Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

11:11 20.06.2019

«Невский экспресс» притянули краном

Суд в Новгороде по делу о подрыве трехгодичной давности поезда Москва — Петербург «Невский экспресс» оказался фарсом. Обвиняемым по делу о теракте, в результате которого тогда пострадали 60 человек, не смогли доказать причастность к этому преступлению. Однако за решетку двое ингушей все-таки отправятся. Но в свете второго подрыва экспресса можно сказать, что дело осталось не раскрыто.

«Невский экспресс» притянули краном

Суд в Новгороде по делу о подрыве трехгодичной давности поезда Москва — Петербург «Невский экспресс» оказался фарсом. Обвиняемым по делу о подрыве «Невского экспресса» в 2007 году не смогли доказать причастность к теракту. Однако за решетку двое ингушей Дзахкиев и Хидриев все-таки отправятся: они оба признаны виновными в перевозке взрывчатки, кроме этого, Дзахкиеву еще и приплюсовали разбойное нападение на крановщика, произошедшее вообще в Саранске и к спущенному под откос поезду имеющее весьма сомнительное отношение.

Судебное заседание оказалось больше похожим на театр одного актера. В «первом акте» - собственно председательствующего в судейской тройке Андрея Янушко, все два часа его напарницы не проронили ни слова. Главные герои – подсудимые Дзахкиев и Хидриев тоже до какого-то времени хранили молчание. После того, как их ввели в зал, они обменялись парой фраз с защитниками, при этом Дзахкиев чуть слышно сообщил адвокату, что собирается выступать. Что это значит, стало понятно, когда начался «второй акт».

Через полтора часа после начала оглашения, когда судья негромко и монотонно зачитывал выдержку из очередных показаний и, казалось, все в зале заняты своими делами, а вовсе не вникают в суть произносимого, Дзахкиев впервые позволил себе высказаться и недовольно выкрикнул: «Как это не знает меня!», обращаясь больше не к суду, а к упоминаемому в речи свидетелю. После чего тут же принял спокойный вид утомленного происходящим человека. Однако все десять телекамер моментально были направлены на него.

Войдя в привычный по предыдущим заседаниям образ вольного комментатора происходящего, Саламбек Дзахкиев с этого момента уже не сдерживал себя и даже порой отпускал фразы непечатного характера. Привыкший, кажется, суд даже не обращал внимания на откровенное неуважение, Андрей Янушко продолжал читать, но приговор отныне стал фоном, оттенявшим Дзахкиева. Последний же принялся позировать фотографам, вальяжно рассевшись на деревянной скамейке за решеткой, затем это позерство ему явно наскучило и он поднялся, направился в угол, ближе к телекамерам. Вдруг совершенно неожиданно он в полный голос подозвал присутствовавшего в зале брата, тот тут же сорвался с места и подошел вплотную к «клетке». Однако обсудить ход процесса родственникам не дали судебные приставы, попросившие всех занять свои места. Судья при этом, конечно, ненадолго сделал паузу, однако ни предупреждений, ни удалений, ни вообще какой-то обычно появляющейся на других судах реакции не последовало. Впрочем, судя по тому, какая обстановка к этому моменту сложилась в зале, не только на этом заседании, но и вообще с начала процесса, именно такое поведение председательствующего и было предсказуемым – он максимально отстранился от подсудимых, спеша поскорее произнести «именем Российской Федерации»... и закрыть это дело.

Прежде чем это прозвучало, Дзахкиев еще успел немного погулять по «клетке», что-то не самое приветливое буркнуть буквально прилипшим к решетке теле- и фотооператорам, и в конце концов опуститься на место в несколько подавленном состоянии. Его сосед – Макшарип Хидриев не только не сказал ни слова за все два часа, но и большую часть времени не поднимал глаз, иногда закрывая лицо руками.

Приговор оказался мягче, чем того требовало гособвинение. Уже комментируя принятое решение, прокурор Александр Брусин сказал, что главным, по его мнению, стало то, что суд таки признал вину подсудимых. Однако виновными они оказались только в перевозке взрывчатки по части 2 статьи 22 Уголовного кодекса, это, конечно, связь с подрывом, но косвенная. Причастность непосредственно к теракту доказана не была, так что инкриминируемые сперва 205-ая (теракт) и 112-ая (нанесение вреда здоровью средней тяжести) из окончательного приговора были исключены. Перевозка же из Москвы в Новгород взрывчатки «стоила» каждому из подсудимых 4 лет заключения, Дзахкиеву – в колонии строгого режима, Хидриеву – в колонии общего режима. И это притом, что изначально обвинение просило им 13 и 11 лет соответственно.

Более долгий срок Дзахкиеву объясняется тем, что у него было еще одно преступление – разбойное нападение на крановщика в Саранске еще в 2003 году. Эта часть обвинения оказалась единственно безапелляционно доказанной. И именно по 162-ей статье судом было принято решение о назначении наказания в виде 9 лет. Путем сложения Дзахкиев в итоге и получил свою «десятку». Образно говоря, в приговоре больше крана, чем взрывчатки.

В этом же уверены и родственники, и защитник Дзахкиева. Брат подсудимого заявил журналистам, что ни у кого нет сомнений в надуманности приговора и участия Саламбека в теракте. Так что, несомненно, их сторона воспользуется правом на обжалование. То же самое планирует сделать и адвокат Макшарипа Хидриева Мурат Юнусов. Что же до гособвинения, то Александр Брусин предпочел не спешить с громкими заявлениями, сказав, что сперва собирается изучить текст приговора.

Напомним, "Невский экспресс" потерпел крушение под Малой Вишерой 13 августа 2007 года. В результате инцидента пострадали 60 человек. Причиной ЧП стало заложенное на пути следования состава самодельное взрывное устройство мощностью около 2 кг в тротиловом эквиваленте.

В октябре 2007 года в качестве подозреваемых в причастности к подрыву поезда были задержаны Дзахкиев и Хидриев. Прокурор в ходе прений потребовал в качестве наказания лишение свободы сроком на 11 и 13 лет Хидриеву и Дзахкиеву соответственно.

Ксения Потеева, «Фонтанка.ру»



Следствие по делу

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор