Авто Признание & Влияние Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

13:58 13.12.2019

У свидетелей по делу Сыча - кризис совести

Во Фрунзенском суде близится к финалу процесс по делу экс-заместителя начальника петербургского УБОПа Владимира Сыча, по версии следствия, помогавшего группе Михаила Слиозберга захватить Фрунзенский плодоовощной комбинат (ФПК). Впрочем, эту версию подтачивают свидетели, отказываясь выступать против экс-милиционера. А недавно в этом деле появился еще один свидетель – Акакий Дараселия, помощник небезызвестного Бадри Шенгелии. В очередной раз Дараселия обвиняет своего бывшего шефа в рейдерстве – на этот раз в захвате плодоовощного комбината.

У свидетелей по делу Сыча - кризис совести

Во Фрунзенском суде близится к финалу процесс по делу экс-заместителя начальника петербургского УБОПа Владимира Сыча, по версии следствия, помогавшего группе Михаила Слиозберга захватить Фрунзенский плодоовощной комбинат (ФПК). Впрочем, эту версию подтачивают свидетели, отказываясь выступать против экс-милиционера. А недавно в этом деле появился еще один свидетель – Акакий Дараселия, помощник небезызвестного Бадри Шенгелии. В очередной раз Дараселия обвиняет своего бывшего шефа в рейдерстве – на этот раз в захвате плодоовощного комбината.

ФПК, рок и милиционеры

Дело ФПК, можно сказать, стало роковым для петербургской милиции: пятеро стражей порядка поменяли статус, превратившись в обвиняемых или – на сегодняшний день - подсудимых. Они так или иначе, согласно материалам уголовных дел, способствовали рейдерам при захвате комбината. Однако в суды дела петербургских милиционеров направлялись по отдельности. Последним было расследовано дело сотрудников УБЭПа Татьяны Мищенко и Евгения Шумило.

Теперь картина захвата ФПК, по версии следствия, выстраивается следующим образом. Летом 2005 года сотрудник УБЭПа Татьяна Мищенко выносит постановление о проведении проверки на комбинате, в которой вместе с ней принимает участие Евгений Шумило. Во время проверки изымается различная документация, среди которой и 7 из 8 свидетельств о праве собственности на объекты недвижимости. Позже свидетельства, по версии следствия, были переданы рейдерам. После этого через налоговую инспекцию №15 вносятся изменения в Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ) о собственниках ФПК, а затем в октябре этого же года происходит физический захват ФПК. Практически одновременно с физическим захватом, как считает следствие, замначальника УБОП Владимир Сыч отдает распоряжение двум своим подчиненным, Азеру Алиеву и Василию Боровицкому, под предлогом проведения графологической экспертизы получить на чистых листах образцы подписи Семена Шубика, являвшегося основным владельцем долей ООО «Фрунзенский плодоовощной комбинат», двое других совладельцев – его супруга и сын. Полученные листы оперативники передают Сычу, он же, согласно материалам дела, передает их людям Михаила Слиозберга. Задним числом оформляется договор купли-продажи на 8 объектов недвижимости. Договор оформляется между Семеном Шубиком и неким Аристовым, причем продается 100% долей.


Дела и результаты

Сейчас в производстве Октябрьского и Фрунзенского судов находятся дела Азера Алиева и Владимира Сыча, соответственно. Первоначально дело Алиева и Боровицкого должно было рассматриваться в особом порядке: по неофициальным данным, оба милиционера, обвинявшиеся в превышении должностных полномочий, признавали себя виновными и просили об особом порядке. Однако в суде ситуация поменялась кардинальным образом: оба фигуранта заявили о своей невиновности и настояли на полноценном судебном процессе. В первый раз Октябрьский суд вынес обвинительный приговор, назначив каждому фигуранту наказание в виде 6 месяцев колонии-поселения. Но приговор, по жалобе адвокатов, был отменен, а само дело направлено на новое рассмотрение. При повторном судебном разбирательстве Боровицкий заявил ходатайство о прекращении его уголовного дела по сроку давности. Его бывший коллега Алиев продолжает бороться.

Дело Владимира Сыча, начавшееся во Фрунзенском суде около года назад, только-только выходит на финишную прямую. Во время процесса, по неофициальным данным, было допрошено более 100 свидетелей. И, что любопытно, те из них, кто обвинял Сыча во Фрунзенском суде, как говорят адвокаты, почти все отказываются от своих слов.

А вот судебное разбирательство по делу Мищенко и Шумило только предстоит, причем рассматривать его будет, по неофициальным данным, не районный, а городской суд Петербурга. Объясняется это тем, что в материалах дела есть сведения, которые составляют гостайну.

Свидетельский кризис

На прежних показаниях, по словам защиты Сыча, настаивают лишь Бадри Шенгелия и Вячеслав Дроков. Дроков, кстати говоря, в отличие от Шенгелии успел получить срок: вместе с авторитетным предпринимателем Владимиром Барсуковым (Кумариным) он был осужден за рейдерский захват ресторана «Петербургский уголок» и универсама «Смольнинский». Дроков рассказал о своей беседе с Сычом: он якобы убеждал милиционера сосредоточить свое внимание на Слиозберге, а не на Дараселии. Шенгелия рассказал Фрунзенскому суду о совместном с Барсуковым, Сычом и еще рядом товарищей походе в баню. Якобы там Сыч просил Барсукова «не заходить» на ФПК, поскольку он, Сыч, вместе со Слиозбергом захватил это предприятие.

Остальные свидетели, как говорят адвокаты, отказываются от своих показаний. К примеру, был оглашен опрос Павла Цыганка, осужденного совместно с Владимиром Барсуковым за рейдерский захват ресторана «Петербургский уголок» и универсама «Смольнинский». Из него следует, что комбинат захватил Шенгелия, с которым Слиозберг попытался разрешить этот вопрос. Желание авторитетного бизнесмена «утрясти ситуацию» можно объяснить тем, что он вел переговоры с Семеном Шубиком о покупке у него 100% долей ООО ФПК в интересах третьего лица. По неофициальным данным, в качестве отступного Шенгелии якобы предложили 1 млн долларов, хотя просил он больше – 3 млн долларов.


Были допрошены в суде Татьяна Мищенко и Евгений Шумило. Она рассказала, что проверка на ФПК была инициирована, потому что появилась информация о готовящемся рейдерском захвате комбината: правда, захватить его, по оперативным данным, пытался некий Чупин, а не Слиозберг.

Свидетель Фаиг Аскеров, владевший небольшим бизнесом на территории завода «Арсенал», также отказался подтвердить показания, данные им на следствии. Тогда он утверждал, что Алиев и Боровицкий пришли к нему за помощью (!) и рассказали в подробностях, как брали по поручению Сыча подписи Семена Шубика на чистых листах. Однако Фрунзенский суд допросить Аскерова не смог: тот сослался на ст. 51 Конституции РФ, которая дает гражданам право не свидетельствовать против себя и близких.

Впрочем, наверное, самым зрелищным стал допрос Николая Бурчаладзе, занимавшегося охраной Шенгелии. Участники процесса задавали ему вопросы около 4 часов подряд, доведя свидетеля до обморока. Ему стало плохо, и он упал прямо на колени подсудимого Луконенко, вдобавок ударившись головой о скамью. Естественно, была вызвана "скорая помощь", и допрос был прерван. На следующем заседании, по словам защитников, Бурчаладзе заявил суду о том, что не гипертонический кризис у него был, а кризис совести. И свидетель отказался от всех показаний, данных им ранее.

Новые старые лица

Сейчас Фрунзенский суд объявил перерыв, но перед этим адвокат Игорь Сочиянц, защищающий Сыча, заявил ходатайство о приобщении показаний Акакия Дараселии. Опрос был проведен лично адвокатом, которому пришлось съездить в Болгарию на встречу с Дараселией. Он объявлен в международный розыск по нескольким рейдерским делам: можно вспомнить дело о захвате магазина «Ткани», где фигурирует Дараселия.

В очередной раз Дараселия, который работал с Шенгелией с 2000 года, обвиняет своего патрона. На этот раз в захвате ФПК. По словам Дараселии, Шенгелия выбирал в Петербурге те объекты, собственники которых не могут защитить свой бизнес от «недружественного поглощения». Связью Шенгелии с налоговой инспекцией №15 был Вячеслав Орлов, с которым шеф и познакомил Дараселию, не желая лишний раз «светиться». В деле ФПК Шенгелия через своего помощника передал Орлову документы на ФПК: ксерокопию выписки из реестра в налоговой по старым владельцам, договор купли-продажи, ксерокопию паспорта некоего Аристова, на которого нужно было переоформить владение ФПК, 20 тысяч долларов. Деньги, по словам Дараселии, предназначались Орлову за внесение изменений в документы налоговой по ФПК. Через некоторое время Орлов передал Дараселии оригинал выписки из налоговой инспекции, где новым собственником был указан Аристов, он же значился и генеральным директором. Документы, по словам Дараселии, он передал Шенгелии.

Позицию своего прежнего руководителя Дараселия объясняет неформальными договоренностями со следствием (бывшим руководителем столичной следственной бригады Олегом Пипченковым): якобы Шенгелия дает необходимые следствию показания, а его не трогают по эпизодам с захватом им собственности в Петербурге.

Алексей Михайлов, "Фонтанка.ру"

Читайте также
Яндекс.Рекомендации

Жильё в Санкт-Петербурге

    Работа в Санкт-Петербурге

      Наши партнёры

      СМИ2

      Lentainform

      Загрузка...

      24СМИ. Агрегатор