Сейчас

+1˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+1˚C

Пасмурно, Без осадков

Ощущается как -2

2 м/с, зап

767мм

85%

Подробнее

Пробки

6/10

Долгое эхо взрыва на Минутке

2807
Фото с сайта photo.peoples.ru
Фото с сайта photo.peoples.ru
ПоделитьсяПоделиться

6 октября 1995 года в тоннеле под железнодорожным мостом на грозненской площади Минутка был взорван «уазик» с командующим федеральными силами на Северном Кавказе генерал-полковником Анатолием Романовым. Генерал, парализованный с тех пор, жив. И его близкие надеются, что когда-нибудь он заговорит. Если это произойдет, он скажет о многом. Всё остальное – размышления.

ПоделитьсяПоделиться

Мог ли тогда наступить мир?

Многие по обе стороны федерально-сепаратистской баррикады в этом убеждены. Они считают, что в 1995 году Анатолий Романов ближе других подошел к компромиссу с Масхадовым. Тот действительно высоко ценил неполитизированность и порядочность командующего, отличавшегося верностью слову. Несостоявшееся тогда соглашение, возможно, и впрямь могло изменить ход событий. Об этом напрямую говорил и поныне не утративший политической перспективы Бислан Гантамиров. Многолетний мэр и неформальный «хозяин» Грозного, он в 2003 году ушел с поста министра печати после ссоры с отцом и сыном Кадыровыми. С ним согласен и один из руководителей сегодняшней Чечни: его имя по этическим причинам не называю. Тогда он тоже искал диалог с федеральным центром и расстался с «эмиром всех муджахедов» непосредственно после покушения на Романова. При этом дал понять, что взрыв организовали противники «эмира», не заинтересованные в его возвышении перед ичкерийскими выборами.

Сам Масхадов и его окружение в устранении командующего сначала обвинили федералов, сделавших, по его мнению, ставку на силовое подавление повстанчества. Правда, в августе 1996 года накануне подписания с Москвой хасавюртовского соглашения тот же «эмир» при неслучайном присутствии Басаева и с очевидным намеком на Романова заявил: «Договор могли заключить еще год назад, но этого не хотели не только в Москве, но и в Чечне». Услышав это, Басаев отошел в сторону, а главный пропагандист Ичкерии Удугов еще с большей настойчивостью стал опровергать сепаратистский след во взрыве на Минутке. Иначе думал погибший 9 мая 2004 года первый профедеральный президент Чечни Ахмат-хаджи Кадыров, наиболее крупный северокавказский политик за те же 10 лет. Не любитель вспоминать свою роль при Дудаеве и Масхадове, бывший муфтий Чечни тем не менее признал: в 1995 году мирных перспектив с Москвой не было: «Чечня должна была пройти свой круг». Тогда же он дипломатично намекнул: Романов действовал скорее по совести и наитию честного солдата, нежели по спущенной сверху директиве. Разрозненные и противоречивые свидетельства того времени подводят к мысли, что «государева» плана «замирения Чечни» скорее всего не было. Были пожелания, исходившие от окружения Ельцина: к президентским выборам 1996 года успокоить «дорогих россиян» выводом войск, закрыв глаза на происходившее в мятежной республике и добившись от ее лидеров формального подтверждения единства с Россией. Это и было зафиксировано в хасавюртском соглашении с юридически двусмысленной главной статьей - что произойдет по истечении пятилетнего срока: полный разрыв с федеральным центром или возращение в лоно Москвы. Сепаратисты настаивали на первом, федералы - по существу на авось - надеялись на второе. Отсроченное решение о судьбе части страны в последние годы принималось лишь однажды. Подобное соглашение заключала Франция с затерявшейся в Микронезии малоизвестной Каледонией. Но и оно было более выверено в пользу интеграции с Парижем, а потом им и аннулировано. Новации же в политике-дипломатии чаще придумывают те, кто плохо учился или не знает, сколько стоит проезд в метро. Тем более - сколько колес у бронетранспортера.

Мирное соглашение о будущей войне

Таким, повторимся, стал Хасавюртский договор, подписанный тогдашним секретарем Совбеза Лебедем с Масхадовым. Составленный в веденском доме Басаева, он был подписан не глядя. Едва ли не единственное, что в нем определялось сколько-нибудь внятно, это порядок создания и функции совместных с сепаратистами комендатур – до полного вывода федеральных сил. В этом заслуга, прежде всего, военных, думавших, как спасти солдата от уголовной вакханалии, охватившей Чечню после «исторической победы над Руснёй». Совместные, на самом деле федеральные, комендатуры с карикатурным представительством масхадовцев спасали не только солдат-федералов, на которых после Хасавюрта было открыто всечеченское сафари. Возможно, об этом еще никто не писал: тогда же «свободную Ичкерию» покинули практически все русские, а также чеченцы, по «еретическому» упрямству не верившие, что с падением «колониальной власти» из кранов потечёт коньяк. Часто вперемешку в федералами ушли 10-15 тысяч русских, а также от 30 до 100 тысяч чеченцев и других кавказцев. В «мирные» же 1991-1994 и 1996-1999 годы в Чечено-Ингушетии «пропали без вести» до 60 тысяч русских. Эти данные стеснительно привела ОБСЕ, но в среде отечественных правозащитников они почему-то не на слуху. В художественном фильме «Вор» есть пронзительная сцена: на фоне эшелона с федералами, покидающими «освобожденную республику», местные «правоохранители» уже кого-то ставят к стенке за перроном. В книгу Андрея Константинова «Рота» не полностью вошел еще более дикий эпизод: обкуренный масхадовский «сокомендант», он же освобожденный «революцией» рецидивист, в прокурорском мундире, но с подполковничьими погонами, настоятельно предлагает федеральному «коллеге» пострелять на пари в беженцев, а «кого жалко», ту – «вызвать» для ночных «показаний». На звонок федерала куда следует «подполковник» со значением показал украденный у него же конверт с домашним адресом...

Развязка сюжета была политически предопределена. К августу 1999-го внутренние ресурсы масхадовцев иссякли. Пришлось приступить к «освобождению» соседнего и экономически более благополучного Дагестана. Тем более что там мудростью премьер-министра Степашина дали «зеленый» свет местным ваххабитам: не кури - не пей - молись и работай по 16 часов в сутки. За это получишь кусок козьего сыра, а осенью – арбуз. Фактически тогда на дагестанской земле привились зерна исламизма. Раппани Халилов, взорвавший 9 мая 2002 года праздничную демонстрацию в Махачкале, - это пока ростки. Но многонациональный, хотя и на три четверти безработный Дагестан под встречным кличем «Аллах Акбар!» дал отпор Басаеву - Хаттабу. Кто знает, что десяток селян отчаянно удерживали в Ботлихском районе свой аул? И удержали до подхода федералов ценой жизни 7 из 10? Под предводительством местного муллы - бывшего «афганца», потерявшего тогда единственного сына. И полурусской-полуаварки, 25-летней махачкалинской учительницы музыки (!), гостившей у родственников. Кстати, возможно, так и оставшихся не награжденными.

Вторая чеченская – во избежание третьей...

Подзабытые за давностью лет генералы 99-го года - Казанцев и Квашнин, Трошев и Шаманов, Лабунец и Молтенской - сделали то, на что оказалось не способно предшествующее поколение политиков. 3 - 5 тысяч боевиков были выбиты из Дагестана, потом 2-4 тысячи - с севера Чечни, затем – более 20 тысяч - из Грозного. Ценой святой и грешной «всероссийской шестой роты», павшей в Аргунском ущелье в первый день весны-2000. Тогда же по сути прекратилось организованное сопротивление федералам. Кстати, заморские гости, оглядываясь на свой Ирак - Афганистан, куда более дотошно, чем после Косова, нас об этом расспрашивают. И представьте, интересуются, как мы пресекаем «политические спекуляции пацифистов». Почему-то мы об этом знаем меньше, чем о деятельности «Солдатских матерей» - при полном уважении к тем, кто без кавычек. Терроризм, по крайней мере исламистов, искореним тогда, когда ему будет объявлен джихад самими исламскими иерархами. От наших же западных собеседников требуется не противопоставление сепаратистов-террористов «борцам за свободу», а соизмерение их по запаху гексогена.

Неорганизованное же сопротивление продолжается и будет продолжаться, пока Стабилизационным фондом мы не распорядимся в главных общефедеральных целях. Чтобы исключить войну третью. Кстати, о названиях. Кто в России, если не Кавказ с его 60-70-процентной безработицей, требует первоочередной стабилизации? Федерация – не часть ли названия страны? Об этом напоминают 30 тысяч чеченцев, ежегодно достигающих боеспособного возраста. Не все из них имеют альтернативу автомату Калашникова - пусть даже в виде лопаты. Но, как и мы, они хотят есть, одеваться, нравиться. Большинство из «автоматчиков» об идеалах свободы давно не вспоминают. Но пойманные под мостом с фугасом уже уверенно требуют адвоката. Может, это тоже - пусть и незаметная - победа Анатолия Романова.

ПоделитьсяПоделиться

Трудно сказать, что бы к этому добавил он сам, молчащий уже 10 лет.

Борис Подопригора,
в 2002 году - заместитель командующего Объединенной группировкой войск (сил) в Северокавказском регионе Российской Федерации

Публикуется с сокращениями. Полная версия опубликована в еженедельнике «Ваш тайный советник» N38 (167) 3 октября 2005 г.

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close