Сейчас

-4˚C

Сейчас в Санкт-Петербурге

-4˚C

Пасмурно, небольшой снег

Ощущается как -8

3 м/с, южн

776мм

84%

Подробнее

Пробки

1/10

Уголовная методичка «Зенит Арены». Почему идет охота на предпринимателей, работавших на стадионе

64710
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
ПоделитьсяПоделиться

В России запущен механизм компенсации затрат на самый дорогой в стране стадион. Прибыль успешных предприятий де-факто считается хищением. Следственный комитет не скрывает, что в борьбе с коррупцией отдается предпочтение поимке не чиновников, а бизнесменов. Неудивительно, что они боятся возвращаться на Родину.

Повторный заочный арест бенефициара группы компаний «Охрана» Алексея Кобыщи открыл следствию путь к изъятию его активов. В основе уголовного преследования — проведенная на выгодных условиях сделка. Рядом аналогичных дел государство в перспективе уже возместило более 1,5 миллиарда рублей. Это 4 % от стоимости «Зенит Арены».

Роковая скидка


Уголовное дело о хищении 178 миллионов рублей при поставке телевизионной охранной системы на стадион «Зенит Арена» Следственный комитет возбудил в октябре 2019 года. Поставщиком оборудования выступала группа компаний «Охрана». Она существует с 1990-х годов и специализируется на системах безопасности.

По версии следствия, бенефициар «Охраны» Алексей Кобыща организовал преступную группу, в результате переговоров с директором российского представительства немецкой компании «Даллмайер» (Dallmeier) Карлхайнцем Бирзаком добился 40-процентной скидки на поставку, провел сделку через цепочку подставных фирм и сэкономленные деньги не вернул в бюджет.

Алексей Кобыща уехал из России лечиться в Израиль до возбуждения уголовного дела. Следственный комитет в 2020 году пытался заочно отправить бизнесмена под арест. Петербургский суд выяснил, что Кобыща не скрывался от следствия, и отказал в мере пресечения. СК обратился в Басманный суд Москвы с аналогичным ходатайством и добился своего. 9 ноября 2021 года Кобыщу заочно арестовали.

В доказательство ущерба бюджету следствие оперирует контрактом «Охраны» с генеральным подрядчиком строительства «Зенит Арены» — компанией «Метрострой». В нем было зафиксировано, что сэкономленные деньги исполнитель работ должен возвращать. А если 40-процентная скидка не возвращена, значит, она похищена.

«Фонтанка» выяснила, что у ГК «Охрана» с «Метростроем» на самом деле были три договора. Два касались строительно-монтажных работ — установки систем безопасности. В этих договорах действительно прописывалось условие возврата экономии.

Третий договор — на поставку зарубежного оборудования за 335 миллионов рублей — был сугубо коммерческим, без оговорки про экономию (копия договора есть в распоряжении «Фонтанки»).

По словам Алексея Кобыщи, перед заключением контрактов с «Метростроем» компания проанализировала риски. Они были предметными. Договоры на строительно-монтажные работы стоимостью 2 миллиарда рублей были заведомо убыточными.

«По утвержденным властями города сметам фонд заработной платы на одного сотрудника составлял 8 тысяч рублей в месяц. За такие деньги мы не могли бы удержать на стадионе ни одного рабочего. В «Охране» минимальная зарплата составляла 50 тысяч рублей. Но руководство города в лице вице-губернатора Игоря Албина убедительно просило нас прийти на стадион. Можно сказать, умоляло», — вспоминает Кобыща в разговоре с «Фонтанкой». Контракт на поставку оборудования «Даллмайер» мог покрыть траты. «Охрана» видела перспективу маржинальной прибыли. Поэтому сначала был заключен договор поставки (тот самый, коммерческий), а потом — на строительно-монтажные работы.

Переговоры с Карлхайнцем Бирзаком, утверждает Кобыща, он не вел:

«Я не знал его и не знаю, никогда с ним не встречался. С «Даллмайер» общались другие сотрудники, в обязанности которых входит приносить компании прибыль».

Следствие посмотрело на сделку под своим углом. Оно суммировало 40-процентную скидку на товар, расходы на логистику и налоги, услуги брокеров, получило 178 миллионов рублей и сочло эти деньги похищенными.

«Честными» тратами Следственный комитет посчитал чистую оплату товара и таможенные платежи. Остальные издержки в его бизнес-схеме отсутствуют, рассказывал «Фонтанке» один из фигурантов дела Дмитрий Сбруев.

По словам Кобыщи, у ГК «Охрана» не было опыта внешнеэкономической деятельности, поэтому к доставке оборудования «Даллмайер» были привлечены субподрядчики, имевшие опыт оказания брокерских и логистических услуг, общения с таможней, трансграничных переводов.

