Сейчас

+22˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+22˚C

Пасмурно, Без осадков

Ощущается как 21

4 м/с, зап

764мм

55%

Подробнее

Пробки

5/10

Гулял, пил, но милицию не бил

263
ПоделитьсяПоделиться

Городской суд Соснового Бора 8 сентября приступит к рассмотрению по существу дела Александра Морозова, обвиняемого в публичном оскорблении представителей власти и применении к ним насилия. По версии  следствия, после шумного празднования 5 лет окончания школы  в феврале этого года Морозов напал на двух сотрудников милиции, избив их. Сам обвиняемый настаивает, что ни на кого не нападал, наоборот, милиционеры избили  его до потери сознания за замечание и просьбу не толкать.

По версии обвинения, вечером 20 февраля 2010 года  двое сотрудников правоохранительных органов  -  Максим Федотов и  Федор Кузьмин -  прибыли по вызову администратора одного из местных  кафе Марии Буковой, которая сообщила о нетрезвом посетителе, мешавшем другим гостям заведения. В кафе действительно обнаружилась компания,  а в ней — подвыпивший Александр Ильеня, который и был задержан. Его отвели в машину, в которой остался Федотов, а Кузьмин пошел оформлять документы. Однако затем еще один из посетителей -  Александр Морозов  -  якобы  начал оскорблять представителей власти и  нанес Кузьмину удар в грудь, за что также и был  задержан.  В милицейской машине молодые люди  напали на Федотова, который  защищался, а затем ему на помощь подоспел Кузьмин.

Впоследствии в отношении Ильени и Морозова было возбуждено  уголовное дело по части 1 статьи  318 УК РФ «Применение насилия в отношении представителя власти». Однако затем  дело в отношении Ильени, который свою вину полностью признал, было прекращено по достижению мирового соглашения сторон. Такова версия силовиков.

В свою очередь, как рассказал «Фонтанке» сам Морозов, в тот вечер 20 февраля он с одноклассниками, среди которых был и Ильеня, отмечал в кафе 5 годовщину окончания  школы. Он не стал отрицать, что не был полностью трезв, однако, по его словам, мог себя контролировать и вел себя вполне  адекватно. Когда Кузьмин приступил к оформлению документов, группа, в которой находился Морозов, танцевала  у места, где милиционер заполнял бумаги. Молодой человек утверждает, что  сотрудник правоохранительных органов  грубо толкнул его в грудь двумя руками. В ответ на это Морозов задал милиционеру вопрос: «Почему Вы меня пихаете?» - после чего  оказался на улице со скрученными руками, затем ему надели наручники. Как говорит ныне подсудимый, Кузьмин лишь сказал напарнику: «И этого тоже бери».

Отметим, что большинство опрошенных «Фонтанкой» экс-одноклассников Морозова подтвердили, что  компания  стояла в сторонке и разговаривала, и милиционер подошел совершенно неожиданно и уж тем более неожиданно выхватил Александра из группы со словами «Давай, и этого бери тоже!» Факта удара милиционера в грудь  никто не может вспомнить.

В  милицейской машине  Морозова, рассказывает он сам, посадили рядом с Ильеней, который, будучи, по мнению Морозова, совсем нетрезвым,  сначала  дремал, а затем, проснувшись, внезапно схватил Федотова за одежду и начал тянуть на себя. По словам обвиняемого, он начал в тот момент кричать на  Ильеню, чтобы тот отцепился от милиционера, и хотел разнять их. Руки были  в наручниках за спиной, поэтому  Морозов «попытался вклиниться между ними головой». После чего в машину ворвался Кузьмин и якобы  начал откровенно бить Ильеню, и в этот раз Морозов уже начал кричать на милиционеров и требовать прекратить избиение. Парень утверждает, что после этого стражи порядка накинулись на него, в результате чего тот потерял сознание.

В итоге ночь оба бывших одноклассника  провели в отделении милиции. Отпустили их только  под вечер 21 февраля, после того, как Морозов дал определенные письменные объяснения. Сначала он, по его словам, написал, что был избит милиционерами. Потом парню, как он говорит, «пришлось» изменить версию событий. В итоге получилось «никто никого не бил».

А в мае Морозову  позвонила следователь Спасенкина, заявившая, что в отношении него возбуждено уголовное дело. Ильеня к тому времени уже «выбыл из процесса».
А через некоторое время – обвинение было предъявлено в июне - Морозов узнал и то, что ему вменяется удар  рукой в грудь Федотова и   нанесение травм от «кивков головы», а также словесные оскорбления представителей власти.

Осознав, по собственному выражению, что «дело принимает серьезный оборот», Морозов взял  с собой на очную ставку с Федотовым и Кузьминым  диктофон, на который ему  удалось записать, как  «Спасенкова учит милиционеров, как им вести себя и отвечать» (аудиозапись имеется в распоряжении «Фонтанки»). Последняя фраза этого разговора звучит так: «бля... ему дадут срок, угу».

«Фонтанка» попыталась опросить остальных участников инцидента. В  ходе беседы с нашим  корреспондентом  Ильеня  отказался в подробностях рассказывать о произошедшем, сославшись на то, что в ту роковую ночь действительно был нетрезв, «хотя и не настолько, как утверждают правоохранители, и написали некоторые СМИ».

«Я не помню точно, бил я кого-то или нет, и что там было с Морозовым, и что делал тот»,- честно признал он,  подтвердив, что «с милицией очень хотел помириться, чувствовал, что виноват». И это удалось сделать за 20 тысяч, которые он заплатил Федотову, в то время как Кузьмин к нему никаких требований не выдвигал. Сейчас, насколько известно Ильене, защита Морозова хочет вызвать его в суд в качестве свидетеля, однако он еще не решил, пойдет ли  на заседание или нет.

Милиционеры  Федотов и Кузьмин от беседы с «Фонтанкой»  наотрез отказались.
Однако ранее Федотов  все-таки озвучил свою позицию по данному делу. Как написала «Новая газета», он, в частности, даже описал, как на него напали Ильеня и Морозов. Ильеня  оторвал ему  форменный воротник, а Морозов, сидевший в наручниках  рядом с ним, при каждом ударе товарища кивал головой, касаясь тела. При этом толчки были незначительные по силе. Что же касается мирового соглашения с милиционерами, то Федотов заявил нашим коллегам, что про деньги ничего не знает, сам Ильеня при общении оказался нормальным человеком, в то время как на Морозова «у него был зуб, поскольку тот не захотел вести себя по-людски». Аудиозапись, сделанную Морозовым, он сходу назвал сфабрикованной: никаких договоренностей со следователем у них не было.

Следователь по  делу Галина Спасенкина сообщила, что в настоящее время беседовать ни с кем не может.
«Я в отпуске, нахожусь в Краснодарском крае, и перестаньте мне звонить с делами всяких там Поповых каких-то и Морозовых»,-  пояснила она.

В свою очередь адвокат  Морозова Азнаур Хачиров заявил «Фонтанке», что надеется только на победу в деле, а ставку делает  именно на аудиозапись.

Светлана Коваленко,
Фонтанка.ру

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close