18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
21:46 23.01.2019

Особое мнение / Константин Добрынин

все авторы
10.12.2018 11:55

Философия Алексеевой

Никогда её не знал лично. Поэтому мне сегодня проще, я не связан личными впечатлениями и могу рассуждать об этом явлении отстранённо. Людмилу Михайловну я изучал по её выступлениям и действиям.

Она заочно объяснила мне суть и содержание понятия "правозащитник", а заодно принципиальную, ключевую разницу между правозащитником и политиком. Разница в том, что политик борется за власть, и даже если он говорит, что за власть не борется, – это неправда. Каким бы политик ни был – люди для него ресурс в борьбе за власть. Причём борьба за сохранение власти со стороны тех, кто в ней уже оказался, процесс ничуть не менее жесткий, чем собственно путь к власти. За редкими исключениями, конечно, что только подтверждают правило.

Правозащитник же за власть не борется. Его работа – защита определенных норм и принципов, а люди – объект его защиты. Ресурсом являются сами нормы и принципы, равно, как и воля правозащитника. Настоящий правозащитник никогда не с властью и не с оппозицией, он живет и действует как бы в параллельной реальности.

Поэтому для того, чтобы понять философию Алексеевой, самое честное и, пожалуй, простое – это вспомнить то, что говорила она. Я приведу лишь пять тезисов-цитат, но и этого будет достаточно для портрета.

1. «Я не боролась за то, чтоб рухнул советский режим. Я боролась за то, чтоб люди знали свои права и умели их защищать».

Это правозащитная максима, которая близка мне ещё и как профессиональному защитнику – адвокату. Потому как основной проблемой нашей страны является как незнание законов, так и отсутствие уважения к самому закону как таковому. Закон может защитить только того, кто хочет и умеет защищаться. Но Россия, увы, так пока и не стала страной закона. Она является страной благодати, в ней превалируют категории совершенно иного порядка: от «справедливости» до «понятий».

Мы остались страной культа силы. Прав тот, кто сильнее, богаче, влиятельней. Прав всегда начальник. Это – наследие монархии и большевизма. Власть в России – это не столько закон, сколько порядок. Синий околышек полицейской фуражки в России точно важнее корешка подарочного издания Конституции, пылящегося в чиновных кабинетах.

2.«Большого террора сталинского времени у нас не будет. Но тем, кто попадет под этот каток, от этого не легче. (…). Нам необходимо создать школу обучения гражданских активистов «навыкам диссидентов»: как вести себя на допросах и при вызове на допрос, заранее выбирать адвокатов и знать, как найти адвоката, как вести себя, если пришли с обыском, и как сделать, чтобы обыск не навредил никому, кто вам доверился, как вести себя в местах заключения, на судах и так далее. Дай бог, чтобы все это никому из нас не понадобилось. А покамест: делай, что должно, и будь, что будет. В такой стране живем, такому народу принадлежим».

Здесь мыслью является то, что борьба за права человека всегда органично произрастает на собственной национальной почве. Совершенно бессмысленно призывать другие государства и правительства защитить нас, если мы не можем защитить себя сами.

3.«Я совсем не пессимистично смотрю на наше будущее. Я просто считаю, что откат от демократии на обратное движение, обратно к демократии, произойдет не в 2007-2008 годы, а лет через 10-12. Почему я так думаю? Потому что та демократия, которая у нас началась с перестройкой, давайте честно скажем, никто из нас эту свободу не завоевывал, она на нас свалилась как манна небесная».

Перед нами точно сформулированный принцип: за все в жизни надо платить. То, что достаётся бесплатно, никогда и никем не ценится. Мы потеряли и растратили значительную часть наших свобод, потому что получили их сверху, начиная с периода поздней перестройки, пальцем о палец не ударив, чтобы что-то сделать самим. Мы хорошо и обильно научились жаловаться на власть власти, но не научились бороться за себя. Мы всё время ждём, что нам кто-то что-то даст – Путин, Америка или бог.

4.«Кто сказал, что у нас обязательно будет украинский вариант? Мы совсем другая страна, и говорят, что, ах, на Украине была революция, а у нас нет. Погодите. То, что Украина пережила в прошлом году, у нас было в августе 1991 года. И дай бог украинцам, на нашем опыте они поумнели».

Это не значит, что мы должны быть врагами. Всякая война – это прежде всего состояние души. А представления о свободе распространяются на всех, независимо от национальности и географии. «За нашу и вашу свободу» – девиз, который максимально правильно описывает будущее наших отношений.

5.«Неважно, до чего ты дожил, важно, как ты прожил. Мне небезразлично, как будет жить моя страна, когда меня не станет. Я не ограничиваю свой кругозор своей жизнью».

Социалист Эдуард Бернштейн сказал по схожему поводу: «Цель ничто – движение всё». В этом смысле борьба за свободы и права человека – это процесс, который и есть результат. Осознание же этого тезиса очень помогает оставаться всю жизнь правозащитником и защитником вообще.

Приведённые выше пять тезисов уже могут быть развёрнуты в целостную философскую доктрину. 

Константин Добрынин