18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
07:39 25.04.2019

Город

11.04.2016 20:55

В поисках миллиардов Ролдугина в Доме музыки

Телеканал «Россия» намекнул, что герой «панамского скандала», виолончелист Сергей Ролдугин тратит заработанные деньги на петербургский Дом музыки. «Фонтанка» попыталась понять, почему дворец все равно на 80% субсидируется государством.

В поисках миллиардов Ролдугина в Доме музыки

В эфире главной политической программы российского телевидения – «Вести недели с Дмитрием Киселевым» – 10 апреля вышло большое интервью с известнейшим виолончелистом и художественным руководителем петербургского Дома музыки Сергеем Ролдугиным. Судя по всему, сюжет должен был подтвердить заявление президента Владимира Путина о том, что центральный персонаж российской части скандала с панамскими офшорами тратит деньги на покупку музыкальных инструментов и поддержку молодых талантов.

Начинается репортаж с эффектного хода журналиста «Вестей» Андрея Кондрашова. Сергей Ролдугин проводит экскурсию по родному Дому музыки на набережной Мойки (в Петербурге), но зрителям пока не говорят, кто этот мужчина с небрежно наброшенным на плечи синим свитером. И только после демонстрации убранства бывшего дворца великого князя Алексея Александровича, наконец следует представление.

"Человек, который так печется о том, чтобы сохранить историю страны для поколений, – тот самый виолончелист Сергей Ролдугин, которого копатели панамских документов назвали хранителем "офшорных миллиардов". А он и не возражает: все так называемые "миллиарды" – здесь. В полной сохранности. И их можно потрогать", – говорит за кадром журналист «Вестей». С учетом того, что дальше виолончелист продолжает экскурсию, у многих зрителей должно было создаться впечатление, что если Сергей Ролдугин и заработал какие-то деньги вне мира искусства, то потратил их на реставрацию родного Дома музыки.

Хотя основным источником финансирования реконструкции дворца на Мойке был городской бюджет. Работы велись с 2007 по 2009 год силами некогда ключевого игрока на реставрационном рынке – компании «Интарсия». По данным сайта госзаказа, с «Интарсией» было заключено три основных контракта на 650 млн, 222 млн и 195 млн рублей. Всего же, как говорят в комитете по охране памятников, на восстановление дворца тогда ушло 1,2 млрд рублей.





Впрочем, по словам источников на реставрационном рынке, реальная сумма чуть больше. «На реставрацию потратили около 2 млрд рублей, но часть денег оформлена в виде непубличных дополнительных соглашений. КГИОП тогда очень серьезно боялся скандала с увеличением сметы», – говорит собеседник на рынке.

Государственная поддержка

Сюжет «Вестей» катится дальше. Вслед за экскурсией по интерьерам следует рассказ о роли Дома музыки в воспитании талантливых скрипачей, виолончелистов, пианистов.

«Наполнили спасенный дворец лучшими в мире преподавателями, закупили лучшие в мире инструменты, и усадьба на реке Мойке закипела российскими талантами», – рассказывает журналист Андрей Кондрашов. Сам Сергей Ролдугин признает, что долгое время «ходил и клянчил деньги на профессуру и инструменты», потому что хотел, чтобы у «российских ребят было все самое лучшее».

«В какой-то момент меценаты предложили Ролдугину небольшую долю в бизнесе, чтобы не клянчить, а иметь собственные деньги на поддержку великой русской музыкальной школы», – так журналист «Вестей» поясняет, каким образом известный виолончелист стал бизнесменом. Он не говорит, о каких меценатах и компаниях идет речь. Хотя Ролдугину принадлежит 3,2% акций банка «Россия», а через Фонд развития и поддержки средств массовой информации он контролирует 10% футбольного клуба «Зенит». А раньше был собственником двух панамских офшоров, через которые, по данным ассоциации журналистов-расследователей ICIJ, прошло около 2 млрд долларов.

Впрочем, этот бизнес явно не самый прибыльный – ведь, оказывается, около 80% всех доходов Дома музыки – это поддержка Министерства культуры на проведение концертов и других мероприятий.

Так, согласно отчету по российским стандартам бухучета, в 2012 году учреждение заработало 45,6 млн рублей. Из них 34 млн – субсидия из бюджета на выполнение государственного задания. В 2014 году при доходах в 47,7 млн субсидия составила 41,6 млн рублей. Всего концерты в Доме музыки тогда посетило почти 45 тысяч человек.

В текущем году, в соответствии с планом финансово-хозяйственной деятельности, Дом музыки намерен заработать на своей деятельности 34 млн рублей, из них 31,7 млн придут от Министерства культуры. Расходы должны составить 35,2 млн, то есть пока речь идет об убытке по итогам года. Впрочем, в 2012 году, например, учреждение даже принесло прибыль – в 318 тысяч рублей.

Министерство культуры поддерживает Дом музыки не только субсидиями на выполнение государственного задания. Например, в 2013 году учреждение через конкурс получило 4 млн рублей на организацию концертов и мастер-классов в различных регионах, а также в российских культурных центрах за рубежом. Проект получил название «Посольство мастерства». В 2015 году сумма, направленная на него из бюджета, составила уже 10 млн рублей.

Инструменты мимо дома

Кульминацией сюжета является рассказ про покупку музыкальных инструментов. Ведь именно на эти цели, по словам Владимира Путина, и тратит заработанные деньги Сергей Ролдугин. Следует перечисление инструментов, приобретенных известным музыкантом. Виолончель Страдивари, 1732 год; сейчас, по данным «Вестей», стоимость инструмента составляет 11,5 млн долларов. Виолончель мастера Гофрилера, цена – 3 млн долларов.

Следующий кадр – счастливый молодой музыкант, играющий на самых лучших инструментах. «Скрипач Павел Малютин – талант, найденный Ролдугиным в Перми. В руках у него скрипка Гварнери стоимостью несколько миллионов долларов, выданная в Доме музыки», – рассказывает журналист Андрей Кондрашов.

Однако финансовая отчетность Дома музыки не отражает все эти дорогие покупки.


Для просмотра в полный размер кликните мышкой

По состоянию на июнь 2013 года стоимость особо ценного движимого имущества учреждения составляла 27,8 млн рублей. Такая же сумма отражена в отчете на 1 января 2015 года. Наконец, неизменной она оставалась и на начало 2016 года. В соответствии с внутренними документами Министерства культуры, нижний предел стоимости особо ценного имущества – от 200 до 500 тысяч рублей, в зависимости от конкретного учреждения. Безусловно, дорогие музыкальные инструменты относятся к их числу.


Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Таким образом, получается, что на балансе Дома музыки числится особо ценного движимого имущества на 400 тысяч долларов по новому курсу. И менее миллиона – по старому. Конечно, могло так получиться, что дорогие приобретения, о которых народу поведали "Вести недели", не ставились на баланс учреждения. «Фонтанка» обратилась за бухгалтерскими разъяснениями к директору Дома музыки Олегу Анисимову. Однако тот попросил прислать официальный запрос. «Откуда я знаю, что тот, кто звонит по этому телефону, – именно вы?» – сказал он.

Андрей Захаров, «Фонтанка.ру»

Справка:

3 апреля международный консорциум журналистских расследований IСIJ опубликовал материал, согласно которому Сергей Ролдугин оказался экс-бенефициаром нескольких офшоров с Британских Виргинских островов и Панамы. Через них в период с 2008 по 2013 год прошло около 2 млрд долларов. Эти компании, в частности, получали кредиты под выгодные проценты от структур братьев Ротенбергов, от компаний Алексея Мордашова, от ВТБ. На эти деньги проводились сделки с госкомпаниями – такими как Роснефть, Ростелеком, КамАЗ, АвтоВАЗ. По нынешнему курсу - почти треть бюджета Петербурга.

64-летний Сергей Ролдугин окончил Ленинградскую консерваторию. Во время военной службы познакомился с будущим президентом России Владимиром Путиным; крестил его дочь Марию. С 1984 по 2003 год – солист-концертмейстер группы виолончелей Мариинского театра. С 2002 по 2004 год – и.о. ректора Санкт-Петербургской консерватории. В 2006 году стал художественным руководителем созданного им петербургского Дома музыки.

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор