Сейчас

+12˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+12˚C

Ясная погода, Без осадков

Ощущается как 11

0 м/с, штиль

771мм

56%

Подробнее

Пробки

5/10

Железный занавес для ученых

246
ПоделитьсяПоделиться

Общество научных работников подготовило обращение к первым лицам страны с требованием сделать схемы распределения финансов более прозрачными и менее коррупциогенными. События разворачиваются на фоне обсуждения просьбы Минобрнауки о расширении программы мегагрантов, эффективность которой вызывает сомнения. Между тем российские ученые могут лишиться возможности общения с западными коллегами. Проблема не идеологическая, а лишь финансовая.

Обращение к премьер-министру России появилось на сайте известной научной газеты «Троицкий вариант»  24 марта, и за три дня подписи под ним поставили уже 1800 ученых. Авторы документа пишут о проблемах, возникших при распределении средств по линии Фонда фундаментальных исследований (РФФИ). Основным поводом для недовольства стало принятое решение отменить финансирование поездок ученых для участия в международных конференциях, поскольку Счетная палата РФ сочла эти расходы нецелевыми.

«Участие в европейской конференции обходится для одного ученого примерно в 40 - 45 тысяч рублей с учетом перелета, оргвзноса и проживания. Конференция в США обходится в 1,5 - 2 раза дороже, - приводят свои доводы авторы обращения. - Средний размер гранта РФФИ в НИИ механики МГУ, например, составляет 456 тысяч рублей. Допустим 5 (половина) участников гранта съездили на европейскую конференцию, и в этом случае после отдачи накладных расходов (15%) остается не более 1,5 тысячи рублей в месяц на человека на проведение самих исследований. Таким образом, грант инициативного проекта превращается в грант на командировки. О зарплате и оборудовании придётся забыть», - так описывают ученые ситуацию, в случае если на поездки придется тратить деньги основных грантов.

«Гранты крупнейших европейских, американских и китайских научных фондов на порядки больше, чем гранты РФФИ. Тем не менее они выделяют отдельные, и немалые, суммы на поездки своих ученых на конференции, что отражает реальную заботу о престиже собственной науки на международном уровне и дает возможность извлекать пользу из общения с зарубежными коллегами. Мы же откатываемся к ситуации, когда наша наука обречена быть «сильной» в отдельно взятой стране. Изоляция от мировой науки ведет к загниванию и застою. Авторитет российской науки может упасть до нуля», - утверждают авторы.

Говорится в обращении и о том, что ряд программ РФФИ не совсем согласуется с основными принципами фонда. «В последнее время создан ряд конкурсов «для своих», - пояснил корреспонденту «Фонтанки» один из авторов документа - доктор физико-математических наук, замдиректора отделения ПИЯФ Дмитрий Дьяконов. - Для этих конкурсов и денег выделяется побольше, и критерии отбора участников помягче, и информации о них почти нет».

При этом, как отмечает Дьяконов, РФФИ хоть и «стал портиться под общим влиянием обстановки в стране», но до сих пор по-прежнему остается лучшим из фондов, поддерживающих российскую фундаментальную науку. «Поэтому нашим обращением мы хотим убить двух зайцев, - рассказывает он. - Добиться того, чтобы распределение средств оставалось прозрачным, понятным и демократичным и фонд соответствовал нормальным мировым стандартам. А одновременно — заявить, что надо не снижать, как намеревалось правительство, а резко повысить бюджет РФФИ. Несмотря на некоторые недостатки, это наиболее эффективный фонд поддержки фундаментальной науки в России, поскольку всё остальное, в частности конкурсы, организуемые Минобрнауки, – много хуже».

Между тем объём средств, идущих через Минобрнауки, постоянно увеличивается, отмечают ученые. И называют программы ведомства Андрея Фурсенко «забюрократизированными», «коррупционноёмкими», а также добавляют, что «роль научной экспертизы при оценке проектов, на которые выделяются средства, не ясна».

На сегодня самые большие объемы средств, выделяемых Минобрнауки, приходятся на мегагранты для ведущих ученых в рамках программы правительства РФ «О мерах по привлечению ведущих ученых в российские образовательные учреждения высшего профессионального образования». Действует эта программа с 2010 года, и за это время в вузы страны было привлечено 79 ученых с мировым именем — каждому из них выделили по 150 миллионов рублей на исследовательские работы и оборудование лабораторий. Осенью 2011 года министерство оценило программу как успешную и обратилось к федеральному правительству с просьбой выделить 4,8 млрд рублей на ее расширение — теперь ученых будут привлекать не только в вузы, но и в НИИ.

Между тем эффективность программы мегагрантов вызывает в научном сообществе большие споры. «С одной стороны, конкурс по их распределению был более честным, чем все конкурсы Минобрнауки вместе взятые, - комментирует Дьяконов. - Был создан очень хороший совет по распределению грантов. В него вошли уважаемые люди, и первый транш был распределен так, что комар носу не подточит. Второй выглядел уже чуть похуже — некоторые вопросы возникали. Но сама идея — абсолютно бессмысленная».

«Понимаете. - объясняет Дьяконов. - Заключают контракты на 150 миллионов рублей, это огромные деньги, а на что они уходят - вопрос». «Имеет значение индивидуальный фактор, - добавляет он. - Если человек хороший, то деньги уходят на хорошие дела». В качестве примеров «хороших дел» он привел математика Станислава Смирнова, в 2010 году получившего 95 миллионов рублей на открытие лаборатории в СПбГУ, и Павла Певзнера, создавшего при Санкт-Петербургском академическом университете лабораторию алгоритмической биологии.

«Они правильно работают: нанимают молодых специалистов, платят им вполне приличные деньги, и это правильно - так и надо делать. Но что будет дальше? - недоумевает Дьяконов. - Деньги выделяются на очень короткий срок, и как будет жить лаборатория, когда закончится финансирование? Как людям предстоит работать дальше?»

Михаил Гельфанд, замдиректора Института проблем передачи информации, менее категоричен при оценке эффективности программы мегагрантов. Но и он считает, что решение о ее расширении преждевременно — по его мнению, надо дождаться результатов работы тех, кто эти средства уже получил.

Впрочем, Гельфанд полностью согласен с тем, что система выхода из программы совершенно не продумана. «Идея конкурса мегагрантов разрабатывалась в такой спешке, - объясняет он, - что никто не подумал, как быть потом, когда кончится программа, а вместе с ней и деньги. Всем было не до этого». Поэтому, считает он, если программа будет продолжаться, то ее надо, как минимум, сильно переформатировать.

На сегодня уже известно, что часть ученых, получивших мегагранты, уже подали заявку на продление своих проектов.

Елена Алексеева, «Фонтанка.ру»

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close