Авто Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

16:46 11.12.2019

Спорт

21.11.2019 10:16

«Волги», квартиры, партийная команда: как «Зенит» проживал победу в чемпионате страны 35 лет назад

21 ноября 1984 года «Зенит» впервые в истории городского футбола оформил золотые медали чемпионата страны. Уже через 5 лет ленинградская команда оформит еще одно достижение: вылетит из элитного дивизиона. События 35-летней давности отдел спорта «Фонтанки» вспоминает с чемпионом-84 Вячеславом Мельниковым, который сейчас работает тренером в школе №357 «Олимпийские надежды» и руководит сборной МРО «Северо-Запад».

«Волги», квартиры, партийная команда: как «Зенит» проживал победу в чемпионате страны 35 лет назад

Вячеслав Мельников (справа)// Науменков Николай/Фотохроника ТАСС

– Прошло 35 лет, наверное, сложно вспомнить детали. Поэтому спрошу вас больше про настроение. Вы знали, что станете чемпионами или поняли это только по ходу?

– «Зенит» Ленинграда никогда не являлся топовой командой. И сказать, что мы с самого начала боролись за чемпионство, будет не совсем верно. Как говорят «хороша ложка к обеду», так и у нас: от игры к игре мы двигались постепенно, не торопясь. К концу сезона мы были одними из лидеров. И вот когда мы проиграли московскому «Динамо» в финале кубка, появилась мысль, что мы можем побороться за чемпионство.

– Какие-то вещи уже перешли в разряд мифов. После проигрыша «Динамо», когда забивал Газзаев, действительно ли Садырин сказал: «Проиграли кубок, будем выигрывать чемпионат»?

– Из-за того, что все были расстроены, нужно было подбодрить ребят. Мы серьезно рассчитывали на кубок. «Динамо» по тем временам не был фаворитом в этом финале. А мы неплохо выступали в чемпионате. Мы и болельщики надеялись на то, что после долгого перерыва завоюем кубок. Не думаю, что Садырин вкладывал в эти слова смысл борьбы за чемпионства. Он скорее хотел напомнить, что у нас еще есть шанс проявить себя в чемпионате. После поражения хочется забыть о неудачах и дать волю  хорошей мечте.


– А вас сильно накачивали перед финалом кубка? Насколько я помню, это был рекордный выезд ленинградских болельщиков, порядка нескольких тысяч было в Москве. Представители ЛОМО приходили на базу, разговаривали с командой о том, что для советского Ленинграда обязательно нужна победа. Тем более был юбилей – 40 лет победы в Кубке СССР 1944 года.

– Это действительно было. Мы все знали, что юбилей. Руководству очень хотелось отметить этот юбилей завоевания кубка 1944 года. Накачка действительно была очень серьезная. В «Лужниках» наших болельщиков было больше, чем тех, которые переживали за московское «Динамо».

– Это до сих пор так.

– Мы серьезно готовились к этому матчу. Ответственность чувствовалась, «Динамо» поймало желание победить. Мастерство Газзаева никто не отрицает. Он был одним из тех, кто тащил команду. Желания у нас было много. Но уровень ответственности зашкаливал, поэтому не сумели проявить все свои лучшие качества в этой игре.

– Может быть, забылось спустя годы, но, думаю, профессиональный спортсмен запомнил это навсегда. Какие премиальные были за победу в Кубке?

– Про премиальные вообще у нас… Команда-то была…

– Наивная? Молодая?


– Партийная! Все играли за любовь к  футболу. По тем временам были доплаты чуть ли не в 80% команд. У нас, с этой точки зрения, была самая чистая команда. Когда мы заикались о дополнительных премиях, нам отвечали: «Забудьте». Никто партийный билет на стол выкладывать не хотел. Руководство действительно дорожило своим партийным билетом, и рисковать никто не планировал. Мы играли в первую очередь за кубок, за идею! Шутили между собой: «Мы за памятники играем». За город, за болельщиков.

