемпионкой Лондона стала благодаря тому, что её удочерила семья из Штатов. 26 декабря известная спортсменка была фактически изгнана с порога посольства России в США при попытке передать петицию с просьбой к Владимиру Путину не подписывать «закон Димы Яковлева». Директор городского Дома ребенка № 13 Наталья Никифорова, у которой Татьяна воспитывалась до 6 лет, рассказала "Фонтанке" о пути Макфадден, который теперь будет закрыт для других российских сирот.

Сотрудники посольства России в Америке не пустили трех российских сирот, усыновленных гражданами США. Молодые люди пытались передать дипломатам обращение к Владимиру Путину с просьбой не подписывать запрет на усыновление для Нового Света. Всего под петицией было собрано более 7000 подписей. Среди незаконно протестующих (а именно с такой формулировкой представители российского МИДа вызывали американскую полицию) была известная спортсменка Татьяна Макфадден.

Сама спортсменка вполне однозначно высказывается в микроблоге о принятом Госдумой и Советом Федерации так называемом «законе Димы Яковлева»: «Я разочарована разрывом пакта об усыновлении между Америкой и Россией. Я знаю, что он (пакт) спас мне жизнь! Отправляюсь в посольство России говорить об усыновлении и о том, как это важно. Это изменило мою жизнь навсегда! У меня все эти и письма, и ходатайства для предоставления... »

Татьяна Макфадден родилась в апреле 1988 года в Петербурге. В Дом ребенка № 13 она попала сразу после рождения. «Мама отказалась от нее в связи с множественными пороками в развитии. У нее была спинномозговая грыжа позвоночника, как следствие — паралич нижних конечностей и проблема тазовых органов. Таня интеллектуально сохранный человек, развивалась так же, как и все остальные дети... Начало 90-х, сами представляете, в каком состоянии тогда находились дома ребенка», - рассказала «Фонтанке» Наталья Никифорова.

Тогда дети переводились из группы в группы по возрасту. В Петербурге девочка никогда не была изолирована и находилась в общефизиологических группах: «Сейчас у нас группы по 6 детей и интеграция происходит и по уровню развития, и по возрасту. Это семейно ориентированное учреждение. Мы пытаемся дать детям постоянство. Самое главное для ребенка первых трех лет жизни — постоянство социального окружения и отзывчивость взрослых. Мы изменили структуру учреждения, и у воспитателя появилось время предоставить себя воспитаннику. Но когда здесь росла Таня, группы были по 10 — 12 детей одного возраста. То есть в течение трех лет жизни ребенок менял по 4 группы. Представьте себе, что вы бы четыре раза поменяли маму, папу, свой дом и свою семью».

По словам Натальи Никифоровой, жизнь Татьяны Макфадден была очень суровой в 13-м доме ребенка. Девочку главный врач характеризует как достаточно упрямую. Что в общем-то и помогает ей теперь в большом спорте. «В ней что-то такое было необыкновенное. Она совершенно неординарный человек. Я не могла отдать ее в психоневрологический интернат», - говорит она.

В 4 года девочка прошла через городскую комиссию, которая должна была принять решение о ее дальнейшем устройстве. Система была на тот момент такова, что более здоровых отдавали в систему народного образования (детские дома). Детей с проблемами — в учреждения, подведомственные комитету по социальной политике. Татьяна, несмотря на свое нормальное развитие, была с соответствующим диагнозом определена в детский-дом интернат № 4 в Павловске. Ее проблема состояла только в невозможности передвигаться самостоятельно.

Но в итоге Татьяна в Павловск не попала. «Я все время надеялась, что ее кто-нибудь возьмет, - рассказывает Наталья Никифорова. - И вот появилась Дебора Макфадден. Она была советником по правам детей-инвалидов при правительстве Рейгана. Занималась усыновлением по всему миру. Однажды она пришла ко мне. Я ей представила Таню и очень просила найти для девочки семью. Она пообещала, ушла и пропала на 2 года. Потом мы совершенно случайно встретились на одном приеме. Я ей напомнила про Таню...»

Дебора Макфадден удочерила Татьяну в 1994 году. В 1997-м Наталья Никифорова во время очередного визита американки в Петербург попросила ее встретиться с родной матерью удочеренной девочки. «Мне было очень жалко Танину маму. В чем виновата эта женщина? В том, что родила больного ребенка в 90-е годы? Дело в том, что ее муж был инженером и работал недалеко от Чернобыля. Возможно, именно это и повлияло на здоровье ребенка. Стоило очень больших усилий их познакомить. С тех пор они общаются, переписываются постоянно».

«Татьяна — единственная в мире спортсменка, которая бегает и спринт, и марафон. И успешно. Ею восхищается вся Америка. Она встречается с президентом, выступает перед сенаторами. Золотую медаль Таня подарила мне и маме. Мы уже давно сказали друг другу и спасибо, и прости. И не один раз. Она не маленькая девочка, 23 года, все прекрасно понимает», - с гордостью говорит главный врач, директор петербургского Дома ребенка № 13.

«Знаете, отдавать ребенка на усыновление вообще тяжело, - говорит Наталья Никифорова. - Да, и иностранным гражданам. Но еще тяжелее — россиянам. Потому что из-за границы в обязательном порядке присылаются отчеты от социальных служб. Я вот, например, знаю обо всех своих детях. А в России тайна усыновления. Мы отдаем ребенка и никогда больше ничего не знаем о нем».

Сейчас у Натальи Никифоровой на руках трое детей, готовых к усыновлению в Америку. Двое с синдромом Дауна, одна 7-месячная девочка нуждается в трансплантации печени и находится в Институте трансплантологии в Москве. Мальчик, которого в Доме ребенка называют по-семейному - Тимоха, своих родителей уже видел (молодую американскую пару, на протяжении многих лет работавшую волонтерами с больными детьми) и все время спрашивает про них. Сейчас сотрудникам детского дома предстоит сказать ребенку о том, что мамы и папы у него, может быть, и не будет. Просто потому, что процесс усыновления остановлен уже сейчас.

Мария Цыганкова,
«Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор