Сейчас

+15˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+15˚C

Ясная погода, Без осадков

Ощущается как 13

2 м/с, ю-з

758мм

62%

Подробнее

Пробки

1/10

ИВАН УРАЛОВ: "НАШИ РАЗГОВОРЫ О ТОМ, ЧТО ТАКОЕ КРАСОТА, СТАЛКИВАЮТСЯ С ЭКОНОМИКОЙ И ПРОЗОЙ ЖИЗНИ"

364
ПоделитьсяПоделиться

Главный художник города, заместитель председателя Комитета по градостроительству и архитектуре (КГА) Иван Уралов ответил на все вопросы, пришедшие от читателей «Фонтанки.ру». Он говорил о засилье рекламы на улицах Петербурга, о проектах, приуроченных к 300-летию Петербурга и многом другом из того, что волнует наших читателей.

- Почему Михайловский замок будет такого персикового цвета? Этот цвет очень спорит с зеленой крышей, прежний был намного лучше. Почему Исаакиевский собор теперь такой рябой, как будто заболел? Неужели для реставрации не нашлось подходящих оттенков? (Максимова Людмила Сергеевна)

- Считаю, что этот вопрос относится не ко мне, а к комитету по охране памятников, КГИОП, этот вопрос лучше задать председателю этого комитета Никите Игоревичу Явейну. Это их ответственность. Но свое мнение могу высказать. Меня не очень беспокоит персиковый цвет Михайловского замка, но кажется, что сам по себе прежний цвет действительно лучше, он строже, мужественней и больше подходит к самому понятию замка. Хотя, конечно, Михайловский не является замком, это дворец. Но читательница заметила правильно, хотя привела не самый яркий пример. Изменился цвет и в здании Московского вокзала, и в церкви Иконы Божьей матери всех скорбящих на Шпалерной улице и проспекте Чернышевского. Изменился цвет штакеншнейдеровского дворца на углу Фонтанки и Невского и цвет Строгановского дворца на углу Мойки и Невского. Все это – звенья одной цепи и одной политики КГИОП по возвращению зданиям их первоначальной, авторской окраски. По этому поводу мы очень спорим, провели семинар, высказали свое мнение, которое сводится к тому, что город развивался во времени, город строился, рядом с одними домами строились другие, менялись вкусы владельцев домов, менялась градостроительная ситуация. Когда дом существовал в окружении садов – это был не тот дом, который сейчас окружает другая застройка. И мне кажется, что не всегда корректно возвращать зданию его первоначальный цвет, вне контекста существующей застройки.

Что касается Исаакиевского собора, это, насколько я понимаю, результат реставрационных работ, связанных с заменой облицовочных камней. Может, не только время тому виной, но и война, блокада, поэтому он несколько попестрел.

- Скажите, пожалуйста, как вы относитесь к такому большому наличию ковки в центре города. В каких объемах кованые элементы должны использоваться? И где? спасибо (Михайлова Мария)

- Спасибо за вопрос. Я согласен с тем, что у нас всегда так: мы или в Бога не веруем, или на паперти лоб расшибем. И делаем это с удивительной искренностью. Наши кузнецы, которые долго не были востребованы, не имели возможности проявления своих художественных талантов, бросились очертя голову в это дело, причем не всегда на высоком вкусовом уровне. Это помножено на неразвитость вкуса заказчиков, которые стремятся украсить ковкой все свои магазины, лавки и офисы, а также загородные дома. Ковка в Петербурге всегда была, но в более сдержанном объеме. И всегда была большая разница между оградами сада, ограждениями рек и каналов и ковкой на фасадах домов. Сейчас ковка выплеснулась в качестве основного элемента благоустройства на наши дворы и пешеходные улицы. Я считаю, что это избыточно, но был момент, когда такого ощущения не было, очевидно количество перешло в качество. Конечно, металл должен быть в городе – но в меру. Особенно меня беспокоит то, что в этой области велик авторский эгоизм. У кузнецов слишком велика любовь ко временам модерна и эклектике и пропускается для них не очень значительный, а для города самый значительный этап – это классицизм. Тогда ковка была чрезвычайно сдержанной.

- Глянем через Неву со стороны Летнего сада. Аристон, МТС, ГСМ и так далее, в полный рост. Не надо говорить про художественные аспекты, о том, что дизайнера может обидеть каждый... Все эти рекламы - полное убоище как сами по себе, так и "вкляченные" в панораму города, т.е. в эту самую "эстетику городской среды". Ну вот, а на фото мы видим человека глубоко интеллигентного, мало похожего на тупого чиновника, да и послужной список говорит о многом. Тут уж, извините, вывод напрашивается, как в известной телепередаче: "Сколько, сколько?" (Свешников Александр)

- Сам я тоже задал бы такой вопрос. Но хочется, чтобы человек понимал, что наш комитет (КГА) и должность главного художника города в общем идеологи, и разговоры о том, что такое красота, сталкиваются с экономикой и прозой жизни, которая к нам не имеет ни малейшего отношения, а ко всем остальным участникам события имеет самое прямое отношение. В первую очередь это важно для рекламных фирм, которые зарабатывают на этом огромные деньги, во вторую – для Городского центра размещения рекламы, который тоже вовлечен в этот корпоративный бизнес. Это коммерческое предприятие, которое занимается в первую очередь коммерческими, а не эстетическими проблемами и является неким передаточным звеном, которое зарабатывает деньги для города и приносит значительный доход в городскую казну. Эти большие рекламы, против которых в свое время выступал и главный архитектор города, и главный художник, и общественность – тем не менее находят пути для своего воплощения именно по экономической причине. Я считаю, что это зачастую ошибка, поскольку эстетика города – это тоже экономика. Нужно иметь, наверное, большую любовь к городу, определенные знания и интеллект определенного свойства, чтобы это понимать. Противостоять всем этим явлениям чрезвычайно сложно. Но то, что реклама не висит на Петропавловской крепости и вблизи ее, на Дворцовой и Адмиралтейской набережных – это уже само по себе победа. Могло быть намного хуже, чем сейчас. Пусть меня этот человек простит, я не причастен к его последним словам, но я его понимаю. Здесь разговор идет не о борьбе с рекламой, а о том, какая она должна в Петербурге.

- Можно ли спасти город от засилья рекламы на центральных улицах и в исторической части? Ведь такого удручающего положения нет в европейских городах, и на этот факт обращают внимание также все гости нашего города. Мы живем в искаженном, отравленном рекламой городе. (Морозов А.И.)

– Абсолютно согласен, что такого удручающего положения нет ни в одном европейском городе. И дипломаты, с которыми я общаюсь, обращают на это внимание. «Мы живем в искаженном, отравленным рекламой городе», - с этим я совершенно согласен, я сам отравлен этой рекламой. К сожалению, вся ситуация говорит о том, что экономика пока побеждает в этом вопросе и политика рекламистов городских говорит о том, что вопрос красоты города для них, очевидно, не стоит.

К юбилею города, думаю, мы сможем снять некоторое количество растяжек, чтобы открыть перспективы, но тоже лишь некоторое количество. А вообще, рекламу легко поставить, а снять ее практически невозможно, хотя по правилам реклама должна сниматься по требованию КГА, если требование вызвано необходимостью, связанной с изменением градостроительной ситуации.

Как говорится, когда говорят пушки, то музы молчат. В данном случае говорит экономика, и красота приносится в жертву. Я думаю, что Петербург - не тот город, где нужно эту жертву приносить. Хотя все это меня огорчает чрезвычайно.

- Скоро в центре города все окна первых этажей превратятся в двери очередных магазинов. Неужели нельзя этот процесс ограничить? очень часто выглядят подобные изыски дизайнерской мысли просто пошло на фоне исторических зданий. (Робертс М.П.)

– Да, но это не изыски дизайнерской мысли, это вопрос нашего устройства, экономики, рынка. Люди продают первые этажи под функцию офиса или магазина, что, в свою очередь, предполагает наличие отдельного входа, потому что нельзя пользоваться помещениями через общее парадное – это запрещено. Нужно иметь два входа – черный и парадный. Вообще, это беда для КГА, я сам просматривал массу документов по этой проблеме. Это обвальная проблема для нас, поскольку наш город в значительной степени не был предназначен как город для торговли в первых этажах, что существует в Европе. 80% зданий в крупных европейских городах имеют сплошные магазины и в связи с этим оригинальные входы. Что, правда, значительно исказило облик домов на уровне глаз человека – ты видишь торговый мир, а над ним возвышается мир архитектурный. В Петербурге этого не произошло и надеюсь, не произойдет. Но для этого надо принять какие-то регламентирующие меры, чтобы люди, продавая или покупая жилье, которое потом переводится в нежилой фонд, сначала узнавали, реально ли вообще пробить дверь. Потому что доходит до полного бреда, когда приносят проекты с предложением забежать по лестнице на второй этаж.

Это очень трудная для градостроителей и архитекторов задача, она лежит в правовой области и области здравого смысла.

- Уважаемый Иван Григорьевич! Как Вы (как художник) относитесь к "памятнику" Александру Невскому на одноименной площади. Спасибо. (Шер Максим Яковлевич).

– Я, бесспорно, раскрыл бы кавычки и поставил слово памятник без них, поскольку это все же памятник, он может нравиться или не нравиться. Как к художественному произведению я к нему отношусь не очень хорошо. Я много сделал для того, чтобы он улучшался на протяжении работы авторов. На градостроительном совете я голосовал за другое его месторасположение – не по оси Невского проспекта, а под углом в 45 градусов к проспекту, у стены Лавры с созданием там небольшой площади, пешеходной зоны.

- Уважаемый Иван Григорьевич! Несколько лет назад на Адмиралтейской набережной был возрожден памятник Петру Первому "Царь-плотник". Планируется ли возродить второй монумент - "Петр, спасающий рыбаков"? А также будет ли восстановлен исторический облик постамента Царя-Плотника? Сейчас он установлен на низкой гранитной плите, хотя изначально он стоял на высокой глыбе. Спасибо! (Завертяев Юрий Борисович).

- Пока не планируется, потому что он утрачен. А «Царь-плотник» существовал, и была сделана копия, которую в свое время возвратили Петербургу. «Петр, спасающий рыбаков» не существует и жаль, что он утрачен, потому что сейчас гораздо интереснее воссоздавать памятники старые, чем создавать новые. Оба памятника не являются шедеврами, конечно. Насчет воссоздания исторического облика постамента вопрос пока не решен, на сей момент нет средств, хотя эта возможность обсуждалось.

- Расскажите, пожалуйста, о новых памятниках и проектах, приуроченных к 300-летию Петербурга.

- Планируется многое, и это меня беспокоит. В европейских городах памятников намного больше и они не придают этому факту сверхъестественного звучания и значения, они в этой форме увековечивают то, что обязаны сделать потомки по отношению у своим предкам. Появляются увековеченные в бронзе или камне образы и не всегда в классический формах – иногда в современных. У нас, наоборот, современных форм не хватает. У нас есть тоже имена и образы, которые необходимо увековечить – у нас должен быть толковый памятник Ахматовой, памятник Блоку, у нас должны появляться образы, без которых немыслим Петербург и русская культура. У нас должны воссоздаваться памятники – например, памятник, над которым мы сейчас работаем – бюст Александра II. Я считаю, что интересным было бы создать памятник Павлу I и сейчас есть такое предложение – создать даже не памятник, а скульптуру на эту тему. Это предложение внес скульптор Горевой.

К юбилею Петербурга в городе появятся декоративные скульптуры – но немного. Беспокоит не то, что сам город собирался и собирается поставить, беспокоит то, что нам собираются подарить из ближнего, дальнего зарубежья. Тут фантазия как-то скудеет и мне кажется, что многие думают не о Петербурге, а о себе на фоне Петербурга, на фоне 300-летия, предлагая нам многочисленные памятники, не имеющие значения для Петербурга.

Городу гораздо важнее, если ему помогут что-то отремонтировать, осветить, создать новый сквер. Подарки могут быть разными – они не обязательно должны быть материализованы в бронзе. Иногда такие подарки влекут за собой со стороны города большие расходы. Когда дарится памятник, например, городу приходится вкладывать деньги, чтобы благоустроить территорию рядом с памятником или создать постамент. Эти деньги, как правило, превосходят сумму подарка.

Мне кажется, что нужно поступить следующим образом – призываю всех сотрудников Администрации Петербурга, имеющих к этому отношение, помочь в подготовке и выпуске соответствующего распоряжения администрации о создании специальной территории, на которой разместились бы подарки городу. Думаю, что лучше всего для этого подходит Парк 300-летия Петербурга. Как парк он по объективным причинам пока не состоялся. Там прекрасно могло бы быть размещено то, что нам подарят – в бронзе, камне... С тем, чтобы возникло место, интересное для горожан, куда бы приезжали, смотрели, обсуждали – а что же нам, собственно, подарили?

Интервью:

Роза Хамидуллина

Фонтанка.ру

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close