– Насколько  я знаю, футболисты-шахтеры Донецка получали большие деньги в шахтах, оформленные как  горняки. У «Динамо» (Киев) премиальные за победу над «Зенитом» доходили до 400 рублей. Какая ставка была у вас в 1984 году? Вы же все были оформлены как слесари ЛОМО.

– Как спортивные инструкторы. Игроки основного состава получали 250 рублей и 10 рублей за мастера спорта. В зависимости от твоего занятого места по итогам сезона была доплата за каждый выигрыш, который был в чемпионате. Например, мы выиграли 10 игр по 60 рублей – ты получил одни премиальные; если занял первое место, то тебе к 60 доплатили примерно 160–200 рублей. Неплохая прибавка была за 1–3-е места. С 4-го по 6-е доплачивали по 50 рублей. Кто занимал место ниже десятого, тому ничего не доплачивали. И это все было завязано на том, сколько зрителей приходило на матч.

– Владимир Александрович Казаченок, светлая память, рассказывал мне, что еще в конце 1970-х выяснили, что победа «Зенита» при аншлаге влияет на производительность труда, поэтому платили.

– Есть такое. На это упор делали комментаторы: если команда хозяев выигрывала, то производительность повышалась. Что повышалась – это однозначно. С хорошим настроением люди шли выполнять свои производственные планы. Мы это почувствовали, когда выиграли чемпионат. Очередь стояла в коллективах, когда мы приезжали на производственное предприятие. С нами встречались, расспрашивали. Настолько люди были заинтересованы во встрече с любимыми футболистами. Позже нам стало тяжеловато после подобных встреч: это началось после награждения, передалось и в подготовительный период к следующему сезону. Мы чувствовали, что весь город переживает за нас. Они хотели встретиться с нами, пожелать удачи, поблагодарить за прошедший сезон. Это было приятно и в то же время утомительно. Пережить такую славу тяжело.

– Хорошо, что вы эту тему затронули, потому что я её знаю с другой стороны. В 2009 году приезжаю на Сосновское озеро купаться. Заходим в воду вместе с мужиком, а у меня есть татуировка на груди со стрелкой, и он, увидев её, говорит: «Ааа, «Зенит». Помню. Они заходили к нам на производство. Все золотые, все с гонором, стол накрыт, водочка льется. Ну и потом в следующем туре они аккуратно ложатся под соперника».

– Это уже 1985 год. Мне сложно сказать, насколько это было официальное мероприятие, про которое вспоминает твой товарищ по заплыву. Может, кто-то кого-то пригласил на вечеринку. Не могу на 100% согласиться, но какая-то истина в этом есть. Сложно все это переживалось... Но чтоб прямо перед началом чемпионата накрывали столы… В частных порядках может быть, но официальных таких посиделок не припомню, чтобы перед турами или между турами накрывали столы и с кем-то там праздновали. 

– Я хотел спросить про этот знаменитый эпизод с голом Желудкова Дасаеву. Вы сейчас работаете с молодежью, мягко скажем, успешно. Был ли в вашей карьере уже состоявшегося тренера эпизод, когда полузащитник реализовал с одной и той же точки гол вратарю?

– Такого в моей истории не было. Таких Желудковых не так часто увидишь. Подобных поставленных ударов с левой ноги на моей памяти нет. Тренировал многие команды, но такого не помню. 

– Желудков наш Месси?

– Это не легенда, это быль. С таким ударом я не встречал людей. Говорил вратарю: «Ты же знаешь, куда он бьет!»– тот отвечал: «Знаю». А все равно залетало.

– Это вопрос тренировки? Фантастический рельеф стопы? Почему так мяч летел? Я тоже знаю, что Дасаев был уверен, что отобьет второй.

– Это тренировка и дар. Как бы ты ни тренировался, если стопа не туда смотрит, ты так не пробьешь. Здесь нужен талант, помноженный на тренировки, лишь это дает такой эффект. Желудков тренировался с неплохим вратарем Мишей Бирюковым. Я не говорю, что Юра 100% забивал на тренировках, но забивал стабильно 7 из 10. 

