18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
14:49 18.11.2018

Город

01.02.2012 17:09

Льготные лекарства: Те, что есть, или те, что лечат?

По заверениям руководства комздрава Петербурга с этого года медикаменты для так называемых льготных категорий граждан в городе будут всегда – без проблем и в нужных количествах. Потому что благодаря новой процедуре закупок – на электронных площадках в режиме реального времени (теперь все прозрачно) - появилась конкуренция. А отсюда – падение цен чуть ли не вдвое. Расследование «Фонтанки» показало, что радоваться рано: кажущаяся дешевизна грозит новыми «лекарственными бунтами».

Льготные лекарства: Те, что есть, или те, что лечат?

Фото: Валентина Илюшина

По заверениям руководства комздрава Петербурга, с этого года медикаменты для так называемых льготных категорий граждан в городе будут всегда – без проблем и в нужных количествах. Потому что благодаря новой процедуре закупок – на электронных площадках в режиме реального времени (теперь все прозрачно) -  появилась конкуренция. А отсюда – падение цен чуть ли не вдвое. Расследование «Фонтанки» показало, что радоваться рано: кажущаяся дешевизна грозит новыми «лекарственными бунтами».

Официально чиновники от медицины предпочитают не отвечать на вопрос, чем вызваны перемены в системе поставок лекарств.
– Можно, я не буду это комментировать? – только и сказал «Фонтанке» заместитель председателя комитета по здравоохранению Владимир Жолобов. И добавил после паузы: - Думаю, вы понимаете почему…

«Думаю, вы понимаете» – это оттого, что в фармацевтическом Петербурге сегодня только слепоглухонемой может не обсуждать причины снижения цен, признанной по умолчанию: с рынка выгоняют фирму «Империя-Фарма», которую связывают с именем Сергея Матвиенко. Добавим: ни в одном официальном источнике сын экс-губернатора Петербурга не фигурирует среди акционеров «Империи», в её учредителях значатся 5 физических лиц и офшор Luveri International Ltd., «прописанный» на Гибралтаре. По словам владельца «Империи» Омара Гурцкая, гибралтарская фирма принадлежит ему на 100 процентов. Правда, он не скрывает, что с Сергеем Матвиенко его связывают теплые личные отношения. Но – никакого бизнеса!

Однако есть и другое объяснение, которое чиновники могут прятать за своим «почему». Новые правила игры таковы, что льготники получат лекарства без проблем, а вот после получения проблемы начнутся, потому что лечить эти лекарства не будут. Сторонники такой версии утверждают, что в погоне за дешевизной и из желания непременно поддержать отечественного производителя комитет по здравоохранению начал вместо признанных препаратов закупать их аналоги – дешевые, но малоэффективные. Так что в итоге экономии для бюджета все равно может не получиться, либо есть риск, что люди опять останутся без лекарств.

«Фонтанка» постаралась разобраться, с чем на самом деле предстоит столкнуться петербуржцам, которым город уже успел посулить лекарственное изобилие.

«Мы всю поляну зачистим»

В системе закупок медикаментов для льготников в последние годы действительно доминировала одна компания – «Империя-Фарма». С 2005-го она регулярно побеждала во всех конкурсах и на всех аукционах, сбрасывая цену всего на 0,5 - 1,5 процента. Это подтверждено позицией Федеральной антимонопольной службы, которая не раз выступала по этому поводу, судилась, налагала штрафы, но – безрезультатно.

На рынок поставок медикаментов по программе добровольного лекарственного обеспечения (ДЛО) «Империя-Фарма» всерьез пришла в 2004 году. Напомним – это был год, когда Валентина Матвиенко стала губернатором Санкт-Петербурга. Но конкурс на поставку медикаментов для льготников тогда еще проходил в Москве, и на 2005-й год на Петербург его выиграл дистрибьютор федерального уровня – «Протек».

В первые месяцы 2005-го обнаружилось, что в Питере у «Протека» имеется партнер – компания «Империя-Фарма», которая прежде никогда не поставляла медикаменты для льготников и даже не заявляла о себе на конкурсах. Как позже объясняли представители обеих компаний, первый отгружал лекарства на склады, вторая развозила по аптекам. При этом в «Протеке» не скрывали, что могли бы и сами справиться с развозкой. Но партнерство не прекращали.

