18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
01:07 20.10.2018

Город

01.08.2018 10:04

ОМОН и миллионные убытки: история ГУПа, который будет собирать миллиарды за мусор

МПБО-2 в суде отстоял право на 80-миллиардный госконтракт и возможность 10 лет собирать деньги за вывоз мусора в Петербурге по тарифу, предварительно в 2-3 раза выше нынешнего. «Фонтанка» рассказывает, как чиновники сформировали ГУП, которое станет центром мусорного бизнеса мегаполиса.

ОМОН и миллионные убытки: история ГУПа, который будет собирать миллиарды за мусор

скриншот с сайта youtube.com

Годовой объем мусорного рынка Петербурга сейчас оценивается в 13-15 миллиардов рублей, за контроль над ним с начала 1990-х борются чиновники, бизнес и криминалитет. Его постоянные участники уже давно миллиардеры и заслуженно носят звания «мусорных королей». В результате затеянного Смольным передела рынка происходит отсев. Кто останется на помойке главным?

В далеком 1965 году, когда советский космонавт Алексей Леонов совершал первый в истории человечества выход в открытый космос, в Ленинграде начали проектировать первый в СССР «Опытный завод по механизированной переработке бытовых отходов» (МПБО-1). В 1970 году предприятие на Волхонском шоссе, мощностью 400 тысяч кубометров в год, было введено в эксплуатацию. В 1975 году его мощность увеличили вдвое, но и её не хватало. Накануне перестройки началось проектирование нового завода — МПБО-2 в Янино. Построить и ввести в эксплуатацию первую его очередь, мощностью 600 тысяч кубометров в год, смогли лишь в 1994 году. А в 1995 году было зарегистрировано существующее ГУП СПб «МПБО-2».

После развала Советского Союза МПБО-1 по договору аренды предприятия с трудовым коллективом превратилось в ЗАО «Опытный завод МПБО», во главе с бизнесменом Юрием Лихачевым — бывшим сотрудником предприятия. Частное ЗАО контролировало мусороперерабатывающий завод и полигон твёрдых отходов в Новосёлках. А смольнинское ГУП – завод в Янино. И к середине «нулевых», судя по рассказам самого Лихачева, частный завод был успешнее государственного конкурента и перерабатывал до 90% мусора Петербурга и Ленобласти.

Как писала «Экогазета» в 2013 году, завод Лихачева в период рассвета «производил удивительное впечатление чего-то чуждого постсоветской разрухе и безалаберности. Столовая – с интерьером приличного кафе и ценами раз в пять ниже среднегородских; подсобные хозяйства, где выращивали и овощи и поросят; ухоженная, чистая территория; клумбы и экзотические кустарники; никакого запаха от тонн мусора, ежедневно перерабатываемых здесь; березовая роща, посаженная руками работников завода и служащая местом отдыха». Особенно ясно были видны все преимущества частной собственности, как рассказывали журналисты, на фоне городского мусороперерабатывающего завода в Янино – «над государственным унитарным предприятием стояла густая вонь гниющей органики, не было ни столовой, ни горячей воды, а рабочие получали в три раза меньше, чем у «кровососа-капиталиста».

Но идиллию нарушают и объясняют воспоминания других очевидцев. Например, исполнительный директор «ГИС Энерджи» Александр Яковлев  рассказал «Фонтанке», что на предприятии в «нулевые» много нарушений, которые позволяли экономить.

– Все, практически, – «черный нал», технологии утилизации не соблюдались, городом были выписаны предписания, которые не исполнялись, и так далее, – вспомнил он.

А бывший директор МПБО-2 Александр Засядь-Волк уверяет, что МПБО-1 был даже хуже развит, чем МПБО-2. 

– Это были частные руки, которые по максимуму извлекали выгоду и прибыль и разваливали это предприятие. Площадка была, и они её использовали, но ничего туда не вкладывали, -  считает он.

Завод регулярно посещали проверяющие органы, а формальным поводом для более активных действий Смольного стала реконструкция. До 2004 года по договоренностям с правительством Петербурга руководство МПБО-1 должно было модернизировать предприятие. Проект, как заявляли в ЗАО, был подготовлен еще в 1998 году, но так и не получил согласования Смольного и не пошёл в реализацию. И осенью 2005 года, на основании того, что реконструкция МПБО-1 не была произведена в обозначенные сроки, КУГИ расторг договор с предприятием на аренду недвижимости и оборудования, которые частично принадлежали городу. В 2006 году ЗАО лишилось и контракта на переработку отходов – вместо МПБО-1 его заключили с МПБО-2. 

Без контракта с городом ЗАО потеряло последнюю возможность взять кредиты на реконструкцию предприятия и оказалось в тупике. Рабочие перестали получать зарплату, а завод объявил бойкот приему мусора. В ответ губернатор Валентина Матвиенко обвинила Лихачева и ЗАО в «некорректном поведении, связанном с попыткой диктата властям города», а на площадки МПБО-1 приехали представители жилищного комитета во главе с тогдашним председателем Юнисом Лукмановым и сотрудники ОМОН.

– Лукманов как смелый человек, наверное, по согласованию с Сергеем Полукеевым (тогда – вице-губернатором) просто осуществил силовое понуждение к освобождению площадки от частной структуры и передачи его под управление ГУП «МПБО-2», – предположил Яковлев.

А Новоселки и Волхонка стали филиалами смольнинского МПБО-2, руководить предприятием стал грузинский предприниматель Юрий Орджоникидзе, а охраной всех объектов завода и его постоянными подрядчиками стали компании, принадлежащие Александру Ебралидзе. 

На фоне передела рынка интерес к сфере начали проявлять, по неофициальной информации 47News, структуры ПТК в лице гендиректора организации Юрия Антонова, а к ЗАО якобы присматривался влиятельный бизнесмен Владимир Барсуков (Кумарин). Но в Смольном анонсировали зачистку и создание некоммерческой структуры, призванной взять на себя управленческие функции оператора по перевозке, поставке и переработке мусора. Спустя 10 лет, в 2018 году эта идея оформилась государством в единого регионального мусорного оператора. 

Повторения ситуации, которая привела к появлению неудобного «частного конкурента», в Смольном больше не допустили, и, когда один из двух конкурсов по выбору мусорного оператора на половину городских районов попыталась оспорить в суде «дочка» «Автопарка № 1 «Спецтранс» Анатолия Язева, добились через суд снятия всех претензий. Сегодня у МПБО-2 есть чуть больше 4 месяцев и карт-бланш заключить договоры с производителями, перевозчиками и переработчиками отходов, а также с ТСЖ и УК, и начать с 1 января 2019 года работу в качестве единого регионального оператора.

В июле стало известно, что в правительстве Петербурга вместе с МПБО-2 посчитали единый тариф на вывоз и утилизацию твердых коммунальных отходов (ТКО), сборы которого напрямую будут идти оператору. Судя по полученным «Фонтанкой» данным, строчка за эти услуги в квитанциях петербуржцев может стать весомее в 2–3 раза. И если семья из четырех человек, проживающих в двухкомнатной квартире площадью 50 квадратных метров сейчас платит 185 рублей в месяц, то по новым правилам она будет отдавать уже 571 рубль. Сильнее других ощутят нововведение большие семьи и обитатели маленьких квартир. 

 

Готов ли завод

Открытые данные не позволяют назвать МПБО-2 успешным и абсолютно готовым к новому статусу предприятием.  В мае 2016 года завод возглавил Александр Зотов. До этого он был заместителем руководителя ГУПа Александра Засядь-Волка. При двух Александрах в конце 2015 года финансы завода показали минус 80 миллионов рублей. А в 2016 году убыток достиг 238 млн рублей. В 2017 — 45 млн. А выручка с 2015 года (891 млн) упала вдвое (382 млн).

В 2017 году сайт 47news рассказывал о письме коллектива предприятия, в котором был крик о помощи – авторы рассказывали о хронических задержках заработной платы, невыплате премий и бедственном положении завода. А также о 200-миллионом кредите, якобы взятом руководством завода под залог имущества предприятия. На заводе это опровергали.

Подготовка к новому статусу регионального оператора внешнему наблюдателю пока не очень заметна. Масштабной покупки техники или её аренды на госзакупках не видно, а на HeadHunter в июле были вывешены две вакансии —  юрисконсульта и системного администратора. И это несмотря на то, что эксперты оценивали, что только для заключения договоров предприятию нужны будут сотни новых сотрудников.

Не идет, как говорят игроки рынка, и заключение договоров с ТСЖ и УК— по вышеназванным причинам, вероятно, делать это пока просто некому. «Ничего нет. Я не вижу никакой активности», – отметил председатель петербургской «Ассоциации управляющих и эксплуатационных организаций в жилищной сфере» Евгений Пургин. 

В комитете по благоустройству Смольного, подшефным предприятием которого является МПБО-2, призывают подождать. «На заводе МПБО-2 будут расширены существующие и созданы новые подразделения – соответствующий проект организационной структуры и штатного расписания уже готов. В ближайшее время он будет утвержден, и начнется набор новых сотрудников,» – отметили в пресс-службе.

А на вопрос про технику намекнули, что она может не понадобиться по закону: «региональный оператор осуществляет сбор, транспортирование, обработку, утилизацию, обезвреживание, захоронение твердых коммунальных отходов «самостоятельно и (или) с привлечением операторов по обращению с твердыми коммунальными отходами». И заключение договора сейчас готовится. По словам игроков рынка, он может быть заключен со «Спецтрансом» семьи Язевых. На них сейчас приходится основной объем перевозки ТБО – они обслуживают государственный и большую часть негосударственного жилищного фонда города, и ломать эту систему одномоментно было бы опасно. Совладелец семейного предприятия Константин Язев отказался общаться с «Фонтанкой» на тему МПБО-2, сославшись на занятость. 

Учитывая темпы и оставшееся время, Пургин отметил, что срок запуска с нового года может быть еще смещен — ранее вступление в силу закона неоднократно откладывали. Но чиновники настроены оптимистично.

«Датой перехода на новую систему определено 1 января 2019, данная федеральная норма является действующей», – ответили на сомнения «Фонтанки» в комитете. 

Илья Казаков, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор