18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
03:00 18.11.2018

Особое мнение / Александра Медведева

все авторы
07.12.2011 13:05

Ах вы, твари дрожащие!

По прошествии трех дней – выборного и поствыборного – я стала уважать героя известного романа Достоевского «Преступление и наказание» Родиона Раскольникова. Но не за то, что он бабушку убил. А за то, что на протяжении всего романа думал, кто он. И, пусть варварски, но замахнулся и решился перейти в категорию имеющих право. А в эти два дня Петербург разделился сам по себе на три части: избиратели, твари дрожащие и право имеющие. На последних двух ни одного Раскольникова не пришлось.

По прошествии трех дней – выборного и поствыборного – я стала уважать героя известного романа Достоевского «Преступление и наказание» Родиона Раскольникова. Но не за то, что он бабушку убил. А за то, что на протяжении всего романа думал, кто он. И, пусть варварски, но замахнулся и решился перейти в категорию имеющих право. А в эти два дня Петербург разделился сам по себе на три части: избиратели, твари дрожащие и право имеющие. На последних двух ни одного Раскольникова не пришлось.

Избиратели, журналисты, международные наблюдатели, члены комиссий от оппозиционных партий сообщают о сотнях и даже тысячах замеченных, зафиксированных нарушениях. Среди них выделяются группы:

- подготовка и скрытие данных о месте нахождения участков для голосования в местах временного пребывания граждан;

- подготовка «каруселей» с гражданами с временной регистрацией, которая включала в себя: набор и оплату граждан, не имеющих регистрации в Петербурге, оплату автобусов для развозки, подготовку мест и списков избирателей, где они могли бы проголосовать, выстраивание не пересекающихся маршрутов;  

- сокращение списков избирателей по всем районам из расчета на то, что многие люди не придут на участки, а по итогам можно будет искусственно показать завышенную явку (в результате, когда многие петербуржцы, вопреки всему решили прийти на выборы, «зачищенные» списки привели к образованию очередей);

- подготовка заявлений для голосования по почте, которое в итоге сорвалось (в ряде районов были обнаружены тысячи заявлений на голосование по почте, однако после скандалов на эту тему, ТИКи удовлетворяли единицы из них);

- подготовка получений открепительных удостоверений за других людей (граждане приходили на участки и обнаруживали, что их бюллетени уже забрали, или их забрали умершие люди, люди, которых длительное время не было в городе и т.п.);

- подготовка бланков с обоснованиями выдворения наблюдателей, членов комиссий с правом решающего и совещательного голоса, организация их выдворения, в том числе и силовыми методами с участием сотрудников правоохранительных органов, которые присутствовали на каждом участке и в каждом ТИКе;

- организация ДДОС атак на сайты СМИ и информационные ресурсы кандидатов;

- сорванные пломбы урн, не прошитые и не пропечатанные списки избирателей, наличие пачек частично заполненных бюллетеней «под столом» и т.п.

Перечень можно продолжить. Но речь о другом.

Насколько огромна в нашем пяти миллионном городе та серая масса, которая беспрекословно, за копейки, а то и «за идею», или просто потому, что «так приказали, так надо, мое дело - маленькое», дрожа как тварь, обеспечила функционирование этой «машины нарушений»! Это тысячи и тысячи людей, почти никто из которых, как говорится, «не проболтался» - ведь почти обо всех технологиях и установках стало известно либо накануне, всего за несколько часов до «дня Ч» (про временные участки), либо только по факту нарушений. И только от избирателей, наблюдателей и журналистов.

Я понимаю, что тех, кто относится к категории «право имеющие» во всем Петербурге человек 10-20 – это те, кто принимал решения о запуске технологии нарушений, разрабатывал их, и давал одобрение на их использование. Им надо было добиться результата любым способом, а вариантов не оставалось.

А «твари дрожащие» - это, еще раз, по моим прикидкам, тысячи и тысячи людей, задействованных в процессе. В Петербурге было 1789 участковых комиссий, в каждой из которых работало с десяток человек, активно «на обеспечение» - по 2-3. В Петербурге 30 ТИКов, в каждом из которых работало с десяток человек, активно «на обеспечение» - по 5-6. На каждом участке было по 2-3 сотрудника правоохранительных органов, которые выдворяли «неправильных людей». В Петербурге 18 районных администраций, в которых работает по 300 человек, активно в избирательном процессе было задействовано человек по 10.

К этому можно прибавить тех, кто, согласно данным системы ГАС «Выборы», обеспечил голосование 52 тысяч человек «вне помещений для голосования». (Если сравнить с прошлыми выборами в ЗакС, то «на дому» по переносным урнам проголосовало тогда 32 тысячи человек). А так же тех, кто организовывал катание на автобусах по участкам – если «временных» участков в городе было около 70, то, явно, на обеспечение работы по ним было задействовано не менее сотни человек. Итого, только по приблизительным прикидкам, людей, которые «были в курсе и молчали», оказалось более 20 тысяч. Для пятимиллионника, вроде немного. Но это достаточно крупная армия времен Средних веков. Это в два раза больше людей, чем живет в Шлиссельбурге, и больше даже численности жителей Приозерска.

Исполнительность этих людей никто не оценит, они не получат ни больших денег, ни значительных преференций, они очень сильно устали после этой кампании и морально, и физически. Они шли на риск, не понимая того, что если они выполнят указания и не попадутся – это будет считаться их начальниками само собой разумеющимся. А если "спалятся" и попадутся, их просто «сольют». Потому что это – закон жизни. Из «серой массы» «разных тварей» почти никогда и никого не вытаскивают. Ни туда, ни обратно.  Я не буду осуждать этих людей, на их месте мог бы оказаться каждый, а некоторые даже хотели бы  - чтобы почувствовать причастность к «великому моменту». Мне их не жаль. И мне не грустно.

Мне просто очень хочется, чтобы эти люди подошли к зеркалу и сказали: «Я - тварь».     

Александра Медведева