18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
12:37 19.10.2018

Особое мнение / Евгений Вышенков

все авторы
17.07.2018 17:06

На задержание Дрыманова

«Черную метку» Генпрокуратура и ФСБ прислали ему еще полгода назад. Выборы президента и ЧМ поставили решение на паузу. И ровно через два года после Максименко, генерала Дрыманова берут. Это еще не нокаут, но дело за «белым полотенцем» лидера.

К 2016 году, то есть через пятилетку после назначения на пост руководителя СКР, Александр Бастрыкин стал первым силовиком в медиаполе. Он воспринимался российским народом как абсолютный защитник угнетенных и попавших в беду. Даже не надо шерстить поисковики, можно опираться на ощущения – если где-то у нас порой пострадал ребенок, значит, Александр Иванович объявится и покарает. Пусть наотмашь, но это уже процессуальные нюансы, перевариваемые его подчиненными. Если пожар с жертвами, то – на плаху строем. И людям издревле это нравится. Безусловно, голос его яркого пресс-секретаря Владимира Маркина – половина успеха. 

Все меняется ровно два года назад. Это как чемпион впервые пропускает удар и, еще не успев удивиться наглости соперника, касается коленом ковра ринга.

То случилось с 18 на 19 июля 2016 года. ФСБ пришла за самым влиятельным после Бастрыкина человеком в Следственном комитете страны – Михаилом Максименко. На его петербургский взлет уже обращала внимание «Фонтанка», на рынке деликатных услуг даже удивлялись, насколько он недооценивает себя. Но дело тут не в эпической истории самого знаменитого вора в законе Шакро Молодого, по которой Михаила Ивановича и взяли. Это формальная сторона вопроса, поэтому уйдем от перечисления большинства ее известных серий. Вспомним лишь, что заодно в тот же день арестовали заместителя главы СК по Москве Никандрова.  

Принятие решения по персонам такого уровня – уровень директора ФСБ Бортникова. А так как «Фонтанка» еще тогда поговорила с непосредственными участниками мероприятий, то до сих пор убеждена, что Александра Бастрыкина в курс не поставили. Читай, передали привет именно ему. Серьезные силовики уже давно устали обсуждать, что мнение ФСБ по Бастрыкину поддерживает Генеральная прокуратура. То есть уже двое. Что касается МВД, то, конечно, это ведомство кратно масштабней, но вне игры. При всем уважении, здесь оно – пехота.

Если вновь перенести смыслы на аналог ринга, то непобедимому Бастрыкину дважды пробили, но с его весовой категорией он дважды и очухался. В таких случаях судья все равно должен начинать отсчеты. Третий нокдаун пришел в конце сентября – в день официального ухода Владимира Маркина. Кстати, если за раунд спортсмен трижды плывет с широко расплывшимися зрачками, то бой останавливают. Но в данном контексте у рефери свой резон, и он не стал торопиться.

Чтобы не уходить в мир конспирологии, пытаясь понять, отчего ФСБ и Генпрокуратура так взъелись, нужно вспомнить лишь базовое правило любой правильной спецслужбы. В отличие от МВД, надзора и так далее, что обязаны работать по факту преступления, Госбезопасность имеет свои виды на все, что происходит вокруг. Главное – если фигура, контролирующая систему координат, лояльна, а значит, хороша. И наоборот. А «реализация» информации всегда рентабельна или нет, согласно пункту первому. Если же говорить о конкретных причинах, то объем мнений экспертов противоположен сумме полезной в них информации.   

Заметим, что Александр Бастрыкин по-своему расценил агрессию. Другой бы пошел на примирение, но к концу 2016 года только совсем бездельник в следственных комитетах и управлениях ФСБ России не говорил о видеосовещании главы СКР c региональными руководителями ведомства, где он объявил Максименко и Никандрова чуть ли не военнопленными. Ну и закончил речь в стиле «Победа будет за нами». Похвально, но «Фонтанка» предполагает, что ролик посмотрели и директор ФСБ, и генеральный прокурор Чайка.

Ясно, что первые силовики могут формировать мнение президента только фактами, а лучше всего подкрепленными в суде. Они же не пьют с ним чай по субботам в Ново-Огарево (этот сюжет для знатных фамилий). Так что далее началась позиционная война, в процессе которой Максименко прилетали новые эпизоды. Так уж вышло, что корни их тоже были питерские, но мы сегодня не о них. 

В апреле этого года Максименко получил тринадцать по взяткам. Но в конце января этого года произошло еще одно событие. На очередном суде по теме того же Шакро прокурор в присутствии журналистов обвинил Дрыманова в том, что он также участвовал в коррупционной схеме вместе со своим заместителем Никандровым. То есть по безусловному согласованию с начальством публично предупредил через прессу Бастрыкина – отдай начальника СК Москвы, а то уронишь. Но Александр Иванович ведь отлично понимает, что роняют его.  

– В деле лишь имеются указания, что материалы в отношении Дрыманова 3 ноября 2017 года были выделены в отдельное производство и направлены для проведения проверки в Следственный комитет. Учитывая, что никаких сообщений о привлечении к ответственности столь высокопоставленного лица в СМИ не было, а все возможные процессуальные сроки уже прошли, можно предполагать, что в возбуждении уголовного дела было отказано, -  заявил на это адвокат Максименко Андрей Гривцов.

По информации «Фонтанки», действительно, в ноябре 2017 года на этих материалах Владимир Путин оставил безупречную по своему двойному смыслу резолюцию: «Т. Бастрыкин, прошу дать процессуальную оценку…». А так как менять статус таких, как Дрыманов, входит в компетенцию только Александра Бастрыкина, то эти материалы легли на его стол. 

Тогда же Дрыманов публично парирует выпад гособвинителя в свой адрес. Он говорит, что у ФСБ нет другого выхода, так как они доложили на самый верх.  

По данным «Фонтанки», инициаторы пытались узнать, как идет процессуальная оценка. Все же система устроена так, что не предполагает прихода директора ФСБ или генпрокурора к лидеру с жалобой – мол, Владимир Владимирович, Александр Иванович саботирует ваше указание.

Да и время наступает неудачное для новостей такого рода: готовимся к выборам президента, выбираем, готовимся к ЧМ, проводим. В этот период силовикам даже было не рекомендовано реализовывать что-нибудь значимое, разве что только реагировать на внезапные уголовные ситуации.

В мае этого года Дрыманов все же уходит с поста. При таких отношениях между ведомствами это не может быть торгом «он исчезает, а ФСБ снимает вопросы». Поэтому 16 июля уже бывшего главу столичного СК задерживают по обвинению во взятках в продолжение все той же цепочки – Шакро – Никандров – Максименко. 

Это очередной нокдаун. Причем нехороший. Когда боксер вроде встает, но только и ждет гонга. К тому же «Фонтанке» известно, что на Лубянке еще есть в запасе  новые комбинации. Например, новые обвинения Максименко, продолжающие раскрывать глубину проблем в СКР.   

Так что, если в крупную клетку – примерно так идет борьба за решение Владимира Путина по поводу уже не такого всесильного Александра Бастрыкина, но все еще остающегося старостой курса в бытность учебы лидера в Санкт-Петербургском университете. 

Либо избиение продолжится, либо на ринг вылетит белое полотенце. 

 Евгений Вышенков, «Фонтанка.ру»