– Вы 30 лет уже тренер. С вашей нынешней тренерской позиции, как вы воспринимаете сюжет, когда перед финишной прямой золотого сезона Садырин всех взял и увез в Сочи играть в волейбол на песке?

– Сейчас я великолепно отношусь к этому. Мы только что вернулись из Сочи и как раз обсуждали с Серегой Дмитриевым, с которым вместе тренировали сборную Северо-Запада 2003 года рождения: мол, вот как раз 35 лет назад в это же время мы с тобой были на том садыринском сборе. Сезон действительно очень длинный. Сейчас у ребят отпуск в июле, потом — с декабря. У нас летом отпусков не было, был достаточно плотный график и серьезные нагрузки. Важно отметить: у нас была научная бригада. Мы замеряли определенные показатели перед играми и после игр. Не помню, какие конкретные снимали замеры, но мы заезжали на базу за 3 дня перед игрой. Нам специалисты сказали, что для приличной концовки сезона нужно сбавить нагрузку, отвлечься от футбола, сменить направленность и надеяться на то, что футболисты как-то отойдут и станут более энергичны. В это время был перерыв между турами, и Павел Федорович согласился с научной бригадой и принял решение поехать в Сочи. В Сочи мы выходили на демонстрацию, посвященную Великой Октябрьской социалистической революции. Мы ходили с флагами, и нас озвучивали как «а вот выходят на площадь советские физкультурники». Была великолепная погода, Сочи подлечило нас немного. Мы и на дискотеки ходили. Если бы это все завершилось не так, как завершилось, то были бы разборы. Но поездка пошла нам на благо, и все про это забыли. 

– Сочинские дискотеки – это как? Бархатное, жигулевское и шампанское?

– Как пойдет. В то время и шампанское было неплохо.

– А что пили – брют или полусладкое?

– Полусладкое. Оно быстрее действовало. За всех отвечать не могу, каждый понимал, что есть остаток сезона, который нужно завершить на хорошем уровне. Каждый имел свое представление о нормах. 

– Сколько можно в граммах.

– Сколько можно в промиллях. Где-то были нарушения, часть не совсем правильно себя вела, но, как показала практика, все прокатило. 

– Я разговаривал со многими футболистами. С кем-то, кто побеждал 10-летиями, с кем-то, кто никогда не имел никаких шансов на победу. Вот вы такие счастливчики, выиграли золотые медали, вас в «Юбилейном» награждают. Приезжают премиальные «волги», вы начинаете обсуждать квартиры. Вы все близкие товарищи. Сейчас, спустя 35 лет, можно сказать – как многие повели себя в этот момент? Раздел материальных благ совершенно понятный жанр для советского спортсмена. Для вас эти блага выпали в первый раз. В ЦСКА, «Спартаке», «Динамо» люди были приучены. «Зенит» в этом плане был совершенно неопытной командой. Насколько искрило внутри коллектива?  

– В свое время один замечательный писатель говорил, что москвичей испортил квартирный вопрос. Какие-то осколки противоречий залетели и в наш коллектив. Со всех точек зрения это сложный процесс. Кто-то достоин, кто-то нет, кто-то больше сыграл, кто-то меньше. Это психология не только спортсменов, но и любого человека. Дали бы премию по 100 рублей каждому и по машине всем, по «жигулям». Команда есть команда. Но как-то так получилось, что одним дали квартиры, а другим обещали и забыли. Кому-то сразу, кому-то «подождите». И 1985–1986 годы не очень удачно пошли. В 1987-м это вылилось в письмо (имеется в виду письмо от футболистов «Зенита» против главного тренера Павла Садырина. — Прим. ред.). Я в 1986 году закончил, и эту концовку наблюдал лишь в прессе. Но факт остается фактом: атмосфера окончательно испортилась. 

– Это привело к городской катастрофе.

– Да. Сейчас руководство осознает и понимает, как в таких случаях поступать со спортсменами. У нас это все было впервые, поэтому шишек мы себе набили достаточно. Как показало время, медные трубы пройти сложнее, чем огонь и воду.

– Вам «Волга» досталась, да?

– Мне ничего не досталось. Очередь не дошла. Если бы в следующих сезонах мы боролись за первые места, то, может быть, это все бы и прошло, и все бы обещания были выполнены. Но пошли то проигрыши, то выигрыши. Начались скандалы, собрания с партийными руководителями дисциплинарного характера. Как только начало лихорадить, что кому-то там что-то обещали, так всё потихонечку и забыли. 

– Вам шестые «жигули» обещали или всё-таки «Волгу»?

– За чемпионство «Волгу». Точнее, право купить «Волгу» быстрее, а не стоять в очереди. 

– Я нигде не смог прочитать, почему вы закончили карьеру в 1986-м. 

– Так получилось. Это сейчас не смотрят в паспорт. А вот тогда я то травму получу, то перелом ребра в 1986-м. Долго начал восстанавливаться, и пришел к выводу, что пора заканчивать и уступать дорогу молодым. Кому было за 30, на тех уже искоса посматривали руководители. Травматичность повышена, восстанавливаешься уже не как молодой. Сейчас со всеми методиками восстановления, методиками тренировок можно играть и после 30 лет.

Сейчас у футболистов одноразовые тренировки. Для нас такой день был за отдых, так как в основном занимались двухразовыми тренировками несколько дней подряд. Потом день отдыха и снова двухразовые тренировки. Нынешнему поколению это и в кошмарном сне не снилось. Только потом выяснилось, что можно не бегать, сколько мы бегали. Но мы все это делали через работу, через пот. И восстанавливались в бане. Никаких гидромассажей. Поэтому все переносилось достаточно сложно. После 30 лет совпало так, что и руководство и я пришли к общему мнению – не будем дальше сотрудничать.

– У вас следующая публичная работа – это «Зенит» в начале 1990-х. А что вы делали с 1987-го? 

– Я поначалу работал при ЛОМО, потом поступил в Высшую школу тренеров в Москве. Два года учился, получал образование тренера.

– «Зенит» с 12 чемпионами в составе покидает элитный дивизион. И  при этом шансов там не было никаких, чтобы остаться. Понятно, что вы разговаривали с игроками. Прошли годы, вы много об этом думали. Есть ли у вас объяснение, почему это случилось?

– И пересекались, и разговаривали: отголоски этих спорных моментов из середины 1980-х никак не могли улечься, поэтому все шло хвостом остаточных явлений постчемпионских сезонов. И тренеров начали менять, а футболисты думали, что их не так тренируют, не так готовят. После увольнения Садырина началась свистопляска, футболисты сами по себе, тренерский состав тоже сам по себе. С ребятами встречались, но эту тему не затрагивали. Кто на что влиял – старались не говорить и не раскрывать. Потому что, может быть, кто-то и сам участвовал в этих интрижках.

– Вы в воскресенье оформили золото чемпионата России уже в статусе тренера сборной Северо-Запада. Расскажите читателям «Фонтанки», которые не следят за юношескими командами: что это за коллектив?

– Это сборная МРО «Северо-Запад». Сначала проходит предварительный турнир среди городов этого региона: Калининград, Псков, Петрозаводск, Мурманск, Архангельск, Ленинградская область, Санкт-Петербург. На турнирах я как тренер просматриваю футболистов и набираю в сборную юношей разных возрастов – 2002 – 2005 гг. Эта сборная отправляется уже на финальную стадию первенства России среди сборных команд МРО и субъектов Федерации. 

– Играете в Москве?

– Руководство РФС старается выбирать регионы, чтобы никто не играл дома. Стараются выбрать нейтральные территории. 2002 год рождения в сентябре играл в Костроме. Там мы заняли второе место. 2004 год рождения – в октябре в Нижегородской области, в поселке Изумрудный: далековато от цивилизации. Окончание футбольного сезона проходит в Сочи. И там мы в ноябре заняли первое место. Обыграли сборную Москвы. У нас было 10 человек из Академии ФК «Зенит», 5 человек – из школы «Зенит» Евгения Шейнина, 2 человека – из «Алмаз-Антея», и один – из «Алгоритма». 

Беседовал Федор Погорелов, «Фонтанка.ру»

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор