18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
19:55 17.10.2018

Особое мнение / Максим Резник

все авторы
27.04.2017 13:25

«Музейное дело» соборов, или Почему их передача РПЦ незаконна

В связи с большим количеством публикаций, касающихся моих запросов в Генеральную прокуратуру РФ, хочу обратить внимание на ряд важных моментов.

Так, 19 апреля 2017 года в средствах массовой информации появилось сообщение, содержащее единую позицию неуточненного представителя Министерства культуры и руководителя сектора коммуникаций Санкт-Петербургской митрополии Натальи Родомановой. Оба источника утверждают, что передача РПЦ комплекса зданий Сампсониевского собора состоялась в феврале 2017 года на основании закона и надлежаще оформленных документов.

Несмотря на то, что фактическая передача действительно состоялась, утверждение о «законности» передачи, а тем более о надлежаще оформленных документах вызывает сомнение, обусловленное следующим.

В соответствии со ст. 689 Гражданского кодекса РФ договор безвозмездного пользования объектом культурного наследия подлежит обязательной государственной регистрации. В то же время статья 8.1. ГК РФ предусматривает, что права на имущество, подлежащие государственной регистрации, возникают с момента внесения соответствующей записи в реестр.

По данным Росреестра на 20 апреля 2017 года, собственником комплекса зданий Сампсониевского собора является Санкт-Петербург, при этом каких-либо обременений, в том числе в виде безвозмездного пользования, не зарегистрировано. Напомню, при этом собор фактически используется организацией, которая, как уже раньше говорилось, не обращалась за передачей ей Сампсониевского собора.

Таким образом, в отсутствие «надлежащим образом» оформленных документов утверждение о «законности» передачи со стороны Министерства культуры РФ выглядит как минимум странно, если не сказать лживо.

Если обратиться к ответу министерства, то понять, что и кому передавалось, еще более затруднительно. Поскольку, по мнению ведомства, собор передали РПЦ, а музейные предметы передали епархии (напомню, договор на передачу, согласованный Минкультом РФ, подписан не с епархией, а с иной организацией). 

Хочу также отметить, что фактическая передача Сампсониевского собора произошла по распоряжению Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга, не вступившему в законную силу. Распоряжение 101-Р от 26.08.2016 Комитета имущественных отношений Санкт-Петербурга, на основании которого указанный комплекс зданий был изъят из оперативного управления Санкт-Петербургского государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный музей-памятник «Исаакиевский собор» и, как утверждают указанные представители, передан в безвозмездное пользование религиозной организации, не вступило в силу. 

Данный вывод основывается на положениях самого распоряжения и имеющихся фактических данных. Пункт 10 указанного распоряжения устанавливает, что распоряжение вступает в силу после представления религиозной организацией договора на музейные предметы согласно пункту 5.1. Пункт 5.1. устанавливает обязанность религиозной организации представить в Комитет договор о передаче музейных предметов, включенных в состав государственной части Музейного фонда РФ, заключенный между музеем и религиозной организацией и утвержденный Министерством культуры РФ. Преамбула указанного распоряжения прямо определяет под религиозной организацией, для целей распоряжения, Санкт-Петербургскую епархию Русской православной церкви (Московский патриархат) (ОГРН 1037858002423). Однако договор, представленный в КИО, заключен между музеем и православной местной религиозной организацией "Приход Сампсониевского собора г. Санкт-Петербурга Санкт-Петербургской епархии Русской православной церкви (Московский патриархат)" (ОГРН 1037858002401) — другим юридическим лицом. 

Вызывает недоумение тот факт, что этот договор действительно утвержден приказом Министерства культуры РФ № 2902 от 23 декабря 2016 года. Таким образом, обстоятельство, обуславливающее вступление в силу указанного распоряжения, не возникло, и распоряжение в силу не вступило. Однако именно на основании этого распоряжения комплекс зданий Сампсониевского собора изъят из оперативного управления музея и, как утверждают представители Минкульта и РПЦ, передан религиозной организации в безвозмездное пользование. Я предполагаю, что Министерство культуры РФ допустило невнимательность (а не нечто большее), утверждая указанный договор и заявляя потом, в лице своего представителя, что музейные ценности, стоимостью почти 200 млн рублей, переданы Санкт-Петербургской епархии. 

В этой ситуации, если уж говорить про закон, то государственные органы должны обратиться в Росреестр с заявлением об аннулировании записи о прекращении права оперативного управления музея на комплекс зданий Сампсониевского собора и обеспечить фактическое изъятие этого имущества из владения неполномочного лица и передачу его во владение музея. С учетом того, что данные действия соответствующими государственными органами до сих пор не осуществлены, возможно, этот процесс начнется только после применения соответствующих мер прокурорского реагирования.

Здесь нужно сделать отступление. Г-жа Родоманова говорит, что юридически и канонически все приходы входят в структуру епархий и что имущество приходов является имуществом РПЦ в соответствии с уставом РПЦ. Канонически – не спорю. Однако в соответствии со ст. 14 Конституции РФ Россия – светское государство, религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом. Таким образом, при регулировании правоотношений нужно руководствоваться не внутренним уставом РПЦ, а Гражданским кодексом и иными нормативными актами. В соответствии со ст. 48 ГКРФ юридическим лицом признается организация, которая имеет обособленное имущество и отвечает им по своим обязательствам, может от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести гражданские обязанности, быть истцом и ответчиком в суде. Обратившись к ЕГРЮЛ, можно обнаружить, что "Приход" и епархия – самостоятельные юридические лица. И если учредителем Санкт-Петербургской епархии является Русская православная церковь (в свою очередь, по данным ЕГРЮЛ, учрежденная единолично патриархом всея Руси), то у "Прихода" такой юридической связи с РПЦ нет.

Необходимо также обратить внимание на позицию главы юридической службы РПЦ Ксении Чернеги, так смело применяющей аналогию закона (статья «Кому достались Сампсониевский и Смольный соборы» от 24.04.2017г.)  и поддержанной КИО Санкт-Петербурга. 

Тут вынужден возразить уважаемому юристу, указав на то, что в соответствии со ст. 6 ГК РФ аналогия закона возможна в случаях, когда гражданские правоотношения прямо не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует применимый к ним обычай, к таким отношениям, если это не противоречит их существу.

Ситуация же с изъятием недвижимого имущества из оперативного управления государственных музеев прямо урегулирована статьей 29 федерального закона от 26 мая 1996 г. N 54-ФЗ «О Музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации», предусматривающей, что недвижимое имущество, закрепленное за государственными музеями на праве оперативного управления, может быть изъято собственником только в случае использования этого имущества не по назначению либо в случае ликвидации музея.

Соответственно, мы имеем правоотношения, в полной мере урегулированные действующим законодательством, в том числе Гражданским кодексом РФ, и применение каких-либо норм закона по аналогии будет противоречить самому Гражданскому кодексу.

Что же касается ссылки Чернеги на пункт 11 постановления правительства РФ от 30 июня 2001 г. N 490 «О порядке передачи религиозным организациям находящегося в федеральной собственности имущества религиозного назначения, отнесенного к музейным предметам и музейным коллекциям, включенным в состав государственной части Музейного фонда Российской Федерации, либо документам Архивного фонда Российской Федерации», то исходя из положений пункта 12 данного постановления правительства под совместным использованием подразумевается использование совместно с организацией, за которой закреплено указанное имущество (в нашем случае с музеем). Ведь именно на такой вариант использования (либо на передачу) дает согласие организация, за которой закреплено имущество. 

Кроме того, вызывает искреннее недоумение позиция представителей РПЦ в связи с тем, что обращения религиозных организаций – это пустые формальности, хотя именно с наличием таких обращений, и особенно с содержанием этих обращений действующее законодательство связывает инициирование любых процессов по передаче как в соответствии с Федеральным законом от 30.11.2010 N 327-ФЗ «О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности», так и в соответствии с вышеуказанным постановлением правительства.

В заключение хотелось бы обратить внимание всех заинтересованных лиц на то обстоятельство, что мы с вами живем в светском правовом государстве, где все равны перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ), и мои действия направлены исключительно на проверку соблюдения норм действующего законодательства. Для чего я и обратился в Генеральную прокуратуру РФ.  

Депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга,

председатель постоянной комиссии по образованию, культуре и науке

М. Л. Резник