Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

14:23 25.05.2019

Особое мнение / Андрей Заостровцев

все авторы
22.03.2019 17:24

Лев Толстой и неуважение власти

В последние годы все чаще и чаще я пытаюсь наложить наш замечательный Уголовный кодекс на писания известных и выдающихся людей из российского прошлого. И все время у меня получаются закоренелые уголовники, подпадающие сразу под несколько его статей.

Не будем касаться даже политиков и революционеров. Возьмем писателей. Вот, к примеру, Лев Толстой. Занимает немало места в официальных школьных программах по литературе. Однако живи он сегодня, то давно бы уже осваивал суровую науку выживания в какой-нибудь исправительной колонии. Где бы его «исправляли», уча уважению к государству (у нас это еще называется «Родину любить»).

Повезло Толстому со временем. Огреб бы он сейчас по полной по ст. 148 УК за «оскорбление чувств верующих». Однако дело закончилось лишь отлучением мятежного графа от православной церкви, на что он написал «Ответ на определение Синода», где заявил: «Учение церкви есть теоретически коварная и вредная ложь, практически же собрание самых грубых суеверий и колдовства, скрывающее совершенно весь смысл христианского учения». 

Казалось бы, тут уж никаких оправданий кощуннику нет, куда уж там до него Pussy Riot! Так нет же, остался «нечестивец» на свободе. 

Ладно, скажут, это все его разборки с церковью, а где же государство? Хоть православная церковь тогда совершенно официально была чем-то вроде министерства идеологии, но доставалось от Толстого и государству напрямую. Причем любому государству и любой власти. 

Вот, например, великий писатель стравливает истинное христианство и государство: «Христианство в его истинном значении разрушает государство». И тут же: «Исповедание истинного христианства не только исключает возможность признания государства, но и разрушает его основы». Прилагал бы он эти свои высказывания только к западным демократиям, а истинное христианство видел бы в православии, то цены ему не было бы на нашем TV. Получал бы больше Соловьева и Киселева вместе взятых. Так ведь нет! Ко всем государствам эти слова относит, а истинное христианство полагает с любой церковью несовместимым. 

Далее все совсем плохо. Вот страшная фраза: «Государственные правители всегда стремятся привлечь наибольшее количество граждан к наибольшему участию во всех совершаемых ими и необходимых для них преступлений». Чем вам не нововведенное в Административный кодекс «явное неуважение» к государству? Сразу можно 100 тыс. с графа слупить. А то и на 15 суток посадить, поскольку, как убедимся далее, выражает он это неуважение куда более чем однократно. 

И все-таки полагаю и даже уверен, что административкой Толстой не отделался бы. 282-я УК по нему буквально плачет. И недавнее ее послабление ему не помогло бы, ибо он злостный и упорный «возбудитель ненависти». 

«Правительства, – согласно Толстому, – суть не только ненужные, но зловредные и в высшей степени безнравственные учреждения, в которых честный и уважающий себя человек не может и не должен участвовать…» А государственных людей обвиняет прямо в лицо и без разбора: «Все же вы, от секретарей суда до главного министра и царя, посредственные участники ежедневно совершаемых злодеяний…» Вполне можно квалифицировать как возбуждение ненависти к социальной группе. Тем более что подобных цитат можно подобрать великое множество. 

Светят Толстому и куда более серьезные статьи. Например, ст. 280.2 УК, где прописано «публичное оправдание терроризма» (если через СМИ, то до 5 лет). Возмутился однажды писатель казнями террористов и прямо заявил «правительственным людям», что они такие же. «Вы, правительственные люди, называете дела революционеров злодействами и великими преступлениями, но они ничего не делали и не делают такого, чего бы вы не делали, и не делали в несравненно большей степени. …Вы держите шпионов, обманываете, распространяете ложь в печати, и они делают то же; вы отбираете собственность людей посредством всякого рода насилия и по своему распоряжаетесь ею, и они делают то же самое; вы казните тех, кого считаете вредными, – и они делают то же».

Итак, правительственные люди у нас поставлены на одну доску с террористами («все, что вы можете привести в свое оправдание, они точно так же приведут в свое…»). Но этого мало: они хуже террористов. «Вы делаете много такого дурного, что они не делают: растрату народных богатств, приготовления к войнам и сами войны, покорение и угнетение чужих народов и многое другое». Нет никаких сомнений: ст. 280.2 УК Толстой более чем заслужил. 

Ну а для тех, у кого они все-таки остались, укажем еще и на то, что у него можно встретить не только «оправдание терроризма», но и «публичные призывы к терроризму». Как вам такое, например: «Рабство людей происходит от узаконений, узаконения же устанавливаются правительствами, и потому освобождение людей от рабства возможно только через уничтожение правительств». Да и 280-я заодно («Призывы к экстремистской деятельности»). В довесок.

Разумеется, Толстой предполагает «уничтожение правительства» без насилия: не участвовать, не платить налоги, не подчиняться. Разворачивает целую программу его саботажа в статье «Рабство нашего времени». Можно сказать, что расписывает этапы демонтажа государства. 

И как только наши власти еще не оградили школьников от Толстого? Ведь это же не что иное, как «доступ к вредной для детей информации». Вот прочитают у него, что «армия есть не что иное, как собрание дисциплинированных убийц», и как после этого патриотические чувства разогревать? Да и сами эти чувства, как известно, писатель не жаловал («патриотизм есть чувство неестественное, неразумное, вредное»). Посему оно должно быть «подавляемо и уничтожаемо всеми зависящими от разумных людей средствами». 

Вообразите, что вдруг какая-нибудь наивная учительница литературы задаст сочинение на дом на тему «Лев Толстой о государстве» (варианты: о церкви, о патриотизме, об армии). Если школьники постараются, то такое раскопают… И начнут испытывать к властям чувство «глубокого неуважения». Поэтому я все жду, когда же наше государство приравняет Толстого к порносайтам. 

Однако выход есть. Ради воспитания уважения к властям Толстого, конечно, надо строго-настрого запретить (такие предложения несколько лет назад уже звучали в Госдуме), а каждый школьный день начинать с молитвы государству. 

Прекрасные слова о нем есть у В. Сорокина в «Теллурии»:

«Высшее счастье человека – жизнь ради Совершенного Государства. Великое здание его состоит из нас. Мы – сияющие кирпичики его величия. Мы – соты, наполненные медом государственности. Мы – опора Государства. В каждом из нас поет энергия его мощи. В каждом живет идея Великого Совершенства. Каждый из нас готов на жертву во имя Государства. Плоть наша – основа его здания. Любовь наша – колонны его». И далее по тексту. Заучить наизусть и повторять каждый раз на первом уроке раз пять подряд. 

Да, еще вдогонку к инициативе сенатора Клишаса предлагаю всегда писать слово Государство именно так: с заглавной буквы. Научились же у нас писать таким образом слово «Президент». Причем только в определенных случаях. И попробуй какая учительница отметь как ошибку! Сразу под статью о неуважении попадет. Уважение – оно ведь важнее орфографии. Понимать надо!

И никакому Толстому на растерзание мы уважение к объекту нашего обожания не отдадим! Этот русофоб в Лондоне свою публицистику издавал. В России цензура не давала. И прочитали ее только в 1917 году. Не потому ли и революция вскоре назрела? 

Вывод ясен: от неуважения путь лежит к революционному брожению. Поскольку же Государство нам дороже любого Толстого, то выбор патриота не оставляет сомнения: Государству – все, Толстому – закон. О неуважении.

Андрей Заостровцев