Когда в начале 2005-го в Петербурге возник традиционный для января лекарственный голод, во всем обвинили «Протек». Его представители оправдывались: дескать, им дали слишком мало времени на поставки, к тому же лекарства уже на складах, просто их не успевают доставить в аптеки. Но только стрелки чиновничьего гнева поворачивались в сторону «Империи», там хладнокровно пожимали плечами: дескать, готовы доставить в любую минуту, было б что доставлять.

В кулуарах фармацевты выясняли отношения, а в аптеках накалялась ситуация. Наконец, в присутствии журналистов губернатор Матвиенко заявила гендиректору «Протека»: «Или вы наладите эффективную работу, или мы всю поляну зачистим и найдем новые компании, которые справятся с работой!» А потом пожаловалась на скверную работу федерального поставщика медикаментов президенту Путину.

В июне 2005-го «Протек» добровольно уступил «Империи-Фарма» право на поставки. И та с тех пор начала побеждать на всех тендерах, которые проводил уже петербургский комздрав.

Льготная «Империя»

В 2008 году вступило в силу распоряжение правительства РФ, утвердившее так называемые аукционные списки – перечень товаров и услуг, которые должны закупаться через аукцион. Речь идет о торгах «наоборот», когда цена шаг за шагом уменьшается. Теоретически «Империи» теперь предстояло иметь дело уже не с чиновниками, присуждавшими победу, а с конкурентами, готовыми поторговаться. Но побеждать она стала, скинув всего 0,5 - 1,5 процента. Конкурировать с ней, стимулируя снижать цену, было некому.

Дело в том, что к этим торгам комитет по здравоохранению так укрупнил аукционные лоты, что в один стали входить сотни наименований препаратов из разных лекарственных групп, требующих разных условий хранения. Претендовать на победу при таком раскладе могла только та фирма, у которой есть прямые контракты чуть ли не со всеми производителями медикаментов одновременно. Вдруг обнаружилось, что таким преимуществом обладает только «Империя-Фарма», недавно не имевшая прямых контрактов вовсе. Все остальные оптовики, а уж тем более – производители, не вписывались в условия конкурсов.

По поводу того, как «Империи» удалось склонить производителей к такому масштабному сотрудничеству, ходит много слухов: например, говорят, что на потенциальных контрагентов действовала магия имени Сергея Матвиенко.

В самой компании не скрывают: да, они хотели занять место «Протека» на петербургском рынке. Бизнес есть бизнес. Но победу, утверждают, одержали исключительно рыночными методами.
В начале сотрудничества, признают в компании, у них действительно не было главного – упомянутых прямых контрактов.

– Мы обращались к производителям лекарств, но под разными предлогами нам отказывали, – рассказывает директор «Империи-Фарма» по маркетингу Михаил Степанов.

Неофициально в компании объясняют это противодействием представителей «Протека», которые якобы грозились уменьшить закупки, если те «изменят» с питерской фирмой. И будто бы «Империи» даже пришлось просить о помощи Минздрав. Параллельно убеждали капризных производителей, как – не афишируется. Наконец, к июню вожделенные контракты были заключены.

– К этому времени мы подготовили компьютерные программы, которые позволяли нам отслеживать весь путь рецепта от врача к аптеке и весь путь лекарства от аптеки к пациенту, а также мониторить спрос, чтобы прогнозировать и оперативно корректировать поставки, – добавляет Степанов.

В итоге в ответ на очередную порцию претензий «Протек» ответил парламентским аналогом «подавитесь» и ушел с питерского рынка. Как рассказывают питерские оптовики, все они ждали, что «Империя» вот-вот оскандалится, провалит поставки и исчезнет с рынка. А та стала выигрывать один аукцион за другим.

Антимонопольная служба не раз предписывала чиновникам разделить лоты на мелкие, чтобы участвовать в торгах могло больше фирм. Комитет судился, проигрывал, но предписаний не выполнял.

В июне прошлого года петербургское УФАС наложило штраф на «Империю-Фарма»: 35 миллионов рублей за ценовой сговор, который, по утверждению антимонопольщиков, привел к минимальному снижению цены. По иску «Империи» суд отменил штраф.

Играем честно?

Ситуация в Петербурге изменилась в конце 2011 года. К этому времени, напомним, в городе сменилась власть.
– Это инициатива губернатора: сделать так, чтобы в торгах могло участвовать больше производителей, главным образом – отечественных, – признает Владимир Жолобов.

В комитете по здравоохранению вдруг вспомнили о предписаниях ФАС, о рекомендации Минэкономразвития отказаться от укрупнения лотов, об электронных площадках… В январе 2012-го начались аукционы по новым правилам: вместо прежних 15 лотов поставщикам уже предложили 121. Есть лоты, содержащие только один препарат, и это, гордятся чиновники, дает хороший шанс на победу именно производителям, без посредников. Причем особенно хороший шанс – отечественным.

Первые же торги, в которых участвовали десятки компаний, дали небывалое снижение цен – от 20 до 89 процентов.

Но странное дело: ни один производитель лекарств в аукционах не участвовал. Эксперты, к которым обратилась «Фонтанка», объясняют это просто: западным компаниям выгоднее довериться российскому оптовику, потому что орграсходы, растаможка и прочие внешнеторговые «прелести» сожрут денег больше, чем накинет посредник. Отечественные производители тоже сочли, что им проще и дешевле торговать оптом через посредников, а не участвовать в отдельно взятом конкурсе. Таким образом, рынок поставок льготных лекарств по-прежнему остался в руках у оптовиков. Более того: у прежнего оптовика – «Империи».

– Прошли аукционы на сумму 611 миллионов рублей, мы выиграли поставки на 567 миллионов, – сообщил «Фонтанке» Михаил Степанов. – Это 93 процента.

Уже не монополия, да. Но разговоры о снижении цен за счет искоренения монополиста – преувеличение. Впрочем, по некоторым выигранным лотам «Империя» теперь скинула цену почти вдвое. По версии чиновников комитета по здравоохранению, сделать это экс-монополиста заставила прозрачность электронных торгов.

– Я вам объясню, как произошло снижение цены, на одном примере, – охотно предлагает господин Степанов. – Для больных туберкулезом город всегда закупал препарат таваник. Это торговое название, а международное непатентованное наименование (МНН) – левофлоксацин. Этот лот мы выиграли. Только поставлять теперь будем не таваник, а отечественный препарат на основе того же действующего вещества. Снижение цены составило 79 процентов, потому что ровно на столько отечественное лекарство дешевле. Но вот какое из них эффективно, а какое – нет, это вы лучше спросите у специалистов.

Решающим фактором в удешевлении лекарств стала, как выясняется, отнюдь не победа над монополией. Теперь в конкурсной документации указываются не показания к применению лекарства, а его международное непатентованное название, МНН. Действующее вещество, на основе которого изготовлен препарат. Одновременно, согласно закону, регламентирующему госзакупки, решающим критерием при отборе поставщика является цена.

Казалось бы, есть логика: если в основе препарата – одна и та же химическая формула, то зачем переплачивать за бренд, когда можно одновременно сэкономить бюджетные деньги и поддержать отечественного производителя? Медики с этим не согласны.

Чтобы понять это на примере, «Фонтанка» выбрала два препарата на основе одного действующего вещества – применяемые в нефрологии импортный эпрекс и отечественный аэприн. Последний дешевле, и с этого года именно его закупают для льготников. С просьбой сравнить лекарства мы обратились к главному нефрологу комитета по здравоохранению Александру Земченкову.
– Сравнить два упомянутых препарата я могу только по одному признаку: эпрекс – известен и надежен, аэприн – неизвестен и даже по приложенной инструкции неэквивалентен в применении, – ответил доктор.

По его словам, российский производитель препарата – явление формальное, потому что делают его из китайской или латиноамериканской субстанции, не прошедшей апробацию в России. Дешевое лекарство уже успело зарекомендовать себя не с лучшей стороны.
– Четыре года назад в городе закупили это лекарство из китайской субстанции, и оно показало крайнюю нестабильность и огромное количество осложнений, – резюмирует врач.

При этом доктор подчеркивает: надежные российские производители существуют.
– Но они отвергнуты по все той же причине: низкая цена как критерий отбора – это никуда не годится, – разводит он руками. – Биоинженерный препарат не может стоить сколь угодно дешево.

Получается, что за счет кардинального снижения цен город может получить не просто лекарственное изобилие, а изобилие лекарств, которые окажутся никому не нужны.

P. S.
Сегодня стало известно об отставке председателя комитета по здравоохранению Петербурга Юрия Щербука. Сохранятся ли принятые при нем правила игры на фармацевтическом рынке — покажет время.

Ирина Тумакова,
"Фонтанка.ру"

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор