Авто Недвижимость Работа Доктор Питер Афиша Plus
18+
Проекты
JPG / PNG / GIF, до 15 Мб

Я принимаю все условия Пользовательского соглашения

14:58 26.06.2019

Город

09.04.2012 12:28

ВМедА уезжает, история остается?

Слухи о переезде Военно-медицинской академии за город, три года тревожившие преподавательский состав и врачей учреждения, получили подтверждение. Общественность решила выйти на защиту - часть профессоров, врачей, градозащитников и обычных горожан убеждена, что перевод ВМедА на новое место попросту убьет это учреждение, история которого тесно переплетена с историей Петербурга. Об ней и решила вспомнить «Фонтанка».

ВМедА уезжает, история остается?

nervomed.ru

Слухи о переезде Военно-медицинской академии за город, три года тревожившие преподавательский состав и врачей учреждения, получили подтверждение. Общественность решила выйти на защиту - часть профессоров, врачей, градозащитников и обычных горожан убеждена, что перевод ВМедА на новое место попросту убьет это учреждение, история которого тесно переплетена с историей Петербурга. Об ней и  решила вспомнить «Фонтанка».


Для просмотра в полный размер кликните мышкой

Военно-медицинская академия – старейшее лечебное учреждение Петербурга. Официально ее основание отсчитывается от 18 (29) декабря 1789 года, когда Павел I подписал Указ о строительстве учебных театров (аудиторий) врачебного училища. Однако сами «академики» уверены, что датой основания надо считать 1715 год.

«В 1705 году Петр Первый издал указ о создании четырех сухопутных и двух морских госпиталей, - рассказывает профессор Владимир Самойлов, член-корреспондент РАМН, автор нескольких книг по истории Военно-медицинской академии.  – Но сразу получилось построить только один из них, в Москве – сейчас это госпиталь имени Бурденко. В Петербурге же для строительства было отведено место на правом берегу Невы, а Петр довольно неуверенно чувствовал себя на этой территории – сохранялась опасность нападения шведов».

И только после Полтавской битвы первый русский император смог наконец приступить к задуманному.  В 1715 году, в самой торжественной обстановке, в присутствии Петра, под залпы оружейного салюта, на Выборгской стороне был заложен Адмиралтейский госпиталь для оказания помощи «служивым людям», в 1717 году там же началось строительство и сухопутного госпиталя . «Здесь всякий изнеможенный служивый найдет себе успокоение и вспомоществование», - гласил Указ.

Первый проект комплекса зданий госпиталя разработал архитектор Доменико Трезини. Однако он допустил серьезную ошибку – церковь, объединяющая оба госпиталя в единое целое, была расположена таким образом, что ее алтарная часть выходила на север, а не как положено по канонам православия - на восток. Поэтому Феофан Прокопович, бывший в то время главным помощником Петра в делах духовного управления, проект забраковал. Тем не менее, здания госпиталей были построены, а церковь позднее пытались переделать племянник Доменико Трезини, Пьетро Трезини,  и российский архитектор Михаил Земцов.

Впрочем, церкви не везло – она два или три раза горела и в итоге сохранилась только на нескольких гравюрах да еще на эскизе медали в честь «Великих дел Петра». К  «великим делам» императора отнесено именно создание госпиталей, ставших позднее первым российским медицинским учебным учреждением. А дальнейшее строительство зданий госпитального комплекса в обязательном порядке курировали все главные архитекторы флота – в их числе были и Адриан Захаров, и Василий Баженов, и Чарльз Камерон.

В 1733 году оба госпиталя объединили, и на их базе открыли лекарскую школу – по указу Анны Иоанновны , но обучение не было систематическим. Первый регламент «О госпиталях» был утвержден в 1735 году.  В 1742 году профессором хирургии к петербургским госпитальным школам был назначен Иоганн Шрейбер. Впрочем, хирургией он не ограничивался, а преподавал и анатомию, и миологию, и остеологию, и ангиологию. Анатомия преподавалась им подробно, не по одним только рисункам, но и по препаратам. Вскрытия трупов делались часто и считались обязательными.

В 1756 году Шрейбер напечатал в Лейпциге на немецком языке свое сочинение "О распознавании и лечении главнейших болезней", по которому он преподавал в петербургских госпитальных школах. Сочинение это было впоследствии переведено на латинский язык доктором Погорецким и издано в Москве и довольно долго считалось одним из лучших учебников по диагностике и терапии. Именно он и заложил те принципы обучения медиков, на которых до сих пор держится российская система образования врачей – основным постулатом было (и пока остается) то, что врач не может быть отделен от постели больного. Все обучающиеся в обязательном порядке должны были утром и вечером отрабатывать по два часа санитарами в госпиталях.

