Сейчас

+19˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

+19˚C

Ясная погода, Без осадков

Ощущается как 20

0 м/с, штиль

764мм

72%

Подробнее

Пробки

1/10

Ну ты, мусор, и зараза!

278

Медицинские учреждения Петербурга за год вырабатывают 45 тысяч тонн отходов. Куда исчезают эти тонны?

Лабрадор Каспер рвал зубами какой-то бурый ком, когда Ася вышла из магазина. Но это была не задранная кошка. Хозяйка подошла к псу поближе, и тошнота подкатила к горлу: собака пыталась выгрызть из мотка драных бинтов чьи-то обесцвеченные кишки. Как пояснил наблюдательный мальчуган, оказавшийся поблизости, трофей был отбит у вороны, промышлявшей у мусорных бачков во дворе инфекционной больницы.

Медицинский «отходняк»

ПоделитьсяПоделиться

В контейнерах, что привозят на свалки и мусорозаводы, нет-нет да и попадаются и не такие находки. По словам Михаила Федашко, заместителя директора Опытного завода по механической переработке отходов, при сортировке «всплывали» и ампутированные конечности, и прочие неприятные вещицы. На полигонах, то есть свалках, подобное тоже случалось.

Кстати, 98% всего, что производит и использует человек, немедленно превращается в мусор. Оставшиеся 2 процента - временно отложенные отходы. И все это не только загрязняет планету, но и угрожает здоровью ее обитателей. Даже то, что превращается в мусор в результате борьбы за это самое здоровье.

Из 5 миллионов кубометров отходов, производимых Санкт-Петербургом ежегодно, каждый тридцатый «кубик» формируется в учреждениях здравоохранения. А если выражаться весомо, то это 45 тысяч тонн! Так что медицина, оказывается, штука вредная. Во всяком случае, десятая часть производимой массы представляет опасность как для медиков, так и для тех, кого они лечат.

И это должен знать каждый.

Чего бояться?

Специалисты делят все отходы медицинского происхождения на четыре неравные группы: радиоактивные, токсичные, опасные (рискованные) и твердые бытовые. Последние можно увидеть в любом мусорном контейнере рядом с больницей, поликлиникой или аптекой. А вот из первых трех желательно на своем пути не встречать ничего, поскольку это чревато.

Впрочем, с радиоактивными и токсичными (в том числе ртутьсодержащими) отходами, доля которых в общей массе медицинского мусора незначительна, все пока в полном порядке - их переработку по годами отработанной схеме осуществляют фирмы «Радон» и «Рудгеофизика». Проблема в утилизации опасных (рискованных) отходов здравоохранения (ОРОЗ), которых много и густо, а налаженной системы нет. Во всяком случае, пока.

И если этической стороной вопроса еще можно как-то пренебречь: мол, не нравится смотреть на окровавленные бандажи в мусорных бачках или нечто от людей отрезанное - выбирай другие тропы. Но есть и другие аспекты проблемы, от которых не отмахнешься: эпидемиологический и экологический. Тут советом не обойдешься. Возможность инфекционного заражения и экологического загрязнения от необезвреженных медицинских отходов, по данным Всемирной организации здравоохранения, вполне реальна. Поскольку в них есть все: от кишечной палочки до вируса спида.

Статистики подобных случаев, увы, нет, но группа риска выделяется однозначно - бомжи и дети.

Сор со всей избы

Больше всего отходов скапливается в стационарах и поликлиниках. Перевязочные материалы, биологические, химические и лабораторные отходы, использованная рентгеновская пленка, одноразовые полимерные отходы (шприцы, капельницы и т.п.) - все это ежедневно образуется в результате нормальной работы медиков. Не говоря уже о битом стекле, бумажках с резинками и бытовом мусоре.

Не все они относятся к опасным (рискованным), но абсолютно все средства дезинфекции (более 2,5 тысячи литров), около 80 процентов бинтов и других перевязочных материалов, почти половина одноразовых шприцев необходимо после использования каким-то образом «изолировать».

То же самое относится к отходам патологоанатомического характера многочисленных исследовательских лабораторий и вивариев. Работа последних дает на выходе не только трупы лабораторных животных, но и всевозможные остатки корма, подстилок - и все это тоннами, и все это либо заражено, либо гниет. Одним словом, вредоносная дрянь, опасная для здоровья.

Даже склады, прачечные и аптеки, выражаясь словами сатирика, тоже могут выдать «какую-нибудь гадость». Правда, в гораздо меньшей степени - опасных фармацевтических отходов Санкт-Петербург производит «всего лишь» около 25 тонн в год.

Выбор оружия

Проблема утилизации медицинских отходов существовала всегда и всегда как-то решалась. С большими или меньшими издержками. Рост числа опасных заболеваний, которыми можно заразиться при контакте с отходами здравоохранения, а также угроза экологического загрязнения, требуют ужесточения правил обращения с ними.

В большинстве медучреждений сегодня применяется химическая дезинфекция опасных отходов здравоохранения с последующим вывозом обработанных отходов на свалки - вместе с прочими твердыми бытовыми отходами (ТБО). К сожалению, этот способ не гарантирует уничтожения возможного источника инфекции из-за ограниченности действия дезинфицирующих препаратов - старая добрая хлорка действует лишь на поверхности и в приповерхностном слое. Иными словами, одноразовый шприц может и после такой обработки содержать какую-нибудь смертоносную инфекцию. А его из мусорного бачка на территории лечебного учреждения могут утащить детишки или бомжи...

Мало того, проводя дезинфекцию, мы попадаем в замкнутый круг: отработанные хлорсодержащие вещества тоже надо куда-то девать. И выливая эти отходы в канализацию, на свалки или просто на землю рядом с больницей, мы загрязняем окружающую среду активным хлором, который может в контакте с органикой и диоксины породить. А это уже не шутки!

Еще одну неприятную сторону дезинфекции лучше всего знают сами медики, те, кто этим делом занимается. Опасность подцепить инфекцию от случайного пореза всегда существует. Да и различные аллергические реакции и недомогания от вдыхания паров хлора постоянно сопровождают эту нелегкую работу. Привычка, конечно, со временем вырабатывается, но на здоровье персонала такой способ обработки сказывается самым негативным образом.

В цивилизованном мире от подобных дедовских способов давно отказались, тем более что и денег эти химикаты стоят немалых. Медикам Санкт-Петербурга тоже знакомы лучшие варианты: централизованное сжигание и раздельный сбор опасных медицинских отходов с последующей переработкой и захоронением.

Хоронить лучше, чем кремировать

Как считает главный специалист Управления по охране окружающей среды Санкт-Петербурга Виктор Селезнев, пока лучше хоронить. При сжигании в отходящих газах образуются вредоносные галогены и сера, с которыми тоже что-то надо делать. Улавливание и очистка становятся рентабельными лишь при объемах, превышающих 30 тысяч тонн, то есть в промышленных масштабах. Пока существует лишь проект строительства такой установки на полигоне «Красный Бор», но когда город получит ее - неизвестно. Сжигание опасных отходов здравоохранения в локальных установках, что предлагает фирма «Турмалин», этой проблемы не решает.

А надежный, безопасный и недорогой способ уже давно существует. «Схема обращения с медицинскими отходами Санкт-Петербурга» существует в виде готового проекта уже четыре года! А апробация его уже третий год ведется во Второй многопрофильной больнице.

Что же это за схема? Виктор Селезнев вкратце обозначил ее так: раздельный сбор отходов по их видам в специальные полиэтиленовые пакеты с маркировкой, затем транспортировка к местам переработки и (или) захоронения и собственно утилизация. Проще говоря, медики сами знают, что из отработанного в какой пакет положить, а дальше отходы никуда не денутся: их соберут, вывезут, переработают и утилизируют без их участия. Во Второй больнице смонтирована установка «Stericomat» европейского производства, которая за полтора часа цикла дезинфекции и паровакуумной стерилизации подготовит к захоронению два кубометра (0,2 тонны) отходов, которые можно без опаски везти на обычную свалку. По мнению медперсонала больницы, и сама по себе схема, и установка зарекомендовали себя с самой лучшей стороны.

А при условии трехсменной работы она могла бы перерабатывать четверть (!) всех опасных медицинских отходов города. Более того, недостающие установки могут быть сделаны и в самом Петербурге, на Ижорском или Кировском заводе - за 10 миллионов рублей все три.

Увы, сейчас и «Stericomat» не работает - при низких температурах замерзает вода, а перенести установку в уже существующий на территории больницы ангар никак не могут. Как нам сообщили в Комитете по здравоохранению, никак не удается решить проблему с коммуникациями: они вроде бы есть, но бумаг на них найти не могут. Такая вот ведомственная беда.

А потому и денег на финансирование не только этих, но и каких-либо других работ по внедрению отмеченной аж экспертами Европейского союза схемы в бюджете города нет. Хотя уже к его 300-летию мы могли стать в этой области абсолютно культурной столицей России.

Но если и не иметь престольных амбиций, остаются соображения элементарной безопасности сограждан. Чтобы ни воронье с собаками, ни ветер, ни какие другие источники не распространяли по городу заразу от излечения.

Александр МАЙОРОВ

«Ваш тайный советник»

ЛАЙК0
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ0
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 0

Пока нет ни одного комментария.

Добавьте комментарий первым!

добавить комментарий

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close