«Охрана» потеряла около 300 миллионов рублей на стадионе, говорит Кобыща. Потери сложились из долга «Метростроя» 200 миллионов за выполненную работу и заранее оплаченных налогов на прибыль и добавленную стоимость.

Уголовное дело Кобыща считает надуманным, а возвращение — безумием:

«Придя на стройку, мы уже были обречены, выбраны жертвой. Преследуя нас, следствие как бы указывает, кто виновник сверхдорогой стройки. Ни один нормальный человек не приедет на Родину, чтобы провести в СИЗО несколько лет по огульному обвинению. Мои адрес и сотовый телефон известны Следственному комитету. Я отправлял медицинские документы в подтверждение своего заболевания и лечения. Но меня объявляют в международный розыск и со второй попытки заочно отправляют под стражу. Мне не кажется это справедливым. Я готов вернуться после лечения, если с меня снимут розыск и арест».

В ГК «Охрана» работали 600 человек. Бизнес фактически уничтожен, резюмирует Кобыща.

В качестве обвиняемых привлечены еще пять человек, все — бизнесмены. Их дело с августа 2021 года слушается в Октябрьском районном суде. Потерпевшим признан комитет по строительству Петербурга.

Участь Сливкина


В мае 2016 года в Петербурге арестовали предпринимателя Василия Сливкина, владельца компании «Стройэлектромонтаж-5» (СЭМ-5). Против него возбудили три уголовных дела по следам «Зенит Арены».

Секрет Полишинеля: Сливкина задерживали, чтобы получить показания на бывшего вице-губернатора Марата Оганесяна. Бизнесмен и чиновник дружили, соседствовали и вместе работали: например, на реконструкции Большого театра.

Уголовные дела расследуются по-прежнему. Обвинение с предпринимателя не снято, но и показывать обвинительное заключение прокурору следствие не спешит.

СЭМ-5 исполнял контракты на устройство художественной подсветки «Зенит Арены», электроснабжение стадиона и прокладку силового кабеля в технических помещениях на общую сумму 1,2 миллиарда рублей. По версии следствия, четверть денег — 330 миллионов — Сливкин украл, завысив стоимость оборудования.

Трудности расследования отчасти объясняет документация комитета по строительству, с которой ознакомилась «Фонтанка». Она противоречит версии хищений. Например, по контракту на подсветку Сливкину заплатили 347 миллионов рублей, а комитет принял работы на 362 миллиона.

«Минусовая разница не должна смущать, — говорит «Фонтанке» близкий знакомый Сливкина. — Ему постоянно задерживали выплаты, и он вкладывал свои деньги. Контракт на подсветку был заранее убыточен, но Сливкину обещали подряды в будущем. В общей сложности он оставил на стадионе примерно 500 миллионов рублей. С ним не расплатились. Доходило до смешного. По одному эпизоду его обвинили в хищении 74 миллионов рублей на закупке светильников, которые стоили 101 миллион. Дескать, Сливкин закупился всего на 27 миллионов. Так вот, ему сначала вменили мошенничество, а потом поискали светильники. Нашли, они на стадионе».

Сливкин провел в СИЗО пять лет. Он лишился бизнеса, распродал недвижимость, влез в долги, потерял здоровье. По словам его знакомого, неоказание медпомощи было одним из методов воздействия.

Марат Оганесян, обвиненный в получении взятки, пробыл в СИЗО чуть меньше Сливкина.

Согласно медицинскому заключению, Оганесяну требовалось постоянное наблюдение и лечение, чего ему не предоставляли. Больного бронхитом экс-чиновника помещали в камеру с курильщиком и не пускали к нему высококвалифицированного врача, заявляли адвокаты.

Дело, в котором потерпевший не чувствует себя потерпевшим


Петербургская владычица электричества — компания «Ленэнерго». Она принадлежит государству и городу, но никогда не оставалась без влиятельных патронов. Их интересовало распределение государственных контрактов.

Столкновение эпох случилось в 2014 году. Тогда компанию возглавлял Андрей Сорочинский, которому покровительствовал «водочный король» Александр Сабадаш.

В мае 2014-го «Ленэнерго» испытало потрясение. Сабадаша задержали и надолго отправили в тюрьму. Его протеже Сорочинский через несколько месяцев потерял место.

Предприятие возглавил Андрей Рюмин — зять украинского политика Виктора Медведчука, который приходится кумом Владимиру Путину. Компания «Меридиан» Максима Жукова стала крупнейшим подрядчиком «Ленэнерго», писал «Деловой Петербург».

На смену эпох пришелся масштабный инфраструктурный проект — прокладка кабельной линии от Васильевского острова к стадиону. В нем поучаствовало прошлое и настоящее «Ленэнерго». Договор на проектирование линии, незадолго до ареста Сабадаша и увольнения Сорочинского, был заключен с компанией «Эдвансстрой». А подряд на работу и закупку кабеля передали «Меридиану».

Контракт был успешно освоен. За проект от «Меридиана» отвечали два топ-менеджера — Алексей Горячев и Иван Карпович. В начале 2018 года, сразу после назначения Андрея Рюмина, они получили высокие должности в «Ленэнерго». Горячев сначала стал советником Рюмина, а потом замом директора по капстроительству.

Весной 2020 года Горячева и Карповича арестовали. По мнению следствия, проект кабельной линии был раздут на 56 %. По бумагам он стоил 750 миллионов рублей, а на деле — на 337 миллионов меньше. Цена контракта была сформирована в период времени между заключением договора Ленэнерго и дружественного «Меридиана» в 2014 году и подачей документации в Главгосэкспертизу, которая утвердила ложную по версии следствия смету и выдала на нее положительное заключение.

По делу проходит также финансовый директор «Меридиана» Наталия Войнова. Весной 2020 года она, по данным «Фонтанки», улетела в Австрию и перебралась в Финляндию, где и пережидала пандемию. Этим летом Войнова была задержана на территории Испании. Ожидается её экстрадиция.

Потерпевшим по делу следствие назначило Министерство энергетики. По данным «Фонтанки», оно себя таким не считает.

Следствие полагает, что проект финансировался за счет бюджетных инвестиций, хотя в конкурсной документации указано, что финансирование происходит за счет собственных средств «Ленэнерго». Министерство энергетики, по версии полиции, заключило договор с государственной компанией «Россети» и перевело 1,5 миллиарда рублей, а «Россети» на ту же сумму выпустили дополнительные акции и передали министерству.

«Россети» заключили аналогичный договор с дочерним «Ленэнерго», которое получило доступ к федеральным деньгам.

После допэмиссии акции «Россетей» выросли в 1,6 раза. На эту сумму умножился и доход Министерства энергетики. Его капитал остался в «Россетях». Кому принадлежат якобы пропавшие 337 миллионов, в Министерстве не знают. Заявление о преступлении ведомство не писало, другие организации — тоже.

По данным «Фонтанки», бывшие топ-менеджеры «Ленэнерго» Алексей Горячев и Иван Карпович признали вину. В сентябре 2021 года их отпустили из СИЗО под запрет определенных действий.

За время расследования существенно поменялась фабула уголовного дела. На авансцену вывели нового игрока — генерального директора компании «Эстралин ПС» (Estralin Power Systems) Павла Ветхова. В завышении стоимости проекта ему отвели определяющую роль.

По данным «Фонтанки», следствие оперирует данными о том, что сметная стоимость кабеля была установлена на основании единственного коммерческого предложения, поданного компанией «Эстралин ПС» 30 января 2015 года, — 13,6 тысячи рублей за один метр.

«Фонтанка» ознакомилась с коммерческими предложениями, которые давал завод. Стоимость кабеля отражена в долларах. Она жестко привязана к цене меди, которая торгуется на Лондонской бирже металлов в американской валюте.

В конце января 2015 года «Эстралин» предложил 20 километров кабеля за 2,2 миллиона долларов (150 миллионов рублей) — по 8 200 рублей за метр. В середине марта 2015 года, благодаря снижению доллара, поступило предложение помягче — за 2 миллиона (122 миллиона) — по 6 100 рублей за метр.

Павел Ветхов является гражданином Кипра и проходит лечение за границей. Ему предъявили обвинение и заочно арестовали.

«Фонтанка» позвонила Ветхову с вопросом о ценовом предложении кабеля.

«О стоимости 13,6 тысячи рублей за метр я впервые узнал из материалов дела, — говорит Ветхов. — Я не знаю, откуда взялась цифра, из которой следствие делает вывод о завышенной смете. Мы [эту цифру] точно не предоставляли. Завод «Эстралин» изготовил кабель и через своего дистрибьютора продал по рыночной цене компаниям, которые в дальнейшем поставили его на строительные объекты «Ленэнерго». Производитель продукции стоит на конце пищевой цепочки и существует в условиях жесткой конкуренции, он никак не может завышать цену. Цену формирует исполнитель контракта. В данном случае это делал «Меридиан».

Ветхов опасается возвращения в Россию. Он убежден, что будет арестован, несмотря на кажущуюся абсурдность обвинения.

