18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
11:29 26.04.2019

Город

10.04.2019 12:01

Постфутбольная буря в «Открытом пространстве». «Пилон» и «Метрострой» продолжают делить Яхтенный мост

От придуманного вице-губернатором Игорем Албиным «Открытого пространства» остался Яхтенный мост и суды. Светлого будущего не вышло, участники ассоциации спорят за миллионы.

Постфутбольная буря в «Открытом пространстве». «Пилон» и «Метрострой» продолжают делить Яхтенный мост

Светлана Холявчук/Интерпресс

Крупнейший городской мостостроитель «Пилон» под тяжестью банкротных исков пытается взыскать 335 млн рублей с «Метростроя», другого члена команды по сооружению Яхтенного моста. То, что долгое время воспринималось как курьезная история несостоявшейся дружбы, сейчас — вопрос выживания на рынке. 

Очередной раунд междоусобицы внутри «Открытого пространства», созданного специально для строительства переправы, «подарка Петербургу» к чемпионату мира по футболу, завершился в конце марта: дорожники не смогли в апелляции перезапустить судебное разбирательство по поводу якобы недоплаченных «Метростроем» в общий котел денег. Дело приостановлено, пока в параллельном процессе не решится вопрос — а с какой вообще стати именно «Пилон» выступает от имени всего клуба некогда единомышленников. «Открытое пространство» между тем де-факто закрыто. 

История о гражданской ответственности бизнеса, который от всей души и не мелочась подарил Петербургу пешеходный мост к стадиону, закончилась около года назад.  «Участники концессии» (это цитата, никакой «юридической» концессии в данном случае не было) задали студенческий вопрос: «Так, а кто не скидывался?». И тут же ответили: «Метрострой». Тогда же стало известно, что созданная под проект ассоциация «Открытое пространство» и, в частности, генподрядчик «Пилон» пойдут в суд, чтобы там получить недостающие 285 млн. 

«Фонтанка» подробно описывала историю создания Яхтенного моста. От модели государственно-частного партнерства и платного проезда город в итоге отказался, хотя в качестве потенциальных концессионеров называли ИК «Лидер» и британско-российскую  Spicer Oppenheim. В 2016 году Смольный предложил ведущим дорожным предприятиям сделать городу подарок к Кубку конфедераций, тем более что в бюджете на эти цели средств не было.  «Мы, крупнейшие строительные компании Петербурга, выражаем готовность осуществить строительство моста за счет собственных средств», – поднялись из окопа «Пилон», «Метрострой», «АБЗ-Дорстрой», «ВАД» и «Возрождение». Они собрались в Ассоциацию строителей по содействию развитию транспортной и спортивной инфраструктуры «Открытое пространство», которая выступила заказчиком работ. Подрядчиком выбрали «Пилон», и к весне 2017 года пешеходная переправа была достроена.





Еще в 2016 году на общем собрании члены «Открытого пространства» утвердили смету — примерно на 1,94 млрд рублей, из них 1,86 млрд — затраты непосредственно на строительство.  Поделили так: ЗАО «Метрострой» — 1,15 млрд, ЗАО «Пилон» — 426 млн, ЗАО «АБЗ-Дорстрой» — 171 млн, ЗАО «ВАД» — 109 млн и  ЗАО «Возрождение» — 55 млн. Уже в конце 2017 года все пересчитали и выяснили, что реально на работы потратили на 126 млн меньше. К тому времени полностью рассчитались «Возрождение» и «ВАД»; остальные недоплатили —  кто больше, кто меньше. Самая значительная недоимка — у «Метростроя», те самые 285 млн рублей. В апреле 2018 года «Пилон» заключил с ассоциацией договор цессии — то есть уступки права требования к ОАО «Метрострой», а летом обратился в суд. 285 млн выросли до 335 млн за счет процентов за пользование чужими денежными средствами.

«Метрострой» с самого начал утверждал, что ему не хватает документов, подтверждающих итоговую стоимость строительства, чтобы рассчитать долю своего участия. Но в суд осенью 2018 года он пошел не с этим — а с заявлением по поводу неправомерности договора цессии. С этого момента два процесса покатились параллельно, а в декабре сбылся страшный сон «Пилона»: арбитраж решил поставить его иск в зависимость от судьбы иска «Метростроя». Проще говоря, приостановил производство по 335 млн рублей, пока не станет ясно, имеет ли право вообще «Пилон» выступать от имени «Открытого пространства». 

Первая инстанция решила, что не имеет, аргументов много. Помимо специфики отношений внутри ассоциации, есть контракт между ней и «Пилоном». По нему все участники могут контролировать движение своих целевых взносов на отдельном счете. В случае с цессией компания может открыть новый счет, и целевое финансирование перестает быть таковым. Кроме того, возникла парадоксальная ситуация, при которой «Пилон» одновременно  является членом коллективного заказчика и подрядчиком. У компании есть задолженности перед «Открытым пространством» по взносам, а у «Открытого пространства» – перед компанией за выполненные работы. Ассоциация и «Пилон» все утрясли между собой, провели взаимозачеты — но это означает, что по долгам всего коллектива теперь просят заплатить только одного ее участника, «Метрострой». Не говоря уже о том, что сама смета устарела, а недоимки считают так,  будто она осталась прежней. 

Возможно, предвидя такой итог, «Пилон» пытался с самого начала оспорить приостановку производства по собственному иску — мол, все вопросы можно обсудить в рамках одного процесса. 25 марта суд отказал компании, а через 2 дня она угрюмо подала апелляцию на решение по поводу недействительности договора цессии. Заседание — 13 мая.

В этой истории важна не только фактура, но и контекст. Создание Яхтенного моста стало чем-то вроде пилотного проекта схемы «благотворительность вместо откатов». Еще в 2016 году вице-губернатор Игорь Албин предлагал создавать объединения наподобие «Открытого пространства», в рамках которых городские подрядчики реализовывали бы социальные проекты. «Если вы участвуете в этой АНО — ни одна живая душа не имеет права к вам подойти, — говорил чиновник. —  Вы не должны никому давать взятки. Вы городу создаете новые объекты. В таких условиях коррупция экономически невозможна». Неформально подразумевалось и иное. «Каждый по умолчанию знал, что в последующие годы, при объявлении миллиардных госконтрактов, мы будем находиться, так скажем, в зоне комфорта. И, вероятно, без работы исполнители ключевых заказов Смольного не останутся», — говорил в 2017-м собеседник «Фонтанки» из числа участников ассоциации

При этом невооруженным глазом видно, что большинство участников были обеспечены крупными «футбольными» заказами. «Метрострой» тянул зеленую линию метро к стадиону, «Пилон» строил мост Бетанкура и Пулковско-Дунайскую развязку,  «АБЗ-Дорстрой» и «ВАД» на двоих продлевали набережную Макарова.  Околофутбольная логика видна и в судебной хронологии. Возмущаться «Пилон» и ассоциация начали в феврале 2018 года, в суд иск пришел только в июле. Собеседники «Фонтанки» в транспортном блоке объясняют это тем, что  представители городской администрации попросили не давить на «Метрострой» перед чемпионатом мира и войти в его трудное положение — что и было сделано. Но за год пейзаж изменился,  представителей этих уже и в Смольном-то нет, так что никто ни с кем не расшаркивается. Налоговая пытается банкротить «Пилон», операции по банковским счетам ограничены, к компании подано исков как раз на 300 млн. В этой ситуации взыскание старых долгов остается для предприятия спасительной возможностью. 

«Мы неоднократно пытались решить вопрос погашения задолженности со стороны «Метростроя» путем переговоров с руководством компании, — рассказал «Фонтанке»  председатель совета директоров ЗАО «Пилон» Мевлуди Блиадзе. — Также рассчитывали на содействие города в лице профильного вице-губернатора в обсуждении этой проблемы, однако этого не последовало. Более того, после подачи иска нам было прямо заявлено, что город нас не поддержит. В условиях недофинансирования мы не могли себе позволить остановку работ ни на один день, так как это привело бы к невозможности выполнения своих обязательств по контракту, что в свою очередь привело бы к срыву проведения матчей чемпионата мира в Санкт-Петербурге». По словам Блиадзе, сумма в 335 млн для «Пилона» очень важна: «Для сравнения: задолженность «Метростроя» составляет ни много ни мало 3 месячных фонда оплаты труда группы компаний «Пилон» периода строительства Яхтенного моста», — уточнил он. 

Незадолго до открытия моста воодушевленные чиновники говорили, что намерены расширять «Открытое пространство», например, за счет компании «Орион плюс». Сейчас вспоминать об этих планах скорее неловко, и тот факт, что второй стороной спора является именно «Метрострой», лишь оттеняет ситуацию. События последнего года для предприятия сложились в хронику пикирующего бомбардировщика, куда вместились протесты рабочих, срывы сроков по трем строящимся линиям, скандалы с «Беговой» и «Новокрестовской», банкротные споры с налоговой и попытка разорвать контракты со стороны Смольного.  Прервать это пике удалось только у земли, но сколько продлится такой полет, пока сказать сложно.

«ВАД» на привилегии участникам «Открытого пространства», похоже, изначально не рассчитывал. Вскоре после сдачи моста компания снялась с насиженных за 23 года мест и сменила место прописки (и уплаты налогов) с Петербурга на Вологду. Надо учитывать, что доля города в портфеле заказов предприятия в последние годы была незначительной. В основном речь идет о лотах на ремонт дорог, в районе 1-1,5 млрд рублей ежегодно. В 2017-м году «ВАД» заключил контрактов на 190 млрд (из них на 139 млрд — реконструкция крымской трассы «Таврида»).  В 2018 году — на 43,5 млрд, из которых более половины получено от ФКУ Упрдор «Северо-Запад». Среди проектов – ремонт трассы «Сортавала», Р-21 «Кола», участков КАД, автодороги А-114 Вологда – Новая Ладога, А-181 «Скандинавия».

«АБЗ-Дорстрой», напротив, преимущественно городская компания и полагается на объекты петербургской адресной инвестиционной программы. В 2017 году компания подписала соглашений с Дирекцией транспортного строительства на 1,3 млрд, в 2018-м — почти на 3 млрд. В текущем году предприятие уже выиграло конкурс на строительство путепровода в рамках обхода Красного Села за 677 млн. Тем не менее в недавнем комментарии «Фонтанке» гендиректор компании Леонид Гиндин назвал ситуацию в дорожном строительстве города критической, заявив о том, что «компаний, которые могут качественно выполнять работы, в городе осталось не так много». Сейчас «АБЗ-Дорстрой» пытается выйти на стадию реализации концессионного соглашения с городом по строительству трамвайной сети из Купчино в Славянку.

Наименьший вклад сделало «Возрождение». Некоторое единодушие можно было рассмотреть в том, что после строительства Яхтенного моста компания отказалась от претензий по конкурсу на Оборонную улицу, которую получил как раз «АБЗ-Дорстрой». Однако 2018-й год для «Возрождения» в плане отношений со Смольным откровений не принес; объем заказов упал втрое, до 454 млн рублей, зато впервые за долгое время компания получила лоты на текущий ремонт дорог. Предприятие пошло в Ленобласть и в итоге даже нарастило совокупную стоимость контрактов, а в 2019 году после долгих злоключений «Возрождению» все же достался контракт на продолжение проспекта Ветеранов почти на миллиард. Владелец компании Игорь Букато рассказал «Фонтанке», что как горожанин не жалеет об участии в «Открытом пространстве», хотя «в итоге на этой истории заработали город и «Пилон», получивший без конкурса 2-миллиардный контракт с высокой рентабельностью». 

Сейчас сложно представить, что могло бы заставить живых и полуживых участников «Открытого пространства» взяться за какой-нибудь социально значимый проект. Кажется, не хватило бы даже нового мундиаля. Сама ассоциация числится действующей организацией с трогательной суммой активов — 1,9 млрд рублей на конец 2017 года (первая смета по мосту).  Директор «Открытого пространства» Руслан Зайцев сообщил «Фонтанке», что никакой деятельности оно сейчас не ведет.

Николай Кудин,
«Фонтанка.ру»

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор