06.01.2020 11:41

Андрей Константинов. Фронтовая любовь.Часть третья

"Фонтанка" публикует третью часть киносценария Андрея Константинова "Фронтовая любовь". За праздники читатели "Фонтанки" получат возможность прочитать всё произведение, оставайтесь с нами.

Первую часть сценария можно прочитать здесь.

Вторую часть сценария можно прочитать здесь.

Ольга Быстрова


1.51. МОСКВА. ВИД НА МНОГОЭТАЖКУ, В КОТОРОЙ ЖИВЁТ МИТЯ. НАТ. ВЕЧЕР.

Тот же панорамный вид, что и в эпизоде 1.4. Но с одной лишь разницей – там было лето, а сейчас зима. Идёт снег.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

И дальше снова покатилась моя прежняя жизнь. Жизнь без Элеоноры. И поначалу это была, конечно, мУка мученическая. Врагу не пожелаешь…

 

1.52. КВАРТИРА МИТИ. КУХНЯ. ИНТ. ВЕЧЕР.

Маленькая холостяцкая кухня. Митя режет лук на разделочной доске, рядом светится-гудит микроволновка, в которой разогревается какая-то полуфабрикатная еда.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Выручала работа. Я пахал, как в песне поётся, «от зари до зари, от темна до темна», соглашаясь на любые командировки. А уж предложениями поучаствовать в самых разных ток-шоу меня просто завалили. Я почти никогда не отказывал — только в тех случаях, когда знал, что на эфир приглашалась и Элеонора тоже… Мы сознательно и старательно делали всё, чтобы по минимуму пересекаться.

Дзынькает микроволновка. Митя вынимает из неё нечто подогретое, посыпает нарезанным луком, достаёт из холодильника бутылку пива, открывает её, всё это дело ставит на поднос, намереваясь идти ужинать в комнату, перед телеком. Но под занавес второго внутреннего монолога раздаётся звонок в дверь.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

И такая тактика сработала — боль начала постепенно отступать. Былой костёр прогорел уже почти до самых крохотных угольков. Ещё немного времени — и всё бы на этом, пожалуй что, и закончилось. Но… Как-то вечером, дней за десять до Нового года, в мою квартиру позвонился… Нет, не Дед Мороз. Хуже…

Митя, чертыхнувшись, ставит поднос и идёт в прихожую.

 

1.53. КВАРТИРА МИТИ. ПРИХОЖАЯ. ИНТ. ВЕЧЕР.

Митя открывает дверь и с удивлением обнаруживает за ней Медвежонка — заснеженного, лыбящегося, пьяненького.

МИТЯ

О боги! Медведи вышли из берлоги!

БОБКОВ (С пьяным достоинством.)

Быть может, мне будет дозволено войти?

МИТЯ

Заваливай, что ж с тобой делать.

Медвежонок входит, прикрывает за собой дверь.

МИТЯ

Вешалка, тапочки, познакомьтесь с дядей Пашей.

БОБКОВ

Не, раздеваться не буду. Я на минутку.

МИТЯ

Да ладно тебе. Не кокетничай.

БОБКОВ

Правда, Митя, не могу. Меня внизу машина ждёт. Вот, специально заехал накануне. Чтоб потом не было разговоров: дескать, Паша воспользовался случаем и сел на чужую волну.

МИТЯ

Ку-уда ты сел?

БОБКОВ

Помнишь, в Дамаске я тебе обещал, что отбатрачу-отстираю? Так вот — я таки отстирал. Завтра в новостях появится сообщение о том, что вы с Элеонорой получаете международную премию Honest journalism в номинации «За выдающуюся подачу сенсационного материала».

МИТЯ (Потрясённо.)

Да ладно?!

БОБКОВ

Скромно замечу, что в нынешней ситуации, когда само упоминание России на Западе вызывает токсикоз, а её федеральные каналы именуются пропагандистским оружием Путина, сие есть прецедент исключительно немыслимый.

МИТЯ
Допустим — удивил. Но при чём здесь, стесняюсь спросить…

БОБКОВ (Подхватывает.)

А при том, старичок, что принятие подобного решения не обошлось без лоббирования со стороны, не побоюсь этого слова, МЕЖДУНАРОДНОГО гей-движения.

МИТЯ

Иди ты?!

БОБКОВ (Снисходительно.)

А я тебе, Митя, всегда говорил, что вы нас, мягко говоря, недооцениваете… Короче, не хочу говорить, чего мне это стоило и каким именно местом я это дело для вас… Всё, будем считать, что отныне мы в расчёте. Я поехал, ну а ты завтра, с утра, читай англоязычные новостные сайты. Пока-пока…

Медвежонок уходит, и Митя закрывает за ним дверь, пребывая в состоянии лёгкого обалдения.

 

1.54. МОСКВА. ТЕЛЕЦЕНТР. КАБИНЕТ ГЕНЕРАЛЬНОГО. ИНТ. ДЕНЬ

Элеонора сидит в кабинете генерального. Эти двое в ожидании Мити продолжают общение.

ЭЛЯ

А я до вчерашнего дня и не знала, что есть такая премия.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ

Ничего удивительного. Учитывая, что она существует с 2002 года, но до сих пор её ещё ни разу не получали журналисты из России.

Предварительно постучавшись, в кабинет зашагивает Митя.

МИТЯ

Вызывали, Александр Михайлович?

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ

Привет, Митюша. Проходи, подсаживайся.

Митя только теперь упирается взглядом в Элеонору.

МИТЯ

Здравствуйте, Элеонора Сергеевна.

ЭЛЯ

Здравствуйте, Дмитрий Андреевич.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ (Удивлённо.)

А вы чего такие скучно-официальные, голуби мои?! Такое событие раз в жизни случается. Да и то — не у всякого… Короче, пришло приглашение для вас двоих на церемонию награждения.

Митя и Элеонора переглядываются. И отнюдь не радостно. Скорее, напряжённо.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ

Наши, а с ними и персонально ваши акции повышаются. Чему лично я чертовски рад.

МИТЯ (Хмыкнув.)

Вот сейчас бы — да и прикупить. Только с финансами худо.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ

Чего прикупить?

МИТЯ (Невинно.)

Акции.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ

Тьфу на тебя! (Элеоноре.) Надеюсь, хотя бы тебе не нужно объяснять, насколько эта премия важна не только для нашего канала, но и для России в целом?! В нынешней непростой обстановке, когда есть силы, стремящиеся к бойкотированию нашей страны по всем возможным направлениям, подобное международное признание — это с большой буквы прорыв!

МИТЯ (Мрачно.)

Души прекрасные прорывы. (Поясняет.) «Души» — это глагол.

Кул хмурится, но предпочитает не реагировать, продолжает.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ

По статуту премии церемония награждения проводится ежегодно, на рождественской неделе, в одной из европейских столиц. На этот раз — в Праге. Как по мне, для встречи католического Рождества городишко самый что ни есть романтичный. Как полагаешь, Эля?

Погружённая в свои мысли, Элеонора отвечает не сразу.

ЭЛЯ (Вскинувшись.)

Что? А… Да… Наверное…

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ (Недоумённо.)

Нет, вы оба мне сегодня решительно не нравитесь. Другие бы на вашем месте…

МИТЯ (Не удержавшись.)

Напьются — будут. (Выразительно смотрит на Элю, та обжигает его сердитым взглядом.)

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ

Отрадно, что все расходы по пребыванию берёт на себя принимающая сторона. С нас — только билеты туда-обратно. (Смотрит на Элю.) Ну да, я рассчитываю, что Юрий Ильич окажет каналу посильную…

ЭЛЯ (Вздохнув.)

Окажет. Ему не привыкать.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ

Вот и ладушки. Тогда более я вас не задерживаю. Командировки и суточные получите в бухгалтерии. Всё, «летите, голуби, летите».

Элеонора и Митя поднимаются из-за стола, идут на выход. Кул окликает их в дверях.

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ

Магнитик мне привезти не забудьте! И ещё… Митюша, ты это… на вручение всё-таки поприличнее оденься. Чтоб нам тут за державу не краснеть.

МИТЯ (Стучит кулаком в грудь.)

Вашбродь! Да ради державы престижу я готов даже носки ежедневно менять!

 

1.55. МОСКВА. ТЕЛЕЦЕНТР. КОРИДОРЫ. ИНТ. ДЕНЬ.

Митя и Элеонора бредут коридорами-переходами телецентра, периодически раскланиваясь с сотрудниками. Эля на ходу завершает разговор, убирает мобильник в сумочку.

ЭЛЯ

Туда и обратно полетим бизнес-классом.

МИТЯ (Буркнув.)

Нехорошо это.

ЭЛЯ

Что?

МИТЯ

Я говорю, нехорошо — за счёт твоего мужа. Я как… хм… как содержан какой-то.

ЭЛЯ

Прекрати! И не обижай, пожалуйста, Юру! Он от чистого сердца… (Болезненно усмехается.) И всё порывается с тобой пересечься, познакомиться.

МИТЯ (Чуть напрягается.)

С какой, стесняюсь спросить, целью?

ЭЛЯ

С человеческой… Юра тебе очень благодарен. Он же знает, что ты меня… спас.

МИТЯ

По части спасения — это не ко мне, это к Господу Богу. Ну, а ты ему что на это?

ЭЛЯ (Грустно.)