Заболевание бизнесмена входит в перечень утвержденных правительством России диагнозов, препятствующих содержанию под стражей подозреваемых и обвиняемых. Но судебная практика показывает, что это не гарантирует освобождение или качественное лечение.

Наиболее яркий пример — дело осужденного Валерия Захаркина против России. В 2010 году его рассматривал Европейский суд по правам человека.

Захаркин получил инвалидность, находясь в следственном изоляторе. Ему отказывали в лечении и переводе в больницу, держали в камере с незастекленным окном при температуре -30 градусов, хотя при аутоиммунном заболевании категорически запрещены сырость и холод. Захаркину давали только обезболивающие препараты, так как в медсанчасти СИЗО не было медикаментов.

Осужденный оставался без лечения более двух лет. ЕСПЧ в своем решении указал, что конвенция не обязывает государства освобождать тяжелобольных заключенных, но требует заботы об их здоровье. Суд счел пыткой неоказанную помощь и взыскал с России 21 тысячу евро. По мнению российских властей, деньги были чрезмерным требованием Захаркина. Сам факт признания нарушения был бы достаточной компенсацией.

Захаркина приговорили к пожизненному лишению свободы и отправили в колонию «Полярная сова», где он продолжил писать жалобы и делиться правовым опытом с другими заключенными. Взысканную компенсацию он потратил на адвокатов. В сентябре 2016 года Валерия Захаркина забили до смерти в так называемой «пресс-хате». По мнению следствия, убийство совершили член банды неонацистов из Петербурга Алексей Воеводин и житель Твери Александр Агеев, осужденный по делу певца Михаила Круга.

Воеводину и Агееву в «пресс-хату» подсаживали неугодных сидельцев — тех, кто писал на колонию жалобы. Кроме убийства Захаркина, фигурантов обвиняют в шести эпизодах истязаний с применением пыток. С ними судят бывшего оперативного сотрудника колонии Игоря Нестеренко, по чьему распоряжению, считает следствие, фигуранты измывались над заключенными.

Вернулся — сел


На просьбу следствия вернуться в Россию откликнулся фигурант другого экономического дела — Андрей Поздеев. Весной 2020 года он улетел в Италию на отдых, где его достали новости об обысках.

Поздеев решил приехать в Петербург, был допрошен и арестован.

Предприниматель до 2014 года руководил компанией «Проектное агентство», после чего перешел в Водоканал Санкт-Петербурга заместителем директора по капитальному строительству.

В 2017 году Поздеев курировал достройку стадиона. Водоканалу отдали подряд на благоустройство прилегающей территории и берегоукрепление.

Исполнительная документация, прошедшая Главгосэкспертизу, досталась Водоканалу от предыдущего генподрядчика «Леокам». В проекте были расписаны цены на оборудование, материалы, работу.

Водоканал заключил договор стоимостью 330 миллионов рублей на поставку шпунта, который используют для укрепления береговых линий. Исполнителем работ значилась хорошо знакомая Поздееву фирма «Фортис». Она заключила договор с производителем из Люксембурга, который сделал скидку на материал. Следствие считает, что сделка принесла «Фортису» «определенную прибыль», и приравняло ее к хищению. Сэкономленное, уверяют в полиции, «Фортис» должен был вернуть.

Поздееву готовят обвинение в том, что он без конкурса привел компанию на «Зенит Арену», а руководителю «Фортиса» Вадиму Ермакову — в невозврате прибыли в бюджет стройки. Ущерб оценен минимум в 40 миллионов рублей.

Найти полмиллиарда


Еще один предприниматель, по чьему бизнесу госстройка нанесла убийственный удар, — владелец компании «Старый город» Дмитрий Коршунов. Он изготавливал сваи.

«Старый город» на рынке земляных работ существовал с 1991 года. Во второй половине 2000-х Коршунова привлекли на строительство стадиона. Когда работы были выполнены, за ним пришли.

В 2014 году бизнесмена приговорили к четырем годам условно, но вряд ли судимость была его главной головной болью. Комитет по строительству Петербурга потребовал от Коршунова почти 600 миллионов рублей. По мнению чиновников и следствия, это убыток бюджету. По меркам предпринимателя — прибыль. Но компанию пришлось ликвидировать сразу после проигранного дела.

Перекос


Февраль 2019 года. Президент России Владимир Путин в послании к Федеральному собранию заявляет:

«Нам нужно избавляться от всего, что ограничивает свободу и инициативу предпринимательства. Добросовестный бизнес не должен постоянно ходить под статьей, постоянно чувствовать риск уголовного или даже административного наказания».

