18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
10:03 16.07.2018

Газовая война – 2018: может ли "Газпром" обойти Украину

Украина будет получать свои «транзитные» два миллиарда долларов, даже если «Газпрому» удастся лишить её транзита. И ещё не факт, что удастся. Так объяснил «Фонтанке» ситуацию с решением Стокгольмского арбитража нефтегазовый аналитик Михаил Крутихин.

Газовая война – 2018: может ли "Газпром" обойти Украину

www.gazprom.ru

«Газпром» пытается оспорить решения Стокгольмского арбитража, по которым он должен выплатить украинскому «Нафтогазу» 2,56 миллиарда долларов и продолжить поставки. Во вторник, 6 марта, компания подала апелляцию на решение, вынесенное в декабре 2017 года, и в марте планирует оспорить недавнее февральское. Накануне «Газпром» направил «Нафтогазу» уведомление, что начинает процедуру расторжения транзитного соглашения.

Разбирательства между «Газпромом» и «Нафтогазом Украины» в Стокгольмском арбитраже продолжались с июня 2014 года. В декабре 2017-го завершилось первое, в феврале 2018-го – второе. Первым иск подал «Газпром». В его долгосрочных контрактах с европейскими покупателями, в том числе – с Украиной, есть условие «бери или плати»: потребители обязуются ежегодно платить за оговорённый заранее объём газа, даже если в какой-то год им столько не потребуется. Украина в последние годы резко снизила потребление газа. За недополученное количество «Газпром» требовал с неё плату согласно пункту «бери или плати». Украина подавала встречный иск – о транзитном соглашении. По итогам двух разбирательств «Газпром» оказался должен «Нафтогазу» 2,56 миллиарда долларов. Платить он не хочет, а хочет больше не иметь никаких дел с Украиной и лишить её денег за транзит газа в Европу.

Кто прав в этих спорах, сможет ли «Газпром» торговать в обход Украины, не замёрзнет ли Европа – объясняет нефтегазовый аналитик, партнёр компании RusEnergy Михаил Крутихин.

- Михаил Иванович, что именно решил Стокгольмский арбитраж, кто кому в итоге должен денег, почему такие сложные расчёты?

– «Газпром» и украинский «Нафтогаз» предъявили иски друг другу. «Газпром» заявил, что Украина не отбирает столько газа, сколько должна. В соглашении стоит 52 миллиарда кубометров в год. По условию «бери или плати» в соглашении они должны оплачивать минимум 40 миллиардов, даже если их не взяли. Украине столько газа уже не нужно, платить за такое количество она не может. Арбитры в Стокгольме разобрались в этом и сказали: для того, чтобы были соблюдены интересы обеих сторон, сокращаем условие «бери и плати» до 4 миллиардов кубометров. Украине столько сейчас и нужно, за столько она может платить. И если, мол, вы, «Газпром», хотите сохранить отношения с покупателем и транзитёром, то поставляйте им столько – и за столько они будут платить. В декабре арбитры приняли решения и по другим претензиям «Газпрома». Во-первых, они признали цену завышенной и установили новую. Во-вторых, постановили: Украина не должна платить за газ, который поступает в восточную часть Донецкой и Луганской областей. Киев не должен платить за территории, которые не контролирует. В-третьих, Арбитраж постановил, что Украина должна заплатить «Газпрому» примерно два миллиарда долларов за тот газ, который она уже получила, но ещё за него не расплатилась. И эти два миллиарда украинцы платить не отказываются.

- Почему они без Арбитража не платили?

– Потому что они ждали второго решения Арбитража: уже по иску «Нафтогаза». Это был иск по транзитному соглашению. «Нафтогаз» заявил, что «Газпром» умышленно сократил объём транзита через Украину, из-за этого мало за транзит платит, хотя спрос на газ в Европе есть. Потому что со стороны Украины тоже есть условие – «прокачивай или плати», ship or pay. Арбитраж постановил, что «Газпром» нарушил это условие и за сокращение транзита должен заплатить примерно четыре с половиной миллиарда. «Газпром» возмутился и объявил, что он сокращал транзит потому, что в Европе сокращалось потребление газа.

- Вообще-то справедливо. В случае с Украиной арбитры признали, что она имела право нарушить условие «бери или плати», потому что у неё уменьшились потребности. Почему же «Газпром» не может нарушить условие «качай или плати», если у его покупателей уменьшились потребности?

– Арбитры напомнили «Газпрому», что в это же время он хочет строить новые газопроводы в Европу. А если там падает потребление, то зачем новые трубопроводы? Итого: «Газпрому» присудили заплатить 4,5 миллиарда, минус те два миллиарда, которые ему должны украинцы, остаётся два с чем-то миллиарда, которые причитаются с «Газпрома».

- С точки зрения юридической это выглядит странно.

– Давайте не будем мешать юридическую часть с работой Арбитража. Если бы дело разбирал суд, он руководствовался бы исключительно буквой закона и буквой договоров. Но это – Арбитраж. Это абсолютно другой жанр. Задача арбитров – найти компромиссное решение в конфликте. Арбитраж обязан учитывать не только букву документов, но и сопутствующие обстоятельства, которые привели стороны к конфликту. В данном случае Арбитраж действительно оценивал экономическое положение на Украине. И это вполне правомочно. Арбитраж понимает, что в сложившихся обстоятельствах Украина не в состоянии выполнять договорные обязательства.

- Почему «Газпром» не обратился в обычный суд, где рассматривалась бы только юридическая часть?

– Потому что в обоих соглашениях, о поставках и о транзите, есть на этот счёт пункты. В соглашении о поставке газа это пункт 8.3, а в транзитном – пункт 12.2. В них говорится, что споры должны быть урегулированы в Стокгольмском арбитраже. И что решение Арбитража будет обязательным и окончательным для обеих сторон. То есть стороны заранее, ещё в 2009 году, отказались от того, чтобы предъявлять друг другу претензии по суду, и решили, что все конфликты должен урегулировать Арбитраж. Заранее написали, что решение обязательно.

- Зачем в договоре нужно было прописывать условие «бери или плати», если по тому же договору его может отменить Арбитраж?

– Обычно если поставщик видит, что покупатель по объективным причинам не в силах брать указанное в договоре количество товара и платить за него, то он проявляет понимание. Если, конечно, он исходит из коммерческих интересов. Тогда он сокращает свои требования, меняет цену, условия поставки. Потому что главное для него – сохранить продажи, пусть даже небольшие. Если же он действует не как коммерческий игрок на рынке, а как политическая компания, желающая наказать контрагента, так он и самого себя наказывает лишением части рынка. В этой ситуации «Газпром» ведёт себя неправильно дважды. Во-первых – отвергая условие, под которым подписался в 2009 году, то есть – обязательность решения Арбитража. Во-вторых – с коммерческой точки зрения он наказывает своего покупателя. Вместо того чтобы пойти с ним на какую-то мировую, как предписывают условия контрактов.

- Может быть, «Газпром» просто не дорожит Украиной как покупателем, раз она теперь такая бедная? Ведь откуда-то в 2009 году взялись эти цифры – 40 и 52 миллиарда кубометров?

– В 2006 году Украина купила у России 52 миллиарда кубометров газа. Это был рекорд по поставкам. Потом постепенно объёмы стали снижаться, им тяжело было столько забирать. И экономика упала – ей не нужно стало столько газа, и денег не так много, чтоб за газ расплачиваться. Вот тут бы «Газпрому» и пойти навстречу покупателю, чтоб сохранить этот рынок. Рынок-то важный, через него транзит идёт. Но он предпочёл терять рынок, подвергать риску свои поставки другим странам через Украину, то есть повёл себя совершенно неразумно с коммерческой точки зрения.

- «Газпром» прекращает все отношения с Украиной? Он ей не хочет не только давать только газ, но и платить за транзит?

– Если «Газпром» объявил, что разрывает транзитное соглашение, значит, транзит через Украину закрывается. Судя по всему, он надеется, что новое разбирательство в Арбитраже затянется до 2019 года. Тогда транзитное соглашение просто закончит действовать, то есть само умрёт. Но претензии-то останутся. И деньги по декабрьскому и февральскому решениям Арбитража надо будет выплачивать. Это истеричное поведение «Газпрома» показывает, что это просто неправоспособная компания, которая не выполняет обязательств.

