18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
17:29 18.10.2018

Особое мнение / Андрей Заостровцев

все авторы
08.05.2018 18:28

Бесплановая шестилетка и 2024

В еще не столь давнюю историческую эпоху российский народ жил плановыми пятилетками. Потом все пошло не по планам, а по реформам. Но и они приказали долго жить. И с 2012 года настала пора шестилеток. Выйдет ли она за пределы 2024 года? Это, конечно, фундаментальный вопрос, на который в ближайшие годы предстоит ответить Кремлю. К нему мы подойдем, но он не исключает и другие - более мелкие, но и более насущные.

Когда-то канцлер Горчаков заявил, что внешняя политика есть лишь младшая сестра политики внутренней. Однако в прошедшую шестилетку младшая сестра явно переросла старшую: Украиной оно началось, Сирией продолжилось и «скрипалями» завершилось (пока). На этом фоне постоянно присутствовала проблема санкций и, заодно, контрсанкций. При этом есть непреходящее ощущение, что все прошедшие за 6 лет события – лишь увертюра, кульминация спектакля еще впереди.

Ни шагу назад!

Это народное имя знаменитого сталинского приказа не может не стать руководящей директивой внешнеполитической линии Кремля. Наивные мечтатели полагают, что Россия вдруг развернется на 180 градусов, как Ким Чен Ын, и пойдет на разрядку. Как бы не так! Это Ким Чен Ыну можно все, ибо он и народ – это одно тело. Сказали умереть – значит, умереть, сказали разрядка – значит, разрядка. А вот Кремлю еще далеко до такой гармонии душ.

В результате любое отступление от завоеванных позиций будет сочтено внутри страны как слабость, народ разочаруется, а западнически ориентированная элита, на время притихшая, этим может воспользоваться. До сих пор шли от победы к победе: Крымнаш, восток Украины вроде непонятно чей («настамнет»), но точно не украинский. Следовательно, тоже вроде как наш. В Сирии друг Асад расширил контролируемую территорию в разы. И, главное, глобальная политика США в горячих точках все время натыкается на Россию. Вот, например, Бразилия. По населению больше, по территории – не маленькая, по объему ВВП не столь уж далеко позади, а кто о ней вспоминает в этих точках? Правильно, никто!

В России же народ – имперский. Хлебом не корми, а дай что-нибудь завоевать или хотя бы просто Штатам где-нибудь нагадить. Компенсаторный эффект сработает, и про хлеб если и не забудут, то не станут из-за него слишком сильно переживать. Зато мы… Дальше подставьте что-нибудь из наших эффектных вторжений во внешний мир по собственному вкусу. 

В то же время как только где-то нас окоротят (Крымская война – в XIX веке, Японская и Афганская – в XX веке), то тут же вспоминают и про потерянный хлеб, и про многое другое. Горе проигравшему! Поэтому грядущие шесть лет Кремлю придется держаться на занятых рубежах. 

При этом события могут разворачиваться и совершенно незапланированные. Вот самый свежий пример – Армения. В Кремле совсем обалдели от успехов в борьбе с внутренней оппозицией и просчитались. Чего стоило этого самого Саргсяна на какого-нибудь другого «нашего сукина сына» заменить. Мало ли их в обойме! Так нет, надо было именно его под соусом премьер-министра (вместо президента) пропихивать. И облом получился. Теперь же и вариант нового «сукина сына» вроде как не катит. 

Держать же Армению Кремлю надо любой ценой. Конечно, не ценой термоядерной войны, но если что будет и далее в нехорошую сторону там развиваться, то плевать на возможные новые санкции. Мы дружественный народ Армении от хищного Запада спасаем, во всяких там таможенных и прочих союзах страну удерживаем, вот почему и страдаем. Все за благородство и бескорыстие наше. Народ российский проникнется и поймет. 

В то же время Армения – это не завоевание, это удержание. Для пущего эффекта в грядущую шестилетку очень желательно где-то вперед продвинуться. Скажем, на выборах в какой-нибудь стране лояльную к нам партию в правящие продвинуть или такого же президента поставить. И обратиться: народ, видите, мир все более под нашу дудку танцует! Правоту нашу признает!

На внутреннем фронте без перемен

Точнее, перемены будут. Но в рамках утвердившегося порядка, а не в виде какого-нибудь смещения к сислибовским мечтам. Власть-собственность нерушима, а следовательно, никаких там вам верховенств права, независимых судов и прочих буржуазных благоглупостей. Бизнес как давили, так и будем давить: силовики на вершине пищевой цепочки, а частник – в ее основании. Но надо и о народе подумать.

Во-первых, пенсионный возраст повышаем. Давно, кстати, надо было. Еще в самом начале нулевых, когда о накопительных пенсиях заговорили. Теперь время упущено. Для того, чтобы на пенсию можно было жить, а не существовать, пенсионный возраст надо поднять лет до 70. Что для мужчин, что для женщин. Плюс разом отменить всякие там льготные категории. Менее радикальный вариант медленно загибающуюся пенсионную систему не спасет. И большой экономии не принесет.

Во-вторых, налоги. О них уже писал ранее на «Фонтанке». К написанному можно добавить про повышение акцизов, но тут палка о двух концах. Если на  махорку вряд ли перейдут, то самогоноварению у нас еще не разучились. 

В-третьих, гонка за «тенью». Где-то минимум 20% трудоспособного и не учащегося населения не пополняют казну. Будут делаться разного рода попытки их из тени вытащить. Скорее всего, безуспешно. Так, в похожей ситуации белорусский лидер ввел налог на «тунеядство». Он напоминает средневековую подушную подать: раз живешь – плати! Но пока больших успехов не достигнуто. 

Вроде все? Да нет. Про контрсанкции забыли. Чем меньше допустим «оттуда», тем выше будут цены и прибыли у тех, кто «отсюда». Значит, и налоговые поступления вырастут. Типично меркантилистская политика (Кольбер, XVII век, Франция). Устраняем внешнюю конкуренцию, за счет этого создаем монополистов, а с них больше «стрижем». Про качество забудем; оно ведь для потребителей важно, а не для пополнения казны. 

С санкциями большая неопределенность. Вот только США тронули «Русал», как тут же задний ход дали. И сразу же стоимость его акций вверх поползла, а цены на алюминий на мировых рынках упали. Трамп обещал прислушаться к Меркель и Макрону касательно интересов сотрудничающих с «Русалом» немецких и французских компаний. Интересные люди, эти европейцы. Хотят выиграть войну с Россией, не потеряв при этом ни одного евроцента. 

И все же тренд наметился: очевидно, что в целом облегчения санкций не будет, а ужесточение – вероятно. Вот сейчас вроде бы нефть взлетела к 75 долларам за баррель, а рубль – не крепнет. И что будет, если это потолок нефтяных цен или около того? Есть перспектива, что США в ближайшие 2 – 3 года полностью прекратят импорт нефти. Своей более чем хватает, и не дороже она импортной. И куда тогда приткнуть все то, что они покупали? Китай вряд ли все это «проглотит».

Экономические планы на шестилетку мешают, однако, строить не столько цены на нефть, сколько ситуация с санкциями. Цены на нефть колебались всегда, а санкции – это что-то относительно новое (после завершения Афганской войны). И стоит совпасть каким-нибудь новым санкциям с движением вниз нефтяных цен, то придется туго. Олигархи с помощью государства как-нибудь беду переживут, а для прочих наступят разгрузочные дни.

Проблема 2024

Вот это действительно проблема проблем. Во-первых, что делать с этой поганой буржуазной Конституцией? Содрал ее в свое время Шахрай с тамошних образцов, а теперь она – как шило в заднице. Временным выходом может быть чрезвычайное положение: все, Родина в опасности, выборы не проводятся. В свое время парагвайский диктатор Стреснер именно так и поступал. Как надвигались выборы, он объявлял чрезвычайное положение. Однажды Че Гевара со своими повстанцами очень помог – предлог дал отличный. Но, по большому счету, не солидно все это! Нужно какое-то куда более основательное решение.

Во-вторых, Владимир Владимирович не может уйти от власти, пока жив. Значит, надо искать какой-то оригинальный выход. Армянский вариант с переходом от президента к премьер-министру с расширенными полномочиями не катит. Не ново. Царь всея Руси? По факту так и есть, но вот закрепить как династический принцип? «Отсутствующие» дочки для этого закрепления плохо подходят.

В-третьих, изменить Конституцию. Все, что там про два срока (подряд или не подряд – значения уже иметь не будет), убрать. Желательно провести на референдуме годика этак за два до… Одновременно референдум станет присягой на лояльность. И не надо пышных царских титулов. Жизнь далее сама все расставить по местам. 

"Система, завязанная на первое лицо, нестабильна, − говорят демократы, − нужна сменяемость власти". При этом не уточняют, кому нужна. В России народ не видит в сменяемости панацеи. Более того, таковая расценивается им чуть ли не как хаос какой-то. Выясните его мнение о вечно падающих итальянских правительствах. 

В России власть сакральна, а сакральность не делится на 5, 7, 9 или сколько там единиц. Другое дело, когда само первое лицо не кажется достойным столь высокого положения. Поздние Брежнев и Ельцин – прекрасные тому иллюстрации. Но в нынешнем своем воплощении власть в народном мозгу легитимна. Этого-то как раз и не могут понять те, кто впитал в себя ценности альтернативной политической культуры. 

И все-таки шестилетка предстоит бесплановая. Референдум, о котором шла речь выше, – вещь чисто гипотетическая. Все может, конечно, скатиться, при определенном раскладе, к совсем иным событиям. Нет, никакая революция снизу системе не грозит. Грозит преемничество. Любой преемник на Руси с начала клянется быть верным заветам великого вождя, а потом клянет его проклятое наследие. И тут наступает тяжелая встряска не только для самого преемника, но и для системы в целом. Ибо нельзя в модели российской власти ограничиться критикой только первого лица, очень скоро становится очевидной его органическая связь со всем социальным порядком.   

В целом же можно сказать, что нас ждут интересные времена. Полные неожиданных поворотов, конфронтаций, противостояний и сгущающейся внутренней духоты для тех немногих, кто еще в состоянии ее ощущать. И, кроме всего прочего, интересными эти времена станут, скорее, для будущих историков, чем для современников. Последним бесплановая шестилетка покажется чем угодно, но только не раем. 

Андрей Заостровцев