Декабрь 2020 года. Председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин дает к Международному дню борьбы с коррупцией программное интервью информагентству РИА Новости. За десять лет, с 2011 по 2020 год, в суд направлено более 90 тысяч уголовных дел о коррупции. Большинство связано с хищениями бюджетных средств в форме мошенничества, присвоения или растраты. В общем числе обвиняемых — а это минимум 90 тысяч человек — чиновники практически растворены. Их меньше 6 тысяч. То есть более 93 % привлеченных к уголовной ответственности по «коррупционным» делам — предприниматели.

Возмещение


«Зенит Арена» обошлась бюджету более чем в 40 миллиардов рублей. Строили ее больше десяти лет.

Пятью делами, о которых рассказала «Фонтанка», следствие рассчитывает на возмещение 4 % стоимости стадиона — более 1,5 миллиарда рублей.

«Фонтанка» опросила адвокатов, работающих по расследуемым делам. Не желая подставлять клиентов и злить следствие, они попросили обойтись без имен.

«Тренд на возбуждение подобных уголовных дел, когда предпринимательская маржа выдается за хищение, не нов. Боюсь, успехи на «Зенит Арене» окрылят следствие. Как бы оно не постаралось дотянуться до 100-процентного возмещения», — говорит один из защитников.

С ним не согласен работавший с бывшим топ-менеджером «Ленэнерго» Алексеем Горячевым адвокат:

«Инфраструктурные проекты смертельно опасны только для мелкого и среднего бизнеса. Преследуют тех, у кого немного финансовых и политических возможностей. Вряд ли мы дождемся реальных уголовных дел с серьезными персонажами».

Третий защитник солидарен:

«Это видимость борьбы с коррупцией. Если не угнетать малый и средний бизнес, то нужно браться за корпорации и чиновников. А они в целом и через 20 лет остаются неприкасаемыми».

Еще один адвокат из уголовной плеяды «Зенит Арены» отказался напрямую отвечать о причинах усилившегося давления на конечные звенья «пищевой цепочки»:

«Приведу один факт. В 2013 году генеральный подрядчик «Инжиниринговая компания Трансстрой» заключил с комитетом строительства Петербурга контракт на возведение «Зенит Арены» на 12 миллиардов 540 миллионов рублей. В тот же день — как помню, 19 ноября — «Трансстрой» подписал договор субподряда со своей дочерней компанией «Инжтрансстрой-СПб» на тот же объем работ. В договор была вписана сумма 11 миллиардов 286 миллионов рублей. Ровно на 10 процентов меньше. Одни пашут и несут предпринимательские риски. Другие умеют зарабатывать миллиард за день. Про одни схемы можно говорить и укладывать их в уголовные дела, а про другие принято молчать».

Мысль пятого защитника:

«Ну о чем мы говорим, если цену продукции устанавливает следствие, а не рынок? Какую сумму ни впиши в контракт, хоть ниже себестоимости, у тебя высочайший риск стать преступником. Найдется эксперт, который интерпретирует цифры в интересах следствия».

«Зенит Арена» строилась при двух вице-губернаторах. Марат Оганесян в тюрьме. Игорь Албин отказался отвечать на вопросы «Фонтанки».

Александр Ермаков,

«Фонтанка.ру»

автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив
автор фото Михаил Огнев / «Фонтанка.ру» / архив

ЛАЙК3
СМЕХ0
УДИВЛЕНИЕ0
ГНЕВ1
ПЕЧАЛЬ0

Комментарии 43

domepic20 Ноя 2021 в 00:21
У нас в России, дают взятки и нарушают законы не только ради выгоды. Иногда без нарушений и взяток определенные процессы просто не работают. Однако же, находятся такие герои, которые готовы нарушать закон, выслуживаться перед чиновниками и прочее. А потом их сажают, что в принципе по закону. Такие люди оказывают такое же влияние, как и зайцы в электричках - вроде официально и мест мало билетов продано, однако электричка забита доотказа. Все это приводит к тому, что кажется что в стране все механизмы работают хорошо, все строится. Однако, людям приходится нарушать законы. В общем - не нужно им было ничего строить. Если без уголовных дел в России арену к чемпионату не постоить - не нужно было им браться за контракты. После того, как объект такого уровня не был бы сдан в срок - была бы проведена работа, которая бы выявила огрехи в существующих процессах, тем самым в будущем - было бы все лучше.

ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Самые яркие фото и видео дня — в наших группах в социальных сетях

Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter

сообщить новость

Отправьте свою новость в редакцию, расскажите о проблеме или подкиньте тему для публикации. Сюда же загружайте ваше видео и фото.

close