Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
16:38 26.04.2019

Теракт в метро Петербурга. Суд. День второй. Трансляция

Московский окружной военный суд рассматривает дело 11 обвиняемых в подготовке подрыва петербургской подземки. «Фонтанка» ведет онлайн-трансляцию со второго заседания.

  • «Фонтанка» продолжит прямую трансляцию судебного заседания завтра, 4 апреля, в 11 часов. Спасибо, что были с нами.

    Хроника первого дня суда доступна по ссылке.

    Фото: Татьяна Ципуштанова

  • Судья после очередного тома  снова обратился к адвокатам, есть ли что спросить, но не дождался реакции и не вытерпел: «Прервёмся».

    Следующее заседание назначено на завтра, 4 апреля, на 11 часов. Предполагается, что это будет последнее заседание на этой неделе.

    Примерно до 15 апреля чаще двух раз в неделю суд собираться не рассчитывает.

    Сбавить обороты, подчеркнул судья Морозов, пришлось, чтобы дать адвокатам вчитаться в материалы. Желающих пригласили начать сразу после обеда.

  • Прокурор откуда-то снизу вынимает всё новые тома уголовного дела. Остаётся гадать, успеет ли она полностью отгородиться ими от зала или стопка рухнет.

  • Журналисты аккуратно выбираются из зала, но массового исхода нет. Адвокаты до сих пор не задали ни одного вопроса по материалам дела.

  • Тем временем в «аквариуме» один из подсудимых прижал к стеклу клочок бумаги с рукописным текстом. Непонятно, чьё внимание он пытался привлечь, но с учётом пристального взгляда на прессу, выглядело это подобием сигнала SOS. Отследить, куда делся листок, помешал своевременно подвинувшийся полицейский.

  • -... в Джа-нелидзе установлен диагноз..., - тем временем зачитывает прокурор, акцентируя первый слог и выделяя «а». За день она настолько освоилась в Северной столице, что сегодня в «Сенной» ударение ставит как петербурженка.

    Больше двух часов читать малопривычные медицинские термины она, конечно, подустала.

  • Бойцы ОМОН расслабленно устроились кто на креслах, кто ближе к подсудимым. Один из них не выдержал речитатива диагнозов и откинул голову на украшенную лепниной стену.

    Заснуть не позволил подсудимый, запросивший перерыв на обед.

    Судья Морозов, кажется, опешил.

    - Давайте до трёх часов поработаем, - обозначил перспективы он.

  • Рядом с прокурором выросли ещё пять-шесть объёмных томов. Она вернулась к травмам потерпевших.

  • После слов об осколочных ранениях и робкого «я не чувствовал боли» прокурор тоже как будто притихла, но всё же уточнила степень серьёзности травм: «Сомневались между средней и тяжёлой. Оставили среднюю».

     - И вы согласны?
    - Да, - безропотно признал Шушкевич. На этом его допрос окончен. Вместе с Ильминским он занял места в 1-м ряду со стороны потерпевших.

    И без того пустынная часть после перерыва не досчиталась девушки с цветными карандашами и альбомом.

  • Подсудимые замерли и не отрывают взгляд от седого, невысокого потерпевшего. Единственная из них женщина Шохиста Каримова прикрыла лицо рукой. Задавать вопросы они единогласно отказались.

  • Потерпевший Юрий Шушкевич 3 апреля 2017 года зашёл в третий вагон от головы, в первую дверь. Станцию вспомнить не смог, смущённо признался: «Растерялся».

    «Вспышка, взрывной волной всех свалило и дальше темнота. Очнулся уже, когда поезд подъехал к станции. Как-то так», - говорит он.

    С четырьмя осколочными он выбрался в проём двери - комплекция позволяла. Говорит, было много лежачих, пытался расширить проём - через окно убитых и раненых выносить не сподручно. На помощь, по его словам, пришёл машинист. Он же через какое-то время попросил уйти со станции, потому что возможен второй взрыв.

  • Валерий рассказывает, как в тот день он ехал с Апрашки, вошёл куда-то в середину вагона, сел. Следом зашла женщина, которой он уступил место.

    «Был хлопок, резко затормозили, потух свет. Тряхнуло и на меня все навалились», - рассказывает он. По его словам, было много дыма, дышать нечем, понимания происходящего не было.

    «Помог подняться бабушке какой-то, кому-то ещё, вылез в окно на "Техноложке" и ушёл домой», - говорит он.