Принадлежала Шрейберу и идея объединить хирургию и терапию, поскольку, с его точки зрения, эти дисциплины просто не могли рассматриваться изолированно друг от друга. А также именно он ввел в лекарской школе комплекс обязательных к изучению теоретических дисциплин – физики, химии, анатомии и ботаники. До конца XVIII века преподавание велось на 3 кафедрах, с 1795 года их стало 7.

В том же 1795 году в этом учебном заведении в приказном порядке отменили порку для учащихся. В 1798 году Павел Первый, чрезвычайно внимательно относившийся к вопросам обучения медиков, подписал Указ о строительстве дополнительных каменных зданий. И в 1800 году состоялось открытие уже Медико-хирургической академии на базе бывших лекарских школ. В 1808 году императором Александром I академия была возведена в ранг «первых учебных заведений Империи»: она получила права Академии наук, ей разрешено избирать своих академиков, и она стала именоваться Императорской медико-хирургической академией.

Здесь впервые в России были созданы кафедры и клиники гинекологии, психиатрии, офтальмологии, оперативной хирургии, педиатрии, отоларингологии и другие, создан «Врачебный институт», ставший прообразом адъюнктуры. Выпускники Академии принимали участие в Отечественной войне 1812 года – всего в Париж вместе с русскими войсками вошло 700 петербургских врачей. В 1881 году Академия получила название Военно-медицинской. Свой статус она сохранила и в советские годы. В 1920-м при академии созданы специальные фельдшерские курсы, готовившие средних и младших медицинских специалистов. В 1935 году она стала Академией имени Кирова.

В Академии с самых первых дней ее основания придавали очень большое значение изучению истории – считалось, что обучать врачей «должны даже стены». Поэтому при каждой из кафедр существовал свой музей, позволяющий проследить развитие медицины. Сейчас сохранился только один из них - при кафедре оперативной хирургии.

«У нас собрана огромная коллекция хирургических инструментов, - рассказывает начальник кафедры Николай Фомин. – Мы можем проследить на них все технологии проведения операций от средневековья до наших дней». В музее представлены первые нейрохирургические наборы, с помощью которых можно было совершать трепанации черепа, наборы для кровопускания, различные жгуты, коллекции медных шприцов, офтальмологические наборы. Есть и коллекции китайских и японских хирургических инструментов.

Но гордостью  музея, по словам Фомина, считается коллекция наборов военно-полевых хирургов. Эти инструменты собирались на протяжении всего девятнадцатого века, есть среди них и инструменты, принадлежавшие лично Пирогову. Двадцатый век представлен наборами военно-полевых хирургов времен русско-японской и Первой мировой войн. Великая отечественная война отражена трофейными экспонатами - наборами инструментов немецких врачей и врачей Квантунской армии.

Впрочем, музей инструментов – не единственная мемориальная ценность Академии. В ней существует и своеобразный музей академика Павлова – полностью сохранен кабинет ученого, кресло, сидя  в котором он читал лекции студентам.  Представлена аппаратура его лаборатории и даже медный чайник, в котором сотрудники Павлова кипятили воду для чая.

Парк Военно-медицинской академии хотя и не относится к шедеврам ландшафтного дизайна, но косвенно он связан со всеми войнами, затронувшими Петербург. Его создавали шведы, взятые в плен во время Северной войны, в нем работали пленные французы – память войны 1812-го года. Окончательный облик парка сформировали в 40-х годах двадцатого века пленные немцы. Ограда парка изготовлена по проекту архитектора Шарлеманя, известного в качестве автора выходящей к Фонтанке решетки Летнего сада. «Ну, и как мы это перевезем? – с грустным недоумением спрашивает Самойлов. – Как перевезти скульптуры Гигеи, автор которых, между прочим, Штакеншнейдер?»

Впрочем, угроза переезда в Горскую – не первое наступление на Академию: слишком уж привлекательное место выделил ей первый император России. В 70-х годах отдали под застройку территорию входившего в состав Академии Естественного института. Идеям развития города не помешало ни то, что в этом здании работали изобретатель синтетического каучука Лебедев и изобретатель источника электрического света Петров, трудился здесь и химик Бородин, в свободное от научных занятий время создававший оперу «Князь Игорь». Все эти исторические факты не имели никакого значения – на месте бывшего корпуса Академии появилась гостиница «Ленинград» (ныне «Санкт-Петербург»).

Следующий кусок территории у Академии отрезали уже в 90-х годах. На этот раз учебное заведение лишили стадиона. Этот участок был передан городу под жилищное строительство. В итоге панораму Невы «украсил»  жилой комплекс «Аврора», а сбоку, по Боткинской улице, выросло здание, получившее в народе прозвище «синяк».

Слухи о том, что всю территорию Академии хотят освободить ради строительства элитного жилья и гостиниц ходили в городе, наверное, последние пятнадцать лет. Начало им положил бывший мэр Петербурга Анатолий Собчак, выступивший с заявлением о том, что количество военных учебных заведений надо сократить.  Но его замысел – по ряду причин –остался нереализованным, и всерьез о закрытии ВМедА заговорили в 2009 году. Тогда же стало известно, что учреждение будет перенесено «куда-то в Курортный район».

В 2010 году президент Дмитрий Медведев подписал распоряжение о строительстве многофункционального медицинского центра на базе Военно-медицинской академии. Однако, когда корреспондент «Фонтанки» обратился в Росимущество за разъяснениями, то получил ответ, что строиться этот центр будет на территории Академии, на месте одного из недостроев советских времен.

Однако 19 января 2012 года на имя губернатора Петербурга Георгия Полтавченко было направлено письмо за подписью министра обороны Анатолия Сердюкова. Из этого документа следует, что еще 21 мая 2010 года было заключено соглашение о создании медицинского центра по адресу город Сестрорецк, улица Авиационная, дом 15, участок 1. А 23 января «Группа ЛСР» объявила о том, что приступает к проектно-изыскательским работам по созданию многофункционального медицинского центра для Военно-медицинской академии. Объяснений, почему нужно перевозить ВМедА, на ремонт зданий которой, по данным депутатов ЗакСа, было в последние годы потрачено около 10 миллиардов рублей, не прозвучало. 

В истории с переносом Академии есть несколько любопытных обстоятельств. В состав директоров «Группы ЛСР» входит Лев Винник, некоторое время занимавший пост советника по вопросам недвижимости при Анатолии Сердюкове.  В частности, именно с его подачи были закуплены для офицеров скандально известные коттеджи в «Новой Ижоре». Кроме того, осваивать землю в поселке Горская компания «ЛСР-Строй» будет совместно с  ОАО «Главное управление обустройства войск» (компания аффилирована со структурой «Оборонстрой», о деятельности которой «Фонтанка» уже писала). А застройке подлежит территория бывшего аэроклуба ДОСААФ, причем земельный участок был выведен из ДОСААФовской собственности не без помощи Смирновской КЭЧ.





Во время избирательной кампании в Государственную думу Сергей Багненко, директор Института скорой помощи им. Джанелидзе, высказывал мысль о том, что академию присоединят в СПбГУ.

- Это было не официальное мнение, а мое личное, как выпускника Военно-медицинской академии и как доктора, который очень высоко ценит эту медицинскую школу. Сейчас, когда Вооруженные Силы сокращаются, сократится и ее загрузка. Значит, потребуются сокращения штатов, мощностей, а это повлечет невосполнимые потери. Поэтому в медицинском сообществе не раз обсуждались способы спасения этого уникального учреждения. Первый из них – подчинение ВМА непосредственно президенту страны. Академия и создавалась как императорская. Если бы она стала президентской, готовила бы медицинские кадры для клиник силовых структур (МВД, ФСБ, МЧС), это было бы идеальным развитием событий, - сообщил Багнено в комментарии  Online812.

В качестве второго способа называлась возможность ее присоединения к СПбГУ в полном объеме, с сохранением юридического лица. Учитывая, что университет финансируется в государственном бюджете отдельной строкой, ВМА имела бы стабильное бюджетное финансирование и была бы на 100% загружена работой.

Как сообщил «Фонтанке» первый проректор Санкт-Петербургского государственного университета Илья Дементьев, суть идеи заключается в том, чтобы включить ВМА в состав университета для совместной работы. Дементьев назвал это объединением брендов. По словам первого проректора СПбГУ,  в данный момент конкретных шагов по реализации идеи не предпринимается.  «Такое возможно. Это было бы правильно, в том числе и с содержательной точки зрения: медицине лучше работать с научным сопровождением. Идея сама по себе замечательная, и университет ее поддерживает», - отметил Дементьев.

Кира Обухова, "Фонтанка.ру"

Наши партнёры

СМИ2

Lentainform

Загрузка...

24СМИ. Агрегатор