- Это правда, что теперь Украина, лишившись российского газа, покупает его в Европе вчетверо дороже?

– Да, это верно. Сейчас, именно в этот короткий зимний период, когда ударили холода, в Европе очень сильно взлетели цены на газ. Фактически идёт забор из подземных хранилищ. Газа стало не хватать. В этих условиях Украина и не могла ни у кого найти газ по более низкой цене. И была вынуждена платить столько, сколько запрашивали. Украина хотела, чтобы в этот период «Газпром» поставил ей газ, причитающийся по первому, декабрьскому, вердикту Арбитража. Речь там идёт о небольших объёмах по цене, которую определили в Стокгольме. «Газпром» отказался и даже послал деньги обратно. То есть ещё раз нарушил постановление арбитров. Украина вынуждена была покупать дорогой газ – и она подала новый иск: из-за того, что «Газпром» не выполнил декабрьское решение, «Нафтогаз» понёс большие потери.

- Но получается, что при желании Украина может платить вчетверо больше, чем хотел «Газпром». Не станет ли это аргументом против неё: дескать, не так уж вы и бедны?

– Нет. Потому что другого газа, по другой цене, на рынке нет. А украинцам нужно отапливать страну.

- Если транзитное соглашение не будет разорвано «Газпромом», потому что не разрешил Арбитраж, то в 2019 году оно всё равно закончится. Как тогда газ будет попадать в Европу?

– А никак. То есть у «Газпрома», конечно, есть маршруты, достигающие некоторых стран Европы. В частности, два больших, хороших газопровода идут через Белоруссию и Польшу. Есть «Северный поток». Финляндия не замёрзнет – туда отдельные трубы идут. Есть «Голубой поток», идущий в Турцию, но он не удовлетворяет даже турецких потребностей. Так что и Турция часть газа не получит, если он не пойдёт через Украину. Не пойдёт газ и тем странам, где нет достаточных альтернативных источников. Это Венгрия, Болгария и все страны Балкан, Греция и, наконец, Италия – очень хороший клиент «Газпрома», покупающий большие количества газа. Без украинского транзита все эти страны вынуждены будут искать газ где-то ещё. А у некоторых просто нет других источников. Например – у Болгарии.

- Если будет «Северный поток-2», он до юга Европы дотянется?

– Во-первых, это не завтра произойдёт. Во-вторых, если через Германию, Австрию, Венгрию и так далее гнать в Болгарию газ, то надо фактически организовывать новую транспортную инфраструктуру. Это очень дорогое и долгое удовольствие.

- Эти страны могут покупать сжиженный газ? У них есть терминалы?

– Давайте рассмотрим болгарский пример. Они могли бы покупать газ в Греции, там есть терминал. И уже очень давно обсуждается строительство трубы из Греции в Болгарию, между городами Комотини и Стара-Загора. Но проект до сих пор на полке. То есть получать из Греции сжиженный и регазифицированный газ они не могут. Других источников у них нет. Или нужно где-то строить перемычки, в той же Венгрии, и оттуда гнать. Но если не будет транзита через Украину, то у Венгрии самой будет дефицит газа. Еврокомиссия подсчитала: если в самый холодный месяц в году, в феврале, не будет транзита через Украину, то Венгрии не хватит 26 процентов от её потребности. А Болгарии будет не хватать 92 процента. Она просто замёрзнет. Греция может повысить пропускную способность своего приёмного терминала по регазификации, но это потребует много времени. Из Турции в Грецию когда-то придут газопроводы TANAP и дальше TAP, но они пока только строятся.

- А лучшего южного покупателя, Италию, «Газпром» может потерять? Итальянцы найдут другой газ?

– С Италией тоже большая проблема. Они могли бы получать газ из других европейских стран. Скорее всего, так и будет. Но сейчас у этих стран у самих дефицит газа. Так что Италии может газа просто не хватить.

- Там же море. Неужели терминал только в Греции?

– Конечно нет. Терминалы есть и в Турции, и они увеличивают мощность. В Хорватии планируют построить терминал на острове со странным названием Крк. Очень много терминалов по приёму газа есть в Испании. Но труб, которые идут дальше во Францию и могли бы питать Западную Европу, очень мало. Нужно строить новые перемычки – интерконнекторы.

- Какие страны совсем не пострадают, если не будет украинского транзита?

– Практически не пострадают Франция, Бельгия, Великобритания – они могут получить газ из других источников. Не пострадает Германия, которая берёт много российского газа.

- Потому что есть «Северный поток».

– Совершенно верно. А ещё труба через Белоруссию и Польшу. К тому же немцы могут получать газ из Франции, из Бельгии и сжиженный природный газ из всех терминалов. Кто пострадает – я вам уже перечислил: южное подбрюшье Европы.

- Но до 2019 года транзит всё-таки должен сохраниться?

– Этого мы не знаем. «Газпром» сказал, что уже разрывает транзитное соглашение. Точнее, инициирует процедуру разрыва. Если эта процедура затянется до 2019 года, транзитный документ просто скончается. Если она раньше завершится, то раньше перестанут получать газ европейские страны. Давайте вспомним, что 1 декабря 2014 года президент Путин давал указание «Газпрому» начать переговоры с «Нафтогазом» Украины о подписании нового транзитного соглашения. Он понимал, что все предполагаемые «потоки» не будут готовы к окончанию действующего контракта, то есть не заменят украинский транзит. Но это указание не было выполнено.

- Тогда что означает решение «Газпрома» отказаться от транзита через Украину уже сейчас? Они же понимают, что им ничего не сделать с обязательствами перед Европой?

– Это может означать шантаж в адрес европейцев. Чтобы те скоренько-скоренько принимали решение по «Северному потоку-2» и по одной из ниток «Турецкого потока». Тогда, мол, наступит для них спасение. Но может быть и другая причина: «Газпром» просто ведёт себя по-хамски, пытается лишить потребителей газа, а самого себя – покупателей. Ну, российский бюджет недосчитается огромных денег.

- Мне хочется верить в рационализм «Газпрома», то есть в первую версию. Если они выцарапают у Европы и «Северный поток-2», и эту нитку «Турецкого потока», это полностью закроет проблему транзита через Украину?

– Может быть, к концу 2019 года «Северный поток-2» мог бы частично облегчить ситуацию. Но для юга это – не решение проблемы. Вторая нитка «Турецкого потока» к 2019 году не выйдет на границу Греции. И дальше она не войдёт в Евросоюз, пока не будет решения Еврокомиссии, пока не построят трубы от Греции внутри ЕС либо до Италии, либо на север через Балканы и Австрию. А всё это сделать не успеют.

- Хорошо, пусть не в 2019-м и даже не в 2020-м, но в принципе эти два газопровода позволят совсем обойти Украину?

– Так эта задача и стоит: обойти Украину, чтобы газопроводы замкнулись в Австрии на распределительном пункте Баумгартен. Вокруг Украины тогда возникает кольцо. Но Еврокомиссия будет этим очень недовольна. Поскольку тогда ей придётся каким-то образом компенсировать Украине потери от транзита. А это минимум 2 миллиарда долларов в год.

- То есть «Газпром» весь расстарается, труб настроит, а Украина свои денежки всё равно иметь будет? Почему ей должен платить Евросоюз?

– Потому что европейцы такими решениями лишат Украину дохода.

- Ну и что? Если Европе выгоднее эти «потоки», то это обычное коммерческое решение.

– Такие законы у Евросоюза: инфраструктурные решения, которые наносят материальный ущерб членам ЕС и другим странам, приниматься не должны. Такой у них подход к делу.

Беседовала Ирина Тумакова, «Фонтанка.ру»

Наши партнёры

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор

Помните, что все дискуссии на сайте модерируются в соответствии с правилами блога и пользовательским соглашением. Если вы видите комментарий, нарушающий правила сайта, сообщайте о нем модераторам.
MarketGid News
СМИ2