А что я? Я и без того лишний раз боюсь ему в глаза посмотреть… Так что изобретаю самые разные доводы, чтобы такая встреча не состоялась.

МИТЯ (Вздыхает.)

Понятно… Но всё-таки, согласись, забавно получается?

ЭЛЯ

Что?

МИТЯ

История повторяется: снова командировка на три дня; снова за границу; снова вдвоём.

Они доходят до лестницы, притормаживают.

ЭЛЯ

Вот именно. Повторяется. И хорошо бы — не в виде фарса. Потому — давай-ка за оставшееся время мы с тобой морально подготовимся, возьмём себя в руки и максимально достойно перенесём и вытерпим это церемониальное мучение?

МИТЯ (Грустно улыбнувшись.)

Как скажешь… ненаглядная.

ЭЛЯ (Умоляюще.)

Митя! Пожалуйста!

МИТЯ

Всё-всё. Молчу-молчу.

ЭЛЯ

Встречаемся послезавтра днём, уже в Шереметьево. Слава богу, Юра в отъезде и проводить меня не сможет.

Здесь их пути расходятся Эля, цокая каблучками, спускается по лестнице вниз. Митя, проводив её грустным взглядом, поднимается наверх.

 

1.56. КВАРТИРА МИТИ. КОМНАТА. ИНТ. ДЕНЬ.

На сей раз Митя собирает свою командировочную сумку (она стоит на столе) самостоятельно. В какой-то момент он подходит к шкафу, распахивает створки, достаёт вешалку с видавшим виды костюмом-двойкой (на лацкане прикручен какой-то военный значок). Митя свинчивает значок, замечает на рукаве засохшее пятно, поплевав на кончики пальцев, пытается его оттереть.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Вот так оно в тот раз всё и сорганизовалось. Конечно, я мог бы встать в пятую позицию и отбрехаться. Но для этого следовало бы изобрести какие-то, ну о-очень убедительные аргументы…

Раздаётся звонок в дверь. Митя откладывает костюм и выходит в прихожую.

 

1.57. КВАРТИРА МИТИ. ПРИХОЖАЯ. ИНТ. ДЕНЬ.

Митя открывает дверь. На пороге стоят Ольга и незнакомый ему парень с большой сумкой.

ОЛЬГА (С порога.)

Па! Ты даже представить не можешь, в какую жуткую пробку мы угодили! Ещё немного — и пришлось бы разворачиваться и перехватывать тебя уже в Шереметьево. (Считывает взгляд отца.) Ах, да! Если тебе интересно, его зовут Глеб.

ГЛЕБ

Здрасьте.

ОЛЬГА

А это — мой героический папа.

МИТЯ

Дмитрий. Можно просто Митя.

ГЛЕБ

Очень приятно.

ОЛЬГА (Парню.)

Проходи. Можешь не разуваться. Всё равно полы грязные.

МИТЯ (Возмущённо.)

Что за наветы?

ОЛЬГА (Командует парню.)

Сумку — в комнату, сам — на кухню. И чайник там включи.

Митя изумлённо наблюдает за тем, как парень молча и покорно заносит сумку в комнату, а потом проходит на кухню. За это время Ольга успевает снять и повесить на вешалку шубку.

ОЛЬГА (Смотрит на часы.)

Минут 15-20 у нас есть. Давай демонстрируй, как ты там «сам собрался».

Ольга решительно идёт в комнату, Митя запирает дверь и проходит следом.

 

1.58. КВАРТИРА МИТИ. КОМНАТА. ИНТ. ДЕНЬ.

Ольга роется в сумке проверяет, чего там отец «понапихал». С возмущением достаёт походный кипятильник.

ОЛЬГА (С укоризной.)

Па! Ну а этот совковый анахронизм тебе зачем?

МИТЯ (Смущаясь.)

Да так… Сугубо по привычке. Пихнул.

ОЛЬГА

Я листала страничку твоего отеля. Пять звёзд! Так что чем-чем, но кипятком тебя всяко обеспечат. При этом вода будет — премиум-класса!

Взгляд Ольги падает на приготовленный к «паковке» костюм.

ОЛЬГА (Грозно.)

Та-ак! А это что?

МИТЯ (Пожимает плечами.)

Его зовут «костюм».

ОЛЬГА (Возмущённо.)

Если память мне не изменяет, он мой ровесник! Надеюсь, ты не намеревался именно в нём…? (Митя в ответ сопит.) Всё понятно. М-да… Хорошо, что мы с Глебом успели.

Ольга раскрывает внесённую сумку, и теперь мы видим, что всё её пространство занимали уложенные туда классический однобортный черный смокинг, жилет и чёрные брюки.

ОЛЬГА

Раздевайся! Меряй!

МИТЯ (Обалдело.)

Фига се! Откуда такое чудо?.. Да, кстати, можешь отвесить мне саечку. За испуг.

ОЛЬГА

Не поняла?

МИТЯ (Признаётся.)

Когда я узрел на пороге вас двоих, ещё и с большой сумкой, грешным делом, подумал… хм…

ОЛЬГА (Догадавшись.)

Что мы решили воспользоваться твоей трёхдневной отлучкой? Стереотип дремучего холостяцкого мышления — налицо. Па, я тебе уже говорила, что не вожу сюда своих мальчиков.

МИТЯ (Уходя от скользкого.)

И всё-таки — откуда прикид? Хочется верить, не из похоронного бюро?

ОЛЬГА

И юмор у тебя тоже дремучий!.. Мать Глеба работает костюмером. На «Мосфильме». Дала напрокат. Между прочим, именно в нём год назад снимался Машков. Забыла название фильма.

МИТЯ

Это, безусловно, большая честь. Вот только… (Взмолившись.) Олька! Да я его и носить-то не умею!

ОЛЬГА

Ой, да чего там уметь?! Облачайся и запоминай: однобортный смокинг должен застёгиваться на одну пуговицу. Брюки для смокинга с ремнём не носят, так что в комплект входят подтяжки — их под жилетом не видно… Ну, чего стоим, кого ждём?

МИТЯ (Ошалев от напора.)

Может, ты дашь мне возможность переодеться в одиночестве?

ОЛЬГА (Фыркает.)

А то я тебя в трусах не видела?

Тем не менее дочь выходит из комнаты на кухню, и Митя начинает раздеваться.

 

1.59. КВАРТИРА МИТИ. КУХНЯ. ИНТ. ДЕНЬ.

Ольга моет кружку, ищет в шкафчиках чайные пакетики, сахар. Далее готовит чай для Глеба, который сидит за кухонным столом и продолжает расспрашивать Ольгу.

ГЛЕБ

А кроме Сирии, твой отец ещё в каких горячих точках был?

ОЛЬГА

В Афганистане, Ливии, Ираке, секторе Газа, Нигерии… Проще перечислить те, в которых он не был.

ГЛЕБ

Круто!.. А тебе за него не страшно?

ОЛЬГА (Хмурит брови.)

Вот с виду ты вроде производишь впечатление умного человека, но вопросы задаешь идиотские. Разумеется, страшно! Если б ты знал, в какие он переделки попадал! А в Ливии — и вовсе ранение получил. Между прочим, ему после той командировки медаль «За отвагу» вручили.

ГЛЕБ

Странно. Я специально Интернет мониторил, но ничего подобного о твоём отце мне не попадалось.

ОЛЬГА (Сердито.)

И не попадётся. Потому что когда какой-нибудь хороший сюжет по телеку выходит, все лавры достаются кому? Корреспонденту! А про операторов никто и не вспоминает… Кстати, о птичках. Пойду гляну, как он там. А ты давай по-быстрому чай пей! Минут через десять стартуем.

 

1.60. КВАРТИРА МИТИ. КОМНАТА. ИНТ. ДЕНЬ.

Ольга возвращается в комнату и… застывает на пороге в изумлении.

ОЛЬГА (Восхищённо.)

Ой! Папка! Какой же ты у меня!..

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Какой?

ОЛЬГА

Ну прям вылитый Джеймс Бонд! Стой так, не шевелись! Я за телефоном!

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Зачем?

ОЛЬГА

Селфи с тобой сделаю.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Может, не надо?

ОЛЬГА (Убеждённо.)

Ещё как надо! Я эту фотку в «Инстаграм» выложу. Пусть все знают, какой у меня клёвый родитель. А маман — она у меня в подписчиках — та просто в осадок выпадет…

Ольга выбегает в прихожую. А мы, интригуя зрителя, так и не показываем, сколь элегантен Митя в смокинге. Прибережём эту картинку для пражских эпизодов.

 

1.61. БОРТ САМОЛЁТА. БИЗНЕС-КЛАСС. ИНТ. ВЕЧЕР.

Элеонора и Митя летят бизнес-классом. Сейчас у неё в руке бокал красного вина, у него — виски. Со смешинками в глазах Элеонора переспрашивает:

ЭЛЯ

Вот прямо так и сказал?

МИТЯ (Кивает.)

Слово в слово. (Далее копирует голос и интонацию Медвежонка.) «А ведь я тебе всегда говорил, старик, что вы нас недооцениваете».

ЭЛЯ (Смеётся.)

Выходит, не только у нас, но и у них, в Европах, вечно всё делается через…

Далее оба хохочут, а отсмеявшись чокаются, выпивают.

ЭЛЯ

Дочка у тебя — просто красавица.

МИТЯ (Самодовольно.)

Ну так есть в кого!.. Кстати, помнится, примерно в таких же выражениях она отзывалась о тебе.

ЭЛЯ (Удивлённо.)

Да ладно? С чего вдруг?

МИТЯ

Рыбак рыбака… У вас характеры во многом схожие.

ЭЛЯ

Даже так? И в чём конкретно?

МИТЯ

Вы у меня обе такие… э-э… харАктерные.

Эля напрягается на оборот «у меня». И правильно делает, ибо далее Митя становится серьёзен и заговаривает уже с иной интонацией.

МИТЯ

Эля, я… Я давно собирался тебе сказать… Да всё случая подходящего не сыскивалось…

ЭЛЯ (Предостерегающе.)

Не надо, Митя. Очень тебя прошу! Иначе ты всё испортишь.

Митя собирается было возразить, но затем резко сдувается. Эля тем временем роется в сумочке, достаёт наушники.

ЭЛЯ

Давай-ка лучше доставай свой планшет. Посмотрим, что там за фильмы тебе дочка в дорогу закачала.

Митя покорно встаёт, достаёт из сумки планшет, садится, запускает.

МИТЯ

Ну, как скажешь. Спать так спать.

ЭЛЯ

Не поняла?

МИТЯ

Зная свою дочь, уверен, там нечто очередное дико заумное… Опять какой-нибудь Ларс фон Трипер.

ЭЛЯ (Хмыкнув.)

Триер!

МИТЯ

Ну да. А я как сказал?..

 

1.62. ЗИМНЯЯ ПРАГА. НАТ. ДЕНЬ.

Сменяют друг друга величавые, красивые виды заснеженной, рождественско-нарядной, праздничной Праги: Карлов мост, Вацлавская площадь, Староместская ратуша, Тынский храм, Пражский Град и т. п. Где-то картинка сугубо пейзажная, где-то с бредущим на фоне этих красот Митей.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

В аэропорту нас встретили и отвезли в отель. Церемония должна была состояться следующим вечером, так что почти на сутки мы с Элеонорой, согласно взаимной договорённости, разбежались… Уж не знаю, чем занималась она… Ну а я, накачавшись ночью в баре отеля, весь следующий световой день посвятил бесцельному шатанию по старушке Праге. Похмеляясь зимним воздухом и ароматами приближающегося Рождества.

 

1.63. ЗИМНЯЯ ПРАГА. ПИВНАЯ. ИНТ. ДЕНЬ.

Митя сидит в колоритной пражской пивнице. Пьёт пиво, закусывает чешскими утопенцами.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Правда, пройти мимо своей любимой пивницы «Два кота» всё равно не смог. Нанёс краткосрочный визит. Но держался в рамках, позволил только две кружечки. Потому как вечером предстояло соответствовать.

Ольга Быстрова


1.64. ПРАГА. ОТЕЛЬ. ХОЛЛ. ИНТ. ВЕЧЕР.

В роскошном холле отеля, утопая в креслах, сидят двое Митя (теперь мы видим его в смокинге, с бабочкой, но поскольку он сидит, мы ещё до конца не можем оценить, насколько он стильно смотрится) и чех Марек (сопровождающий; он возрастной человек, а потому неплохо говорит по-русски). На столике перед ними — чашечки с кофе. Эти двое продолжают разговор в ожидании Элеоноры.

МАРЕК

я бы так не сказал. Скорее наоборот. После событий Пражской весны выросло несколько поколений. Причём последнее уже устойчиво ассоциирует себя с Евросоюзом… Нынешней молодёжи нет никакого дела до того, что когда-то, по их меркам давным-давно, некие виртуальные русские задушили светлые идеалы свободы какой-то виртуальной ЧССР.

МИТЯ

Ну да, ну да. В принципе — оно логично. (Озабоченно смотрит на часы.) Опаздывает на 15 минут.

МАРЕК

Не волнуйтесь, Дмитрий. Хотя время начала церемонии строго зафиксировано, как правило, организаторы стараются затягивать, пока не прибудет последний номинант.

МИТЯ (Усмехнувшись.)

Хорошо, что Элеонора про это не в курсе. Не то…

Митя осекается, поскольку в эту секунду распахиваются створки лифта и из него выходит Элеонора. Такая, какой мы её до сих пор ещё не видели. Потрясающе красивая, в удивительно идущем ей платье, выгодно подчёркивающем фигуру, с новой укладкой волос, с небрежно наброшенной на руку шубкой. Элеонора идёт через холл, ловя на себе восторженные взгляды мужского пола постояльцев отеля и обслуги.

После секундного потрясения Митя подрывается ей навстречу.

ЭЛЯ (Удивлённо.)

Митя?! Это ты? Никогда тебя таким не видела!

МИТЯ

Вот прям с языка сняла. То же самое я хотел адресовать тебе.

ЭЛЯ (Улыбается.)

Тебе правда нравится?

МИТЯ

«Нравится» в данном случае абсолютно безликий глагол. Мне… Хм… Короче, «королева, мы в восхищении!» Вот только…

ЭЛЯ (Настораживается.)

Что?

МИТЯ

Разрез мог быть и побольше.

ЭЛЯ

Фу, балда! (Легонько шлёпает его по лбу.) Как сказал Кул, мы с тобой прилетели отстаивать престиж державы. А держава должна в тайне держать свои секреты!

К ним подходит Марек.

МАРЕК

Пани Элеонора! Я не знаю вашей позиции в части политкорректности в отношениях между полами. И всё же, рискуя нанести невольную обиду, хочу сказать, что вы — потрясающе красивая женщина.

ЭЛЯ

Спасибо, Марек. Я отношусь к тому старомодному типу женщин, которые воспринимают комплименты с благодарностью, а не как попытку сексуального домогательства. Да, и извините, что заставила вас ждать.

МАРЕК

Ничего страшного. Идёмте. Машина у самого входа, так что шубку можете просто накинуть на плечи. Вы позволите за вами поухаживать?

Марек делает попытку взять у Элеоноры шубку и помочь набросить её, но оную попытку решительно пресекает Митя.

МИТЯ

Прости, дружище, но на сегодняшний вечер эта дама ангажирована мной.

Марек понимающе кивает и первым идёт на выход. Митя помогает Элеоноре с шубкой, Эля шутливо кивает, берёт его под руку, и эта красивая парочка чинно выдвигается следом за Мареком.

 

1.65. ПРАГА. ТЕАТР. СЦЕНА. ИНТ. ВЕЧЕР.

На сцене, в лучах софитов у микрофона захлёбывается от восторга некая журналистка, только что получившая приз и букет за победу в какой-то номинации.

ЖУРНАЛИСТКА (Англ.)

О, мамочка, любимая, надеюсь, ты меня сейчас видишь?! (Машет призом-статуэткой.) Ещё мне хочется произнести слова благодарности в адрес генерального продюсера нашего канала Сэма Такера, линейного продюсера Ежи Волчански, исполнительного директора Мэри Силверсон, моего научного консультанта, доктора Хью Гэмпси…

 

1.66. ПРАГА. ТЕАТР. ЗАЛ. ИНТ. ВЕЧЕР.

Митя и Элеонора как будущие лауреаты сидят в одном из первых рядов. Митя наклоняется к уху Элеоноры, шепчет:

МИТЯ

Ты тоже в ответном слове будешь зачитывать всю штатную сетку директората?

ЭЛЯ

А почему сразу я? В конце концов, ты — мужчина. Вот и произнесешь своё веское мужское слово.

МИТЯ

Не, на нарушение субординации я пойти не могу. Ты замдиректора, это всё равно что замполит. А я — всего-навсего рядовой пехоты.

ЭЛЯ

А по-моему, ты — всего-навсего трусишка. Неужели трудно сказать пару слов? Да вон хотя бы тоже привет передать.

МИТЯ

Кому? Медвежонку?

ЭЛЯ

Балда! Дочке своей. Знаешь, как ей будет приятно?

МИТЯ

Не. Мы с Ольгой договорились, что я со сцены пальцы правой руки вот так сложу. (Показывает, как именно.) И она будет знать, что это — персонально ей привет.

ЭЛЯ

Детский сад, вот честное слово.

Камера отъезжает назад и фокусируется на мужчине, который сидит несколькими рядами выше и чуть правее от наших героев. У него интересное, волевое лицо, но при этом потухшие, очень грустные глаза. Мы делаем акцент на том, что мужчина почему-то наблюдает не за происходящим на сцене, а сосредоточил своё внимание на русских.

 

1.67. ПРАГА. АППАРАТНАЯ. ИНТ. ВЕЧЕР.

На ограниченном пространстве рябит в глазах от количества мониторов, на каждом из которых сейчас своей жизнью живёт разных ракурсов картинка из зала, где продолжается церемония. Рулящий за пультом оператор сверяется с бумажкой (сценарием) и, обернувшись, обращается к стоящему за спиной режиссёру трансляции.

ОПЕРАТОР (Англ.)

Следующая номинация — русские. Будем ретушировать их сюжет?

РЕЖИССЁР (Англ.)

На хрена?