     «Хлопок был, когда поезд уже отъехал от станции? - уточняет прокурор. - А до этого было всё спокойно?»

    «Ну да, женщины только тарахтели», - припомнил он.

    Тем вечером Валерию Валентиновичу вызвали скорую. Вред здоровью - средний.

  • Валерий начинает рассказывать, как пережил поездку 3 апреля. Он тогда ездил за формой охранника, выйти собирался на «Электросиле». От эпицентра взрыва его отделяли другие пассажиры.

    Воспоминания обрывает окончание перерыва, Валерий, хромая, уходит в зал. С него допрос и начинают.

  • Валерий Ильминский и Юрий Шушкевич в виновность 11 человек, которых усадили на скамью подсудимых, не верят. Говорят, на метро ездить не перестали, потому что в автобусе и трамвае от террористов тоже никто не застрахован.

    Фото: Татьяна Ципуштанова

    Оба собираюся подавать гражданские иски, но точную сумму пока не называют.

  • Тем временем, в углу у гардероба ждут допроса двое потерпевших. Задавать вопросы они просят погромче - спустя два года слух после контузии не восстановился.

    «Да кого они там похватали? Из Владимира, 7-9 классов образования, как они до этого додумались-то? А где организаторы?» - спрашивают мужчины.

    Каких заговорщиков обвиняют в теракте в петербургской подземке «Фонтанка» писала в материале «Дешево, сердито, семь классов образования».

  • Приставы вежливо напоминают, что съёмка запрещена до приговора, и учтиво направляют прессу к гардеробу. Без телекамер экскурсию в перерыве не предложили.

  • Впрочем, проблемой судья не проникся и посоветовал обсудить с адвокатами. Экспресс-беседу будут проводить на перерыве. Паузу взяли на 15 минут.

  • Судья просит проговаривать травмы чётче и обращается к подсудимым: «Вы всё понимаете? Мы сейчас заслушали протоколы с места, теперь оглашают заключения по потерпевшим».

    В «аквариуме» сначала ответили гулом. Слово взял один - кажется, старший из братьев Азимовых. По его словам, ни он, ни соседи по скамье с делом также знакомы не полностью. Из-за неких ограничений часть материалов, утверждает он, подписали не глядя.

    «Как не знакомы?» - удивился Морозов, видимо, вспомнив, что дело расследовалось до июля 2018 года, остальное время отводилось обвиняемым на изучение.

  • «Повреждения сетчатки глаз, комплекс повреждений с травмами печени, почек, сквозное ранение - тяжкий вред здоровью. Баротравмы с разрывом барабанных перепонок, снижение слуха - средний вред здоровью», - зачитывает Тихонова.

    У 18-летнего потерпевшего также средний вред:  минно-взрывная травма, сотрясение мозга, ожоги, из бедра хирурги вынимали инородные предметы.

    Баротравмы, снижение слуха, ожоги, травмы головы - самые частые последствия теракта. Также, по заключениям психиатров, у потерпевших наблюдаласьострая реакция на стресс, у некоторых развились фобии.

  • Сегодня подсудимых защищают восемь адвокатов. Из них полностью с объёмами дела справился только один защитник. Не исключено, что часть зачитываемого они слышат впервые.

    От протоколов осмотра, которые датированы 3 и 4 апреля 2017 года, прокурор перешла к медицинским заключениям.

  • Как следует из речи прокурора, пострадавший от взрыва вагон метро приобщили к делу в качестве вещественного доказательства. Он хранится в депо.

    Надежда Тихонова монотонно и с долгими паузами перечисляет документы, номера томов, страниц. Погрузиться в дрёму не даёт судья, периодически вклиниваясь с предложением задать вопросы. Вопросов нет, оглашение продолжается.

  • Рядом с прокурором Надеждой Тихоновой объёмная стопка. Со вздохом она начинает зачитывать выдержки: рапорт об обнаружении преступления, постановление о возбуждении уголовного дела, постановление об объединении в одно производство, протокол осмотра места происшествия с приложением в виде тревожной схемы, протокол осмотра тоннеля, тел и фрагментов тел погибших... фрагменты предполагаемого подрывника Джалилова.

    Подсудимые слушают без особого интереса. Больше внимания уделяют собравшимся в зале и листам А4, которые кочуют по «аквариуму».

  • Председательствующий судья отметил, что адвокаты не пренебрегают возможностью наверстать упущенное и ознакомиться с материалами уголовного дела.

    - Некоторые остались вчера после заседания, пришли сегодня раньше, - хвалит Морозов.

    Правда, адвокат Орехова расстроила. Ей осталось 70 томов, но ни вчера, ни сегодня за знакомством замечена не была.

    Откладывать заседание суд по-прежнему не намерен, но даёт послабление.  На следующей неделе запланированы два заседания, не раньше одиннадцати утра.

  • Судья Морозов называет ещё пять фамилий отказавшихся от участия, прибавляя «и так далее». Ещё одна потерпевшая письмом просит признать её гражданским истцом. Она пишет, что 3 апреля в вагоне поезда стала свидетелем смертей, могла погибнуть сама. Цена иска - 1 млн рублей. Суд приобщает гражданский иск к делу.

  • Немногочисленность потерпевших объясняется годовщиной теракта в метро. Те, кто был в зале накануне, сегодня предпочли почтить память погибших на панихиде, а не сидеть напротив «аквариума» с подсудимыми. Пятеро из них после первого заседания прислали просьбу рассмотреть дело без их участия.

    Пострадавшая в теракте 65-летняя Наталья Кириллова накануне рассказала «Фонтанке», что обвиняемые «с таким интересом нас рассматривали, даже пальцами тыкали, и смеялись и веселились».

  • Судья представляет нового переводчика. Он владеет таджикским. Гражданин этой страны Ортиков после короткой беседы его навыками доволен. Защита и прокурор против него не возражают. Вновь прибывшего предупреждают об  уголовной ответственности.

  • Зашла коллегия из трех судей с председательствующим Андреем Морозовым. Заседание открыто.

  • Потерпевших просят рассаживаться справа. Вчера из 112 человек пришли 14, сегодня их пока пятеро. На заседание снова пришла мать Махамадюсуфа Мирзаалимова.

  • Журналистов запустили в зал. Приставы вежливо предупредили, что адвокатам нужно ещё 5-10 минут на согласование позиции с подсудимыми.

  • Журналисты продолжают подтягиваться. Сейчас их около двадцати, собираются в коридоре. Пока коротают время за обсуждением вчерашнего заседания и гадают, сколько из 140 томов уголовного дела успели освоить адвокаты. В зал пока не приглашают.

    Фото: Татьяна Ципуштанова

  • Не все пережившие взрыв бомбы нашли в себе силы прийти на первое заседание суда, чтобы встретиться с обвиняемыми в теракте. Выжившие в теракте в петербургском метро рассказали «Фонтанке», как живут с этим два года

  • Здание Ленинградского окружного военного суда на второй день слушания. За десять минут до начала представители прессы его не осаждают. У входа и в коридоре суда свободно.

    Фото: Татьяна Ципуштанова

  • Петербург в день трагедии повел себя как герой. Вспомнить, что происходило в городе 3 апреля 2017 года, поможет лонгрид «Это ты Петербург».

  • В сегодняшнем заседании ожидаются допросы свидетелей обвинения.

  • Накануне, 2 апреля, представитель Гепрокуратуры описала организацию теракта. Метрополитен оценил ущерб от теракта в 108 млн рублей. Иск подсудимые не признали, потому что они категорически отрицают обвинение. Свое участие в деле считают подстроенным.

    Хронологию первого дня судебного заседания можно посмотреть здесь и здесь.

  • Процесс проходит в выездном режиме, в Ленинградском окружном военном суде на Кирочной улице в Петербурге. Кроме 11 обвиняемых, в деле будут участвовать 112 потерпевших - родственники погибших и получившие травмы при взрыве. Председательствует в коллегии судья Андрей Морозов.

  • Теракт на станции метро «Технологический институт» в Петербурге 3 апреля 2017 года унес жизни шестнадцати человек, в том числе предполагаемого смертника. 22-летний выходец из Киргизии Акбаржон Джалилов имел сторонников в двух столицах, считает Следственный комитет. На скамью подсудимых преимущественно попали земляки Джалилова. Они жили в съемных квартирах, подрабатывали в суши-ресторанах и, по мнению следствия, помогали в реализации теракта.

    После взрыва в метро Петербурга были задержаны Шохиста Каримова, Махамадюсуф Мирзаалимов, Дилмурод Муидинов, Сайфула Хакимов, Ибрагим Эрматов, Бахрам Эргашев, Аброр Азимов, Акрам Азимов, Мухамадюсуп Эрматов, Содик Ортиков, Азамжон Махмудов.