18+
Проекты
Фото JPG / GIF, до 15 мегабайт.
Я принимаю все условия Пользовательского соглашения
Введите цифры с изображения:
22:49 13.11.2018

Особое мнение / Иван Шаховской

все авторы
25.02.2016 13:48

Как Россия становилась промышленной державой 140 лет назад и как станет ей сегодня

Пример купца первой гильдии, промышленника, банкира, государственного служащего, дворянина А. Л. Штиглица, который 140 лет тому назад очень ясно понимал то, что необходимо России для её становления в качестве промышленной державы, очень показателен не только для того времени, но и для сегодняшнего дня.

Копируя на первом этапе передовые зарубежные технологии и закупая извне лучшее на тот момент производственное оборудование, барон Штиглиц видел стратегической целью обеспечение независимости своей родины – когда страна сможет производить свой национальный продукт по собственным технологиям и не будет столь уязвима к ударам меняющейся мировой экономической обстановки. Многие купцы в то время в различных губерниях, не имея такой близости с правящей династией, тоже понимали эту необходимость и действовали теми же методами. Аналогичный путь впоследствии будет пройден и такими государствами, как Япония – будучи полностью разрушенной к концу Второй мировой войны аграрной страной, она тоже начинала свое возрождение с копирования.

Российской Федерации, уделявшей большое значение вопросам не только импортозамещения, но и конкуренции с западной продукцией, и развитию экспорта, сегодня с нуля начинать не надо. Как и 140 лет назад, Россия по-прежнему богата земельными ресурсами, по-прежнему является одной из основных мировых держав. Но, в отличие от тех времён, уже не закупает иностранное оружие, а является одним из крупнейших его экспортёров. К этому надо добавить, что Российская Федерация обладает и очень хорошо развитой сферой образования.

Техническое образование в России стало активно развиваться во второй половине XIX века – благодаря личному вкладу представителей купечества и дворянства, которые ясно понимали, что не может быть своего производства и независимости России без специалистов. Ярким примером того является техническое училище, построенное купцом Николаем Петровичем Пастуховым в Ярославле, за что ему было жаловано дворянство. Но непревзойдённым по своим масштабам, без сомнения, является созданное ровно 140 лет тому назад А.Л. Штиглицем Центральное училище технического рисования, которое теперь называется Санкт-Петербургской государственной художественно-промышленной академией его имени. Академия им. А. Л. Штиглица – это то сочетание науки, техники и творчества, которое вкупе с инженерной специальностью по сей день способно стимулировать качественный рывок отечественной промышленности. Академия с ее уникальным художественно-промышленным музеем и богатой библиотекой занимает уникальное место в мировом масштабе. Широчайший спектр специальностей, единственное в своем роде учебное заведение, где традиционная школа и вековые секреты ремесла (включая не только дореволюционный опыт, но и то лучшее, что было заложено в советское время) сочетаются со свободой поиска новых форм, созвучных веяниям современной эпохи.

А. Л. Штиглиц по-настоящему разбогател на государственных заказах, в том числе благодаря доверию лично государя императора. Данное доверие было оправдано не только существованием Академии А. Л. Штиглица, но и железной дорогой, вокзалами и многим другим, что до сих пор приносит пользу России. Это и есть суть долгосрочных инвестиций в области промышленности, сельского хозяйства и науки, которые и являются бесспорными критериями независимости любого государства.

Сегодня есть государственная воля возрождения промышленности в России, есть государственные учебные заведения, есть накопленный частный капитал у российских предпринимателей, есть и те предприниматели, которые пользуются доверием нынешней власти. Трудно не задать себе вопрос, почему многие промышленные предприятия, которые не развалились с перестройки, удержали лучших специалистов, воспитали молодые кадры, находятся на грани выживания. Вероятно, что так же, как 140 лет тому назад, есть неуверенность в будущем России, и, может быть, не хватает таких людей, которые смогли бы ответить подобно А. Л. Штиглицу, когда его предостерегали от доверия к стабильности русских финансов: «Отец мой и я нажили свое состояние в России. Если страна окажется несостоятельной, то и я готов потерять вместе с нею свое состояние».