ОПЕРАТОР

Там, по картинке, на заднем плане голова этой несчастной американки… на кол насаженная… А у нас прямой эфир, и возрастных ограничений мы не заявляли… Особо впечатлительные зрители могут обвинить в демонстрации сцен жестокости и насилия в прайм-тайм.

РЕЖИССЁР

Да пошли они! Этот ролик полгода болтается в Ютьюбе! Оставляй как есть. Разве что… на крупном плане головы перебивку на зал сделай.

ОПЕРАТОР (Пожимая плечами.)

Как скажете. Вы — босс, если что — вам и…

 

1.68. ПРАГА. ТЕАТР. СЦЕНА. ИНТ. ВЕЧЕР.

У микрофона двое ведущих. Из их уст грохочет по залу торжественное:

МУЖЧИНА-ВЕДУЩИЙ (Выдержав паузу.)

Dmitry Obrazoff and Helen Rozoff!

ЖЕНЩИНА-ВЕДУЩИЙ

RUSSIA!

 

1.69. ПРАГА. ТЕАТР. ЗАЛ. ИНТ. ВЕЧЕР.

Оба героя вздрагивают, переглядываются. Митя крестится, встаёт первым, галантно подавая руку Элеоноре. Они выбираются из ряда и идут на сцену под аплодисменты публики и торжественную музыку.

 

1.70. ПРАГА. АППАРАТНАЯ. ИНТ. ВЕЧЕР.

Режиссёр, следящий за ходом трансляции, на одном из мониторов видит картинку идущих к сцене лауреатов в ракурсе «со спины».

РЕЖИССЁР

Четвёртую камеру, живо!

Оператор, привыкший к приказам, быстро перекидывает картинку на другую камеру, и только потом интересуется:

ОПЕРАТОР

Зачем? Теперь всем видно, что у парня изрядно помялись фалды.

РЕЖИССЁР

Наплевать! Зато посмотри, какая у этой русской задница!

 

1.71. ПРАГА. ЗАЛ. СЦЕНА. ИНТ. ВЕЧЕР.

Митя и Эля уже получили свой приз и букеты. В данный момент Элеонора подошла к микрофону, чтобы произнести ответное слово. Митя остался стоять чуть сзади и сложил пальцы правой руки в обещанном Ольге жесте.

ЭЛЯ (Англ.)

От своего лица и от лица Дмитрия я хочу поблагодарить уважаемых членов Академии за столь высокую оценку нашей работы. Тем отраднее, что она оказалась независима от сложившихся на сегодняшний день политических конъюнктур… (Берёт маленькую паузу.) И ещё одно… Пользуясь предоставленной мне возможностью, я бы хотела попросить, от себя и от имени Дмитрия, всех, присутствующих в этом роскошном зале, встать и почтить память журналистки телеканала «Фокс Ньюз» Пруденс Мак-Ги. Героически погибшей летом этого года в Сирии, при исполнении профессиональных обязанностей.

Эти слова звучат из её уст столь неожиданно, что зал не сразу врубается в смысл. Но пару секунд спустя люди начинают вставать с мест. Постепенно поднимаются все, в зале воцаряется тишина. Мы же снова акцентируемся на мужчине из эпизода 1.66. Он стоит наравне с другими, вот только персонально у него сейчас натурально мученическое выражение лица.

А на расположенном на сцене гигантском экране-мониторе внезапно яркой вспышкой появляется улыбающееся лицо Пруденс. Увидев его, Митя и Элеонора цепенеют.

 

1.72. ПРАГА. АППАРАТНАЯ. ИНТ. ВЕЧЕР.

РЕЖИССЁР (Задумчиво.)

Всё-таки мой папаша был прав, когда говорил, что русские — они немного блаженные. Не от мира сего.

ОПЕРАТОР

Почему?

РЕЖИССЁР

Даже на этой ярмарке тщеславия они плачут искренне. По-настоящему… Дай лица крупнее! Ещё! Больше!

Оператор «надвигает» камеру, и на одном из мониторов мы видим крупный план – у Мити и у Эли в глазах стоят слёзы.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Позднее я поинтересовался у Элеоноры: готовила ли она речь заранее? По её словам, всё тогда вышло исключительно спонтанно. Чистой воды экспромт. И он же — попадание в десятку. На следующий день все ведущие мировые каналы показали сюжет о том, как русская журналистка поднимает полуторатысячный зал в память о погибшей американской коллеге.

 

1.73. ПРАГА. ЗАЛ ПРИЁМОВ. ФУРШЕТ. ИНТ. ВЕЧЕР.

Зал, арендованный для фуршета. Множество нарядных женщин, мужчин. Люди фланируют, выпивают, закусывают, раскланиваются. Всё вокруг мельтешит, гомонит. Откуда-то льётся живая музыка.

Митя и Элеонора стоят за одним из круглых столиков, на котором сейчас два бокала шампанского, сумочка Эли, а по центру приз-статуэтка (им вручили одну на двоих). Мимо проходит некий поддатенький журналист-иностранец, узнав наших героев, приветственно вскидывает кулачок, говорит что-то типа «О! Русские! Вы — супер!» Митя в ответ: «Спасибо, дружище! Мы тебя тоже любим!» Журналист идёт дальше, а Элеонора берёт свой бокал.

ЭЛЯ (Улыбнувшись.)

Ну что, выпьем за нас? Суперских?

МИТЯ (С интонацией Мымры.)

Прекрасный тост!

Чокаются, выпивают. Митя смотрит на статуэтку.

МИТЯ

Интересно, за сколько её можно загнать?

ЭЛЯ

Размечтался! По возвращении велено сдать её в «комнату славы».

МИТЯ

Понятно. Понты дороже денег… Если честно, я рассчитывал, что к этой штуковине будет прилагаться чек.

ЭЛЯ

Премия называется Honest journalism. А разве в наше время бывает честная, и чтоб за деньги?

МИТЯ

Хм… Я как-то об этом не…

Митя не успевает докончить фразу, поскольку к их столику подходит тот самый мужчина, который пристально наблюдал за ними в ходе церемонии награждения (далее их беседа ведётся на английском).

МАЙКЛ

Добрый вечер. Извините, я не помешаю?

ЭЛЯ (Улыбается.)

Добрый. Нет-нет, слушаем вас.

Митя молчит, вопросительно смотрит на подошедшего.

МАЙКЛ (С болью.)

Я бы хотел поговорить с вами о Пруденс.

ЭЛЯ (Встрепенувшись.)

Вы тоже знали Дэнс? Вы журналист?

МАЙКЛ (Кивает.)

Знал. Но я не журналист. Боюсь, это вас немного шокирует, но я — сотрудник ЦРУ.

МИТЯ (Обалдело.)

Оп-па! Хм… Лично я по вопросам вербовки принимаю только по утрам и только с похмелья.

ЭЛЯ (Мите, насмешливо.)

Тогда так и говори: ежеутренне. (Внимательно смотрит на мужчину.) А вас, случайно, зовут не Майкл?

МАЙКЛ

Да. Неужели… неужели Пруденс вам обо мне…?

ЭЛЯ

Рассказывала.

МАЙКЛ (Умоляюще.)

Вы не могли бы уделить мне немного времени? Только желательно не здесь. Здесь слишком шумно. Быть может, там? В холле?

ЭЛЯ (Берёт сумочку.)

Ну, хорошо. Пойдёмте.

МИТЯ (Суёт статуэтку в карман.)

Я вас догоню. Только бокалы обновлю.

Эля и Майкл идут на выход, а Митя направляется к официантам, заведующим выпивкой.

 

1.74. ПРАГА. ЗАЛ ПРИЁМОВ. ХОЛЛ. ИНТ. ВЕЧЕР.

Для разговора эти трое разместились в холле. Митя и Эля сидят вдвоём на кожаном диванчике. Напротив них, в кресле, — Майкл. Их разделяет маленький стеклянный столик. На нём стоят три стакана с виски, за которыми оперативно смотался Митя. Непростой разговор продолжается.

МАЙКЛ

Пруденс очень хорошо относилась к России. Кто знает — возможно, в том числе из-за вас двоих. В любом случае, я не мог понять её такую вот странную привязанность.

МИТЯ

А почему странную?

МАЙКЛ

Подавляющее большинство американцев всё-таки относится к России, к Путину скорее негативно. А персонально мне, в силу моей профессии… Э-э… не знаю, как это правильно сформулировать…

ЭЛЯ (Помогает ему.)

Мы поняли, Майкл. Не любить Россию вам положено по долгу службы?

МАЙКЛ

Да. Примерно так. (Отпивает из своего стакана.)

ЭЛЯ

Но вы же не хотите сказать, что именно по этой причине вы с Дэнс и расстались?

МАЙКЛ

О, нет! (Невесело усмехнувшись.) Русские — это так, всего лишь универсальный повод поругаться.

ЭЛЯ

А что тогда? Впрочем, если не хотите, можете не отвечать.

МАЙКЛ (Грустно.)

Дело в том, что я женат.

МИТЯ (Понимающе, русск.)

А! Тогда у матросов больше нет вопросов.

Майкл, не поняв смысла реплики, далее в разговоре сосредотачивается на Элеоноре.

МАЙКЛ

Со временем наши отношения зашли так далеко, что пришла пора как-то определяться. На одной чаше весов оказалась Пруденс, а на другой — жена, дети, карьера, дом… Поверьте, это был мучительный выбор.

ЭЛЯ (Грустно.)

Я верю.

МАЙКЛ

Мы окончательно расстались за пару месяцев до этой, как оказалось, последней её командировки. Причём я считал, что поступил абсолютно правильно. И оставался в этом убеждении вплоть до… до того страшного дня. (Снова пьёт.) Но когда я увидел ваш сюжет, то — как-то внезапно, вдруг — осознал, что совершил ужасную ошибку. Что за своими былыми правильными рассуждениями проморгал, упустил самое главное в своей жизни. (Понуро, после паузы.) И тогда я… всё рассказал жене.

Митя, который в эту секунду делал глоток, среагировал, поперхнувшись.

МИТЯ (Изумлённо.)

Зачем?!

МАЙКЛ

Я обманывал жену с живой Пруденс и не хотел начинать обманывать уже с мёртвой… Мне очень трудно вам это объяснить, но… Я не мог поступить иначе.

МИТЯ (Не без интереса.)

И что жена?

МАЙКЛ

Пытается как-то меня понять. Возможно… (Качает головой.) Нет, не знаю… Но на самом деле это уже неважно.

ЭЛЯ (Сочувственно.)

Почему?

МАЙКЛ (Горько.)

Потому что во всей этой истории самого себя я потерял. И, похоже, навсегда.

ЭЛЯ

Если вас это хоть немного утешит, Майкл, могу сказать, что Дэнс вспоминала о вас.

МАЙКЛ

Правда?

ЭЛЯ

Да. (Далее лжёт.) Она рассказывала, какой вы замечательный человек. И что она по-прежнему любит вас. А ещё — она уважала вас за ваш выбор. Потому что семья, дети — это было для Дэнс святое. Наверное, потому, что у неё самой никогда в жизни не было ни того, ни другого.

Майкл допивает свой стакан и далее заговаривает тихо, отрешённо, словно бы сам с собой.

МАЙКЛ

Я теперь постоянно возвращаюсь в прошлое и думаю о том, какой же я идиот… Я почему-то считал, что у нас, у всех, в запасе огромная куча времени. А значит когда-то, не сейчас — позже, при определённых благоприятных обстоятельствах, в другой обстановке, непременно возникнет шанс, появится возможность переиграть, начать сначала… Люди устроены так, что постоянно забывают про здесь и сейчас… Словом, я совсем упустил из виду самую очевидную из истин.

ЭЛЯ (Осторожно.)

И какую же?

МАЙКЛ

Жизнь порой заканчивается за соседним поворотом.

Последние несколько минут Элеонора не отрывала взгляда от Майкла. Сейчас она очень бледна, стакан в её руке немножечко подрагивает. Майкл встаёт.

МАЙКЛ

Извините, что отнял у вас время. (Виновато.) И, скорее всего, испортил праздничное настроение. Но, поверьте, мне очень нужно было поговорить с вами. С людьми, которые последними видели мою Пруденс живой.

МИТЯ (Невольно уточняет.)

Самым последним был Боб Ли.

МАЙКЛ (Ровно.)

Боб сошёл с ума. Его держат на принудительном лечении в одной из частных клиник Хьюстона.

ЭЛЯ (Вздрогнув.)

О господи!

МАЙКЛ

Ещё раз — извините. Всего доброго.

Майкл быстро уходит. Митя и Элеонора провожают его взглядами, затем какое-то время продолжают сидеть молча.

МИТЯ (Мрачно.)

В части испорченного настроения чёртов цээрушник абсолютно прав. Лично у меня нет никакого желания возвращаться туда.

Митя кивком головы показывает на ведущую в зал дверь, из-за которой приглушённо доносятся звуки музыки.

ЭЛЯ

У меня — тоже… Митя, поехали обратно, в отель?

МИТЯ

Хорошо. (Встаёт.) Побудь здесь, а я схожу разыщу Марека.

ЭЛЯ (Придерживает его за руку.)

Не нужно. Мы возьмём такси.

МИТЯ

Как скажешь…

 

1.75. ПРАГА. СТАРЫЙ ГОРОД. НАТ. ВЕЧЕР.

По заснеженному, красиво освещённому огнями центру города едет такси.

 

1.76. ТАКСИ. САЛОН. ИНТ. ВЕЧЕР.

Митя и Элеонора едут на заднем сиденье. Они молчат, каждый сейчас думает о чём-то своём.

 

1.77. ПРАГА. ОТЕЛЬ. ЭТАЖ. ИНТ. ВЕЧЕР.

Распахиваются створки лифта, из него выходят Митя и Элеонора (Митя несёт на согнутой руке её шубку и свою куртку). Они идут длинным коридором, останавливаются у двери номера, в котором поселилась Элеонора.

МИТЯ

Ну, спокойной ночи, госпожа Helen Rozoff. (Усмехнувшись.) Вот ведь уроды, даже имя правильно огласить не смогли… Встретимся в 8:30, за завтраком?

ЭЛЯ (Качает головой.)

Нет.

На лице Мити — удивление. Тем временем Элеонора достаёт из сумочки ключ, открывает дверь.

ЭЛЯ

Заходи.

Митя послушно зашагивает в номер. Следом — Эля, закрывая за собой дверь.

 

1.78. ПРАГА. ОТЕЛЬ. НОМЕР ЭЛЕОНОРЫ. ГОСТИНАЯ. ИНТ. ВЕЧЕР.

У Элеоноры шикарный, двухкомнатный номер. Так что Митя, войдя, восхищённо осматривается.

МИТЯ

Налоговый инспектор, кыш! Красиво жить не запретишь!

ЭЛЯ (В тон.)

А как ты хотел? Лопни, но держи фасон. Шкаф для верхней одежды — там!

Пока Митя вешает куртку и шубу, Элеонора первым делом проходит к музыкальному центру, включает, сканирует радиоэфир, остановив свой выбор на какой-то тихой джазовой музыке.

ЭЛЯ

С некоторых пор я не переношу тишины. Когда остаюсь одна — даже сплю с включённым радио.

Элеонора падает в кресло, снимает туфли на высоченном каблуке и с наслаждением вытягивает уставшие ноги.

ЭЛЯ

Выпьешь чего-нибудь?

МИТЯ

Угостишь — выпью.

ЭЛЯ (Указывает на бар.)

Себе выбери сам. А мне — красного сухого. Только немного.

Митя исполняет приказание. Один бокал он протягивает Элеоноре, а со своим садится на пол, на ковёр, возле её ног, на которые заставляет себя не смотреть — слишком уж манкие и родные.

МИТЯ

За что пьём?

ЭЛЯ (Грустно.)

Перефразируя Майкла — за «здесь и сейчас»!

МИТЯ

Принимается.

Они чокаются, выпивают сразу, до дна, после чего Элеонора, решившись, порывисто встаёт с кресла.

ЭЛЯ

Я — в душ. А ты — раздевайся.

МИТЯ (Вставая с пола, обалдело.)

Не понял?

ЭЛЯ (Усмехнувшись.)

Тебе очень идёт смокинг, Митя. Но, к сожалению, ты совершенно не умеешь его носить.

Митя в ступоре, так что и такого намёка не понимает.

ЭЛЯ (Вздохнув.)

О господи! (Обнимает его за шею и страстно целует.) А так? Понятно?!

МИТЯ (Притягивая её к себе.)

Теперь, кажется, да.

ЭЛЯ (Высвобождаясь из объятий.)

Ну, наконец-то.

Элеонора убегает в ванную комнату, оставляя дверь открытой. Вскоре слышится шум воды. Митя, переварив происходящее, снимает смокинг, жилет, рубашку.

ГОЛОС ЭЛИ (ЗК)

Иди сюда!

 

1.79. ПРАГА. ОТЕЛЬ. НОМЕР ЭЛЕОНОРЫ. ДУШ. ИНТ. ВЕЧЕР.

Глазами Мити мы видим, что платье, нижнее бельё небрежно брошены на кафельный пол. А сама Элеонора — голая, желанная стоит под струями воды.

ЭЛЯ

Мужчина, очнитесь! Вы очарованы!.. Залезай ко мне… Твою мать, Митя! Да снимай скорее свои чёртовы брюки!.. Иначе я сейчас вылезу и сама тебя изнасилую!

Анна Колесниченко


1.80. ПРАГА. ОТЕЛЬ. НОМЕР ЭЛЕОНОРЫ. СПАЛЬНЯ. ИНТ. УТРО.

Утро. Митя и Элеонора, обнявшись, спят, утомлённые постельными баталиями первой половины ночи. В соседней комнате по-прежнему негромко звучит радиомузыка из оставленного не выключенным музыкального центра. Митю вырывает из сна писк мобильника, сигнализирующего о прилетевшей эсэмэске. Он нехотя открывает глаза, не поворачивая головы нашаривает на прикроватной тумбочке телефон, роняя при этом на пол ночник. От этого грохота пробуждается и Элеонора.

ЭЛЯ (Не открывая глаз.)

Что это было?

МИТЯ (Виновато.)

Это мне эсэмэска прилетела.

ЭЛЯ

А более тихого сигнала оповещения у тебя в телефоне нет?

МИТЯ

Извини, не хотел тебя разбудить. (Смотрит на дисплей.) От Ольги. (Зачитывает вслух.) «Па! Я посмотрела. Ты был неотразим, а на пару с Элеонорой вы и вовсе смотрелись суперически. Не удивлюсь, если маман всю ночь пила валерьянку».

ЭЛЯ (Открыв глаза.)

Твоя дочь не просто красавица, но и умница… Сколько времени?

МИТЯ

Половина девятого. Пора шлёпать на завтрак.

ЭЛЯ (Блаженно потягиваясь.)

Не хочу. Вернее — не могу.

МИТЯ

Я тоже. Но подвосстановить жизненные силы было бы неплохо. Учитывая, в каком количестве ты их из меня этой ночью высосала.

ЭЛЯ (Как бы невинно.)

А разве оральный секс у нас тоже был?

МИТЯ (Как бы возмущённо.)

Элеонора Сергеевна! Как вы можете?! Такие вещи! Вслух! Фу!

ЭЛЯ (Игриво.)

А я ещё и не такие вещи. Могу.

Элеонора выбирается из-под одеяла, будучи абсолютно нагой, поднимает с пола халатик и облачается в него.

ЭЛЯ

Ладно, зануда. Так и быть. Пойду закажу завтрак в номер.

Элеонора проходит из спальни в холл. Митя слышит, как она набирает номер по телефону и обращается по-английски:

ГОЛОС ЭЛИ (ЗК)

Доброе утро. Будьте любезны: завтрак в номер 416… Да… Континентальный. И, пожалуйста, на две персоны… Спасибо.

Пару секунд спустя некая мелодия начинает звучать громче — это Элеонора, положив трубку, прибавила звук.

МИТЯ

Умоляю! Только не эту тему! Сделай, пожалуйста, потише!

Звук становится тише, Элеонора возвращается в спальню.

ЭЛЯ (Удивлённо.)

А что такое?

МИТЯ

У меня с этой песней связаны… негативные воспоминания.

ЭЛЯ (Заинтригованно.)

Ух ты! (Подсаживается на краешек кровати.) Расскажи?

МИТЯ

Не хочу.

ЭЛЯ

Ну, Митю-уша… (Суёт руку под одеяло, начинает его поглаживать.) Ну, хороший мой… Ну, расскажи?..

МИТЯ (Сдаётся.)

Ладно. Было это году эдак в 1997-м. Короче, тебя тогда ещё на свете не было.

ЭЛЯ (Хмыкнув.)

Мерси за комплимент.

МИТЯ

Я тогда впервые по работе попал в Штаты, в Индианаполис. И кор мой, Митька Кончаловский, тоже. Вот он мне как-то и говорит: «А пойдем посмотрим настоящий американский стриптиз?» Я отвечаю — ну пойдём.

ЭЛЯ (Фыркнув.)

Кто бы сомневался.

МИТЯ

Расспросили мы местных, где у них это дело и как добраться, взяли такси и покатили за город, в клуб… Приехали, заходим. Огромный зал и не менее огромное количество женщин, расхаживающих в трусах, чулках и туфлях на шпильке. Усадили нас за столик, принесли дринки. Потягиваем, осматриваемся. Тут появляется девица с внушительным бюстом и приветливо интересуется у меня: «Сэр, хотите, чтобы я для вас потанцевала?»

ЭЛЯ (Подхватывает.)

А наш Митюша, хоть пузыри и пускает, но всё равно отвечает гордо: «Руссо журналисто! Облико морале!»

МИТЯ

Нет. Наш Митюша, как дурак, отвечает: «Да. Наверное, хочу». Она мне: «Тогда суньте мне в чулок 20 долларов». Ну, сунул я бумажку куда велено.

ЭЛЯ

20 баксов за потанцевать? Да вы, батенька, гусар!

МИТЯ

Если ты постоянно будешь меня перебивать, не стану дальше рассказывать!

ЭЛЯ

Всё! Молчу!

МИТЯ

Тут невесть откуда появляется шкафообразный амбал и командует мне: «Сэр, заведите руки за спинку кресла». Я ему: «На хрена?» Он: «Я должен контролировать ваши руки. Чтобы вы их не распускали».

ЭЛЯ (Хохочет.)

Ой, не могу!

МИТЯ

Во-во. С Митькой точно такая же истерика приключилась. А мне не до смеха! Потому как идиотская ситуация. Ладно, убираю руки. Девица начинает танцевать, а потом вдруг садится на меня верхом и принимается шлепать своим бюстом по щекам. Митька хохочет, как гиппопотам, а я пытаюсь как-то уворачиваться. Неудобно, неловко от такого, блин, зоопарка…

ЭЛЯ (Смеётся.)

Да уж!

МИТЯ

Короче, всё это дело продолжалось минуты две. Потом девка с амбалом ушли, и я говорю: «Всё, Митька, хорош! Будем считать, что на стриптиз сходили». И мы поехали обратно, в гостиницу… И вот с тех пор я больше ни разу стриптиза не видел. Совсем. Никогда.

Элеонора начинает гладить Митю по голове, как ребёнка.

ЭЛЯ

Мой мальчик! У мальчика запущенная психотравма. (Далее – с интонацией миссис Бэрримор из «Собаки Баскервилей».) Сейчас Элеонора Сергеевна всё сделает. Мальчик поправится, станет большим, здоровым и красивым…

После этих слов Элеонора срывается в комнату, чтобы снова прибавить громкость, а затем, возвратившись в спальню, начинает весьма профессионально «играть в стриптиз». Зрелище, надо сказать, завораживающее. Митя очень быстро заводится, но, увы, до кульминации дело не доходит, поскольку в этот момент деликатно стучатся в дверь.

ЭЛЯ

Уважаемые зрители, по техническим причинам мы вынуждены прервать нашу трансляцию.

МИТЯ

Нет! Не смей! В жопу – завтрак!.. Да что ж такое-то?! Обломинго хуже, чем в Пиндосии!.. Эля! Это геноцид! Да даже в гестапо так не…

ЭЛЯ (Как бы назидательно.)

Первое слово дороже второго. Считайте, Дмитрий Андреевич, вы сами себя наказали.

Элеонора запахивает халатик поплотнее, затягивает кушачок и выходит из спальни. А Митя блаженно откидывается на подушки и широко улыбается. Сейчас он в состоянии эйфории. Он исключительно счастлив. 

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

После завтрака Элеонора спустилась на ресепшен и доплатила за услугу «поздний выезд». Мы перенесли к ней в номер мою сумку и отправились гулять по Праге…

 

1.81. ПРАГА. ОТЕЛЬ. НОМЕР ЭЛЕОНОРЫ. ГОСТИНАЯ. ИНТ. УТРО.

Митя и Элеонора в прихожей номера. Они уже почти одеты на выход. Митя помогает Эле облачиться в шубку, но какое-то неосторожное касание, прикосновение с чьей-то стороны, и вот уже, вспыхнув спичкой, на этих двоих накатывает очередная волна плотской страсти. И они, прямо здесь, начинают судорожно рвать друг с друга одежды…

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Ну… Скажем так… Некоторое время спустя… отправились…

 

1.82. ЗИМНЯЯ ПРАГА. НАТ. ДЕНЬ.

И снова, как и в эпизоде 1.58, сменяют друг друга величавые, красивые виды заснеженной,

рождественско-нарядной, праздничной Праги. Только теперь на фоне всех этих красот – Митя вдвоём с Элеонорой, которые ведут себя как юные влюблённые: то идут, держась за руки, то дурачатся, то играют в снежки, то целуются в укромных местах, а то и вовсе на людях, не замечая никого вокруг…

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

После возвращения из Дамаска я возненавидел своё почти физическое ощущение зависимости от чувств к Элеоноре. И поклялся поставить крест на всём, что связано с любовью, как со всепоглощающим собственничеством, так и с долгоиграющей эмоцией. Больно обжёгшийся, отныне я не хотел ни того, ни другого… Ну да… Кого и когда спасали клятвы? Вторая волна фронтовой любви, накрывшая нас в последние сутки пребывания в Праге, оказалась даже мощнее первой. Так что домой мы возвращались совершенно другими людьми…

 

1.83. САМОЛЁТ. БИЗНЕС-КЛАСС. ИНТ. ВЕЧЕР.

Наши герои возвращаются в Москву. В салоне бизнес-класса — приглушённый свет. Вымотавшаяся от бурных событий последних суток Элеонора спит, уютно устроившись у Мити на плече, при этом он одной рукой приобнимает её.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Теперь уже не только Эля, но и я стыдился посмотреть в глаза господина Розова. По счастью, Юрий Ильич не смог не только проводить, но и встретить супругу, прислав за ней в Шереметьево машину. А уже следующим вечером семейство Розовых улетело в Швейцарию — проводить зимние каникулы в собственном доме, где-то в Альпах.

Ольга Быстрова


1.84. МОСКВА. КВАРТИРА МИТИ. КУХНЯ. ИНТ. НОЧЬ.

Новогодняя ночь. Стоящий на кухне маленький телевизор транслирует праздничное шоу. Митя (он в новом свитере) сидит за скромным холостяцким столом, открывает бутылку шампанского. На столе, помимо прочего, планшет, на котором сейчас выведена фотография улыбающаяся, счастливая Элеонора на фоне некоего пражского пейзажа.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Я же встречал Новый год в гордом одиночестве. Так вышло, что в этот раз я получил к празднику всего два подарка, и оба — от Элеоноры. Это были: свитер, который она успела прикупить в Праге и вручила мне в виде свёртка в самолёте, взяв слово распаковать его в новогоднюю ночь. И — прилетевшая за пять минут до обращения президента эсэмэска. Слишком интимная, чтобы оглашать её вслух.

Телевизионное музыкальное шоу прерывается записью новогоднего обращения президента. Митя стреляет пробкой, наливает себе шампанское, чокается с изображением Элеоноры.

МИТЯ

Ну что, боевая подруга, самое время проводить старый год?! К слову, не самый плохой год в моей жизни. А всё благодаря тебе!

Митя выпивает, с нежностью смотрит на фотографию. А в телевизоре продолжает вещать с экрана президент.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Третий подарок подвалил с небольшим опозданием. Когда я вышел на работу, Кул снова вызвал меня и показал копию официального Указа о награждении, в солидном, многостраничном списке которого оказались и наши, с Элей, фамилии. А потом с придыханием поведал о том, что мы с ней включены в число тех избранных, кому награды Президент вручит лично. В Кремле.

На экране бьют куранты, звучит гимн. За окном, во дворе начинают взлетать-взрываться первые петарды и фейерверки.

ГОЛОС МИТИ (ЗК)

Вот только… Как наставлял старик Вергилий: «Бойтесь данайцев, дары приносящих!»

 

1.85. МОСКВА. КРЕМЛЬ. ПЕРВЫЙ КОРПУС. ЕКАТЕРИНИНСКИЙ ЗАЛ. ИНТ. ДЕНЬ.

Церемония вручения президентом Путиным государственных наград Российской Федерации и документов о присвоении почётных званий выдающимся россиянам и ряду иностранных граждан.

Панорамный пробег по убранству зала с дальнейшим сосредоточением на сидящих в зале (в первых рядах — лауреаты, включая Митю и Элю, далее почётные гости, среди которых Юрий Розов и Кул). Всё это дело сопровождается закадровым голосом президента, который традиционно открывает церемонию своей краткой речью.

ГОЛОС ПУТИНА (ЗК)

Сегодня в этом прекрасном зале Кремля на торжественной церемонии вручения государственных наград собрались те, кто посвятил России свои яркие победы, те, кто принёс ей славу и уважение. Сердечно приветствую всех вас!..

 

1.86. МОСКВА. КАФЕ. ИНТ. ВЕЧЕР.

В зале кафешки за одним из столиков сидят Ольга и Глеб. Они едят какой-то фаст-фуд, перед ними — планшет, по которому они смотрят онлайн-трансляцию церемонии.

ГЛЕБ

А это он кого сейчас награждает?

ОЛЬГА

Ну ты даёшь?! Это же Галина Волчек!

ГЛЕБ

Да? А она кто?

ОЛЬГА (Возмущённо.)

Ты что, с дуба рухнул? Великий режиссёр. Живой классик советского театра и кино!

ГЛЕБ (Пожимая плечами.)

А я советское кино не смотрю.

ОЛЬГА

Ну и дурак!

 

1.87. МОСКВА. КРЕМЛЬ. ПЕРВЫЙ КОРПУС. ЕКАТЕРИНИНСКИЙ ЗАЛ. ИНТ. ДЕНЬ.

В зале торжественно гремит узнаваемый тембр «голоса Кремля» – диктора Евгения Хорошевцева, объявляющего очередного орденоносца:

ГОЛОС ХОРОШЕВЦЕВА(ЗК)

Указом Президента Российской Федерации – Орденом Мужества – за отвагу и героизм, проявленные при выполнении профессионального долга – награждается тележурналист Дмитрий Андреевич Образцов.

Под звуки торжественной музыки Митя поднимается, проходит на «лобное место», где стоит Президент. Девушка выносит награду.

Президент «вешает» орден Мите (что-то коротко говорит, крепко жмёт руку). Митя встаёт рядом с Президентом для традиционного в таких случаях фото. После Президент жестом предлагает орденоносцу подойти к пюпитру и произнести ответное слово. Митя смущённо кивает и бредёт на указанное место.

МИТЯ

Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые коллеги… Хм… Большое спасибо… Служу России!

Далее он быстро выскальзывает из-за пюпитра, чтобы не спровоцировать продолжение своей речи.

ПУТИН (Улыбнувшись.)

Чётко и коротко. Сразу чувствуется армейская выправка.

По залу прокатывается реакция-смешок, а Митя вынужденно задерживается рядом с Президентом, потому как тот неожиданно произносит:

ПУТИН

Возможно, кто-то из присутствующих не в курсе, что это наша вторая с Дмитрием Андреевичем встреча здесь, в этом зале. Я очень хорошо помню, как… (Уточняет у Мити.) три года?..

МИТЯ

Четыре.

ПУТИН (Кивнув.)

как четыре года назад Дмитрий Андреевич, рискуя жизнью, более того — будучи раненым, продолжал свою работу в Ливии. Фактически на передовой. И… Это, конечно, моё личное, как человека, мнение, но я считаю Дмитрия Андреевича одним из лучших операторов на нашем, российском телевидении.

В зале активно аплодируют. Митя от смущения покрывается пятнами.

 

1.88. МОСКВА. КАФЕ. ИНТ. ВЕЧЕР.

В кафешке Ольга и Глеб продолжают смотреть трансляцию.

ГЛЕБ

Вау! Офигеть!!!

ОЛЬГА (Гордо.)

Теперь ты понял, дочь КАКОГО человека снисходит до общения с тобой?!

ГЛЕБ

Между прочим, после таких слов твой батя запросто может пойти к начальству и потребовать прибавку к зарплате. В двойном размере, как минимум!

ОЛЬГА (Перебивая Глеба)

О! Смотри! Элеонора пошла!..

 

1.89. МОСКВА. КРЕМЛЬ. ПЕРВЫЙ КОРПУС. ЕКАТЕРИНИНСКИЙ ЗАЛ. ИНТ. ДЕНЬ.

ЭЛЯ

Уважаемый Владимир Владимирович! Дорогие коллеги, друзья! От всей души благодарю вас за эту награду, хотя считаю, что она — незаслуженно высока. Поэтому воспринимаю её как аванс. И обязуюсь в будущем стараться доказывать в профессии, что я на самом деле её достойна.

ПУТИН (С улыбочкой.)

Элеонора Сергеевна! Уверяем вас — вы уже давно всем и всё доказали. Как говорится — с горочкой.

В зале реакция-хохоток.

ПУТИН

А если серьёзно… Признаюсь, не так часто мне выпадает честь вручать орден Мужества женщине. А уж тем более вручать за подвиг, свидетелем которого я, можно сказать, был почти лично… Как вам, должно быть, известно, я находился очень недалеко от того места, где разворачивались драматические события, когда известные вам силы планировали антиправительственный мятеж и масштабные теракты в отношении целого ряда руководителей стран, которые должны были собраться в Дамаске на международную конференцию… Слава богу, ситуацию тогда удалось вовремя купировать. Но, к сожалению, даже когда, кажется, предусмотрено всё, избежать потерь порой невозможно. И вот в этой сложной, совершенно непредсказуемой ситуации наши журналисты проявили себя как настоящие герои.

Речь прерывается аплодисментами. Президент пережидает.

ПУТИН

Вы все наверняка помните, как Элеонора Сергеевна, даже не успев переодеться… Когда кровь героически погибшего при защите наших журналистов сирийского офицера на её белом костюме ещё не успела высохнуть, нашла в себе силы и мужество продолжать свою работу… Чётко, лаконично, без надрыва… Ни один мускул на лице не дрогнул… Вот, что значит Профессионал с большой буквы… Мне когда первый раз материал показали… Ну, просто поразительное самообладание…

Анна Колесниченко


1.90. МОСКВА. КВАРТИРА МЕДВЕЖОНКА.СПАЛЬНЯ. ИНТ. ВЕЧЕР.

Медвежонок, облачённый в барский шлафрок, полулежит на кровати-сексодроме, опершись спиной на подушки. На босых ногах – тапочки-зайчики. В данный момент он тоже смотрит церемонию награждения, прикладываясь к бокалу с коньяком.

 

ГОЛОС ПУТИНА (ЗК)

И вот этот труд, этот, не побоюсь этого слова, героизм, не могли остаться без награды… Добавлю — абсолютно заслуженной награды… (В зале аплодисменты.)

В спальню заглядывает новый партнёр Бобкова (как выяснится далее – оператор с их телеканала). Парень – молодой, высокий, атлетически сложённый красавец. Этакий «а-ля Ален Делон». Он в спортивных штанах, с обнажённым торсом, в руке – гантель. Медвежонок убавляет звук, смотрит на парня вопросительно.

ПАРТНЁР (Чуть заискивающе.)

Пал Андреевич!

МЕДВЕЖОНОК (Томно.)

Для тебя — просто Поль.

ПАРТНЁР (Недоумённо.)

Как вы можете это смотреть?

МЕДВЕЖОНОК (Пожимает плечами.)

А почему нет? Я смотрю и размышляю о том, что моё истинное место — там!

ПАРТНЁР (Изумлённо.)

Как? Вы — с ними?! С… этими?!

МЕДВЕЖОНОК (Наигранно.)

Да-да, дружок… Просто ты не знаешь, что на самом деле тогда, в Дамаске, я вместе с ними, под теми же пулями… И даже более того… Но! Таких, как мы с тобой, в Кремль не приглашают.

ПАРТНЁР

А почему, Пал Андреевич? Ой, простите! Поль!

МЕДВЕЖОНОК (Картинно задумывается.)

Почему?.. Да потому что они нас боятся. Боятся нашей свободы, нашей продвинутости… Боятся того, что мы осмелились встать вровень с римскими патрициями. Да что там — с римскими богами! Понимаешь, дружок?

ПАРТНЁР (Смотрит влюблённо.)

Да, мой Зевс!

МЕДВЕЖОНОК (Снисходительно.)

В римской традиции, всё же — Юпитер… А теперь — ступай, голубчик, мне надо немного побыть одному.

ПАРТНЁР

Я тогда это… пойду ещё немного педали покручу?

МЕДВЕЖОНОК

Покрути, дружок, покрути. Только не переусердствуй… Сегодня у меня на тебя большие планы…

Парень выходит, Медвежонок возвращает звук на прежнюю громкость.

ГОЛОС ПУТИНА (ЗК)

Ни для кого из присутствующих не секрет, что Элеонора Сергеевна давно сделала успешную карьеру в тележурналистике…

 

1.91. МОСКВА. КРЕМЛЬ. ПЕРВЫЙ КОРПУС. ЕКАТЕРИНИНСКИЙ ЗАЛ. ИНТ. ДЕНЬ.

ПУТИН

и в соответствии со своим положением, вполне могла бы почивать на лаврах. А не работать, как говорят на журналистском жаргоне, с микрофоном на воздухе.

ЭЛЯ (Улыбнувшись.)

У нас говорят — «в поле».

ПУТИН

Вот, меня тут Элеонора Сергеевна поправляет. В поле. (В зале улыбочки, смешки.) Тем не менее, она по-прежнему выходит в это самое поле, пашет там (В зале смешки.), и тем самым показывает пример молодому поколению. А ведь Элеонора Сергеевна — не просто журналист, не просто заместитель директора федерального телеканала, она ещё и мать, и жена… (С лукавой усмешкой.) И давайте не будем забывать — чья жена! (В зале смех.) Вот, я вижу здесь, в зале, присутствует супруг…

Все взгляды (и присутствующих, и теле- и фотокамер) устремляются туда, где сидит Розов. Он нервно улыбается.

ПУТИН

И это — тоже такой, весьма показательный момент. Один из самых успешных бизнесменов нашей страны не запер жену дома, с детьми и борщом (В зале смешки.), не отправил куда-то на средиземноморскую виллу. А совершенно по-современному, как нормальный цивилизованный мужчина, с пониманием относится к тому, что его жена остаётся в любимой профессии: работает, летает в командировки, порой и в горячие точки… Знаете, Россию очень часто обвиняют в патриархальности: про права женщин нам рассказывают, про равноправие полов. Нам не надо про это «рассказывать»! Мы сами можем «рассказать» и, главное, показать! У нас женщин – и в госуправлении, и в силовых структурах, и в СМИ, и на производствах – не в пример больше, чем в иной «стране победившей демократии».

В зале оживление, смешки, аплодисменты…

 

1.92. МОСКВА. КРЕМЛЬ. ПЕРВЫЙ КОРПУС. ЕКАТЕРИНИНСКИЙ ЗАЛ. ИНТ. ДЕНЬ.

Праздничный фуршет в Екатерининском зале. Вышколенные официанты обносят гостей шампанским, стоящим на небольших подносах. Кто-то, типа узнаваемых деятелей культуры – чувствует себя свободно, а вот для награждённых и гостей из регионов – всё не слишком комфортно… Чуть вдали от основной массы людей стоят Митя, Элеонора, Розов и Кул. Митя читает прилетевшую ему эсэмэску, тогда как Кул, с бокалом в руке, продолжает восторженно разглагольствовать:

КУЛ

Успех, голуби мои! Безоговорочный успех! Первый и РТР стоят в сторонке и нервно курят! (Морщится в адрес Мити.) Господин лучший на российском телевидении оператор! Неужели даже в такой момент нельзя оставить в покое свои гаджеты?!

МИТЯ

Прощу прощения. (Убирает телефон.) Дочка написала.

РОЗОВ

Дочь — это святое.

ЭЛЯ

Поздравляет?

МИТЯ

Рекомендует воспользоваться моментом и попросить прибавку к жалованью.

КУЛ (Морщится.)

М-да… К сожалению, современная молодёжь — чересчур, зашкаливающе меркантильна. Всё, что их интересует в жизни, — это хайп, соцсети и потребление… Как вы считаете, Юрий Ильич?

РОЗОВ

Я считаю, что молодёжь — она разная. Но в данном конкретном случае думается… (Усмехается.) устами младенца глаголет истина…

В следующий момент Розов меняется в лице, делается сосредоточеннее и негромко сигнализирует:

РОЗОВ

Верховный! И, похоже, к нам!

Кул, вздрогнув, чуть не роняет бокал, оборачивается. В самом деле – к ним приближается Президент в сопровождении пресс-секретаря Пескова. Все четверо делают попытку приосаниться.

ПУТИН

Если не возражаете, присоединюсь? Буквально на минуточку? Хочу ещё раз поздравить…

КУЛ (Нервно.)

Конечно, Владимир Владимирович. Почтём за честь.

ПУТИН (Участливо.)

Как ваше здоровье, Александр Михайлович?

КУЛ

Да какое там здоровье… В моём-то возрасте?.. Вот, собираюсь потихонечку на покой… Пора. Давно пора молодым дорогу уступить.

ПУТИН (Усмехнувшись.)

Ну, если таким, как Элеонора Сергеевна, тогда конечно — грех не уступить.

К этому времени личные фотографы и телеоператор, ведущие в зале протокольную съемку, уже подтянулись к компании, рядом с которой остановился Президент. Так что дальнейший разговор идёт под частые вспышки и щелчки фототехники.

ЭЛЯ (Показно вздохнув.)

Увы, Владимир Владимирович. Помните, у Ильфа и Петрова? «Молодая была уже немолода».

ПУТИН (Мгновенно парирует.)

Но я помню и другую фразу из этого романа. (После интригующей паузы.) «Она вся такая воздушная, к поцелуям зовущая». (Розову.) Юрий Ильич, вы согласны, что это будто про вашу супругу написано?

Все вокруг, включая снимающих, дружно смеются.

РОЗОВ (Смущённо.)

Согласен, Владимир Владимирович.

ПУТИН

А вообще, я хотел бы поднять бокал за наших орденоносцев… (Тут же, в мгновение ока, перед президентом оказывается фужер с шампанским.) Дмитрий Андреевич, Элеонора Сергеевна! Огромное вам спасибо! И от всей нашей страны. И от меня лично… (Чокаются, пригубливают.) Не покривлю душой, если скажу, что ваш сложившийся тандем — одно из ярких событий на нашем телевидении. Очень гармонично вместе смотритесь, энергетика такая… сильная. Будет жаль, если мы больше не увидим на экране ваших новых совместных творческих работ.

КУЛ (Торопливо.)

Да-да, Владимир Владимирович, вы совершенно правы. Более того, мы, у себя на канале, как раз начали активно думать в этом направлении…

ПУТИН (Еле сдерживая улыбку.)

Это хорошо. Только, желательно… (Улыбается.) чтоб на этот раз обошлось без стрельбы и геройства… (Поясняет.) Правда, ребята, я всегда рад видеть вас на экране. Вот только… Всякий раз душа болит, когда видишь, как нашим людям порой приходится подвергаться смертельной опасности. Хотя и понимаю — работа у журналиста такая. Совсем без риска, к сожалению, невозможно. (Президент протягивает руку Мите, потом Элеоноре, Розову и Кулу). Ещё раз поздравляю. Вы реально – большие молодцы. Гордость.

Президент возобновляет обход, толпа снимающих выдвигается следом. Потрясённые Кул и Розов вопросительно переглядываются. Митя оборачивается к официанту.

МИТЯ

Дружище, а можно мне водочки?

РОЗОВ (Выдохнув.)

Пожалуй, я бы сейчас тоже…

МИТЯ

Дружище, два раза!

ЭЛЯ

Ну, тогда, пожалуй, и я.

Митя смотрит на Кула, который всё ещё не отошел от шока.

МИТЯ

Дружище! Чтоб лишний раз не гонять… Можешь просто бутылку принести?

Официант растерянно смотрит на компанию:

ОФИЦИАНТ (Шёпотом.)

Нет. Нет водки. Совсем. Это ж дневное мероприятие… И на ногах… Простите…

Митя и Розов обалдело переглядываются. На их лицах – изумление, граничащее с ужасом: «В Кремле! Нет! Водки!.. Дожили!»

Конец третьей части

 

(Окончание читайте 08.01.2020)

Историю создания сценария можно прочитать здесь.

 

 


© Фонтанка.Ру

Ольга Быстрова
Ольга Быстрова
Анна Колесниченко
Ольга Быстрова
Анна Колесниченко

ПОДЕЛИТЬСЯ

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Рассылка "Фонтанки": главное за день в вашей почте. По будним дням получайте дайджест самых интересных материалов и читайте